google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь протоиерея Александра Глебова в понедельник 1-й седмицы Великого поста | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь протоиерея Александра Глебова в понедельник 1-й седмицы Великого поста

Март 6th 2011 -

Проповедь протоиерея Александра Глебова в понедельник 1-й седмицы Великого поста

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

С постом поздравляю вас, дорогие братья и сестры! Иногда о посте говорят как о весне человеческой души. И это справедливое сравнение – весной происходит обновление природы, зарождение жизни, цветение; солнечный свет прибавляется, и темного времени суток становится все меньше и меньше… Вот так и время поста для нашей души должно быть временем обновления, когда свет Христов разгоняет мрак наших прегрешений. Это та весна, когда семя слова Божия должно быть брошено на добрую почву нашей души, вспаханной и удобренной постом, молитвой, доброделанием, воздержанием, дабы к осени нашей жизни мы возрастили и принесли достойные плоды для жизни вечной.

Темой моих проповедей по понедельникам в течение Великого поста – за исключением Страстной седмицы – будут чтения из Священного Писания Ветхого завета, поскольку в период Великого поста Церковь обращает наш взор ко времени до Христа, ко времени Ветхого завета. Ведь в Прощеное воскресенье мы вспоминаем изгнание Адама из рая, то есть момент грехопадения, отпадения человека от Бога, его духовную смерть. А заканчивается пост Пасхой, избавлением рода человеческого от вины за грех Адама, воссоединением Божественного и человеческого во Христе, спасением, дарованием людям Божественной благодати, утерянной после грехопадения. А путь от грехопадения до искупления – это и есть время до Христа, это и есть Ветхий завет, поэтому время Великого поста – это время чтения ветхозаветных книг. За семь недель поста мы услышим библейские повествования от творения мира до предпасхального пророчества Великой Субботы: «Воскресни, Боже, суди земли…»

А сегодня первые тринадцать стихов из первой главы книги Бытия, это самое начало Библии. Эти строки всем, наверное, очень хорошо знакомы; каждый из нас не раз перечитывал это повествование, поскольку речь там идет о сотворении мира, о сотворении человека, а эта тема никого не оставляет безразличным или равнодушным. Конечно, существуют различные научные гипотезы о происхождении мира и человека, и библейский рассказ отличается от того, чему нас учили в школе или в институте. Но ведь у библейского рассказа – не научная цель. Автор книги Бытия пророк Моисей был далек от мысли в рассказе о шести днях творения выдвинуть научную теорию о том, как произошел мир. Ведь Библия – это не научная, а исключительно религиозная книга, которая говорит о взаимоотношении Бога и человека, о том, что Бог делал и делает ради людей, и как люди отвечают Ему на это. К тому же нельзя забывать, что пророк Моисей писал о творении мира среди людей, у которых уже были сформировавшиеся представления о том, как произошел мир. Моисей пишет «Шестоднев» во время сорокалетнего странствования евреев по Синайской пустыни. Но ведь до этого евреи долгое время находились в плену, и за эти столетия пребывания в египетском рабстве они, конечно, впитали в себя религиозные представления египтян, в том числе и их верования о сотворении мира. Моисей, конечно, учитывал это обстоятельство, и в своем рассказе о творении он полемизирует с верованиями людей своей эпохи. Например, египтяне говорили, что верховный бог солнца, которого называли Ра, дал жизнь всему. А Моисей говорит, что само солнце явилось результатом творения Бога и появилось только на четвертый день. Или, скажем, египтяне поклонялись змее – для них кобра была священным животным. Кобра, если представить ее не горизонтально, а вертикально стоящей на хвосте, с распахнутым капюшоном – это такой фаллический символ, это символ мужской силы и плодородия, символ жизни. Но в книге Бытия Бог проклинает змия и обрекает его ползать на брюхе, то есть лишает его силы и показывает тем самым всю тщетность и бессмысленность поклоняться змию как Богу. И многие-многие другие есть примеры полемичности книги Бытия с религиозными верованиями, которые окружали израильский народ.

История творения мира, описываемая в книге Бытия, очень интересна и дает много пищи для размышлений и может служить предметом не одной проповеди и не одной лекции или беседы. Но сегодня я обращу ваше внимание только на один момент. Библия начинается словами: «В начале сотворил Бог небо и землю». Но в пасхальную ночь мы с вами услышим другое утверждение евангелиста Иоанна Богослова о том, что было в начале. Он пишет: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Так как же соотнести эти два утверждения первого дня поста из книги Бытия и первого дня Пасхи из Евангелия от Иоанна? Что же было в начале? Моисея от Иоанна Богослова отделяет три тысячи лет, время их жизни. Дистанция – три тысячи лет. Моисей пишет Пятикнижие на Синайском полуострове, а Иоанн Богослов пишет Евангелие в городе Ефесе, это Малая Азия, территория сегодняшней Турции. Моисей полемизирует с людьми, находившимися под влиянием египетской религии и культуры, поскольку они только что вышли из Египта. А Иоанн Богослов направляет свое послание против представителей греческой философии. Но самое главное – они говорят о разном. Моисей говорит о начале творения видимого мира, а Иоанн Богослов о том, Кто был изначально, всегда, вечно, еще до того, как был сотворен мир. Один из основных споров древних философов витал вокруг вопроса о том, что было в начале. Что было всегда и из чего произошел весь остальной мир? Одна из самых популярных философских групп первого века нашей эры называлась стоики (а столицей стоической мудрости был как раз город Ефес, где жил Иоанн Богослов), и стоики утверждали, что в основе мира положен некий принцип, и этот принцип существовал всегда, и он проявляет себя во внешнем мире через законы природы, а во внутренней жизни человека – через голос его совести. И этот принцип стоики называли Разум, или Логос. А «логос» по-русски значит «слово». И как Моисей начинает книгу Бытия с опровержения языческих верований, окружавших Израиль, так и Иоанн Богослов начинает свое Евангелие с опровержения стоической мудрости. Да, конечно, он использует их терминологию, поскольку для них это было понятно, но он говорит, что Логос, или Слово, это не безличный принцип, это не закон природы, а Логос – это Личность, это Бог, Который был всегда, Который сотворил мир. И более того – Который Сам стал человеком. «И Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины, и мы видели славу Его». Иоанн Богослов пишет не о творении мира, которое уже до него было описано в книге Бытия, а о вечном Боге, который через Свое воплощение воссоздает падший мир. Когда книга Бытия говорит «в начале», то имеется в виду начало творения видимого мира. А когда евангелист Иоанн пишет «В начале было Слово», то он говорит о Том, Кто был всегда и еще до творения мира. Ведь неслучайно Иоанн Богослов еще именуется «тайнозрителем» и на иконе всегда изображается с орлом. Орел обладает тонким, острым зрением, которого более ни у кого нет. Орел видит то, чего другие не видят. И так же Иоанн Богослов – ему было открыто то, что Господь более не открывал никому. Он пишет о том, что было до творения мира – «В начале было Слово», а в книге Апокалипсис Иоанн Богослов описывает то, что будет уже после конца мира. Он пишет: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святой город Иерусалим». И далее следует описание этого Небесного Иерусалима.

А сегодня мы с вами только начинаем это великопостное странствование по книгам Ветхого завета. И надо к этим книгам отнестись серьезно. Да, мы люди Нового завета. Но только очень часто мы люди Нового завета просто по времени, по факту своего рождения после Воскресения Христова. Но не по духу и не по образу жизни. Разве можем мы сказать о себе, что хотя бы исполняем Декалог Моисея, десять ветхозаветных заповедей? Тот минимум, который позволяет человеку оставаться человеком? Да нет, далеко не всегда. Поэтому и ветхозаветная история, и обличительные речи пророков, и закон – все это напрямую относится и к нам, к нашему ветхому состоянию. И как древний Израиль, так и мы призваны прийти ко Христу через покаяние, через изменение себя, чтобы в радостную пасхальную ночь мы ощутили, что более не нуждаемся в этом жестком, сдерживающем законе, потому что пришли ко Христу и приняли благодать. И тогда мы прочувствуем на себе исполнение слова Божия о том, что «закон был дан через Моисея, благодать же и истина произошли через Иисуса Христа». Аминь.

Оставьте комментарий!