google-site-verification: google21d08411ff346180.html Богатство. Размышления над страницами Библии | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Богатство. Размышления над страницами Библии

Октябрь 19th 2016 -

Авраам отдает завоеванные богатства Анеру, Эшколу, Мамрию и царю Содомскому

Авраам отдает завоеванные богатства Анеру, Эшколу, Мамрию и царю Содомскому. Северный купол; Италия. Венеция. Собор Святого Марка; XIII в.

Внимательные читатели Священного Писания подсчитали, что в Библии менее 500 стихов о вере, около 500 стихов о молитве и более 2000 – о деньгах. Каждый седьмой стих Нового Завета говорит о деньгах или имуществе. Среди главных тем Притч Соломона и книги Екклесиаст – вопрос о том, как зависит благополучие человека от его благосостояния. Почти 15% из того, чему учил Иисус Христос, так или иначе связано с деньгами и имуществом. Бесед о собственности у Господа больше, чем описаний рая и ада вместе взятых.

Защищал ли Иисус богатых? Или Он призывал к полной нищете? В настоящее время можно встретить два противоположных решения: от теологии процветания богатых как «Богом благословенных» до призыва к полной нищете, ибо только «таковых есть Царство Небесное». Мы же рассмотрим ту мысль, что Бог, давая кому-то богатство на земле, не только намекает на высшее небесное благо, но и, испытывая отдельные личности преизбытком благ, дает им шанс приобрести добродетели.

Богатство как дар праведнику в Ветхом Завете

Слово «богатеть», «обогащать» в Ветхом Завете передается еврейским глаголом ошер (עֹשֶׁר) или греческим плутидзо (πλουτίζω – см.: Быт. 14: 23; Пс. 64: 10; Притч 10: 4, 22). Это же греческое слово характерно и для Нового Завета (см.: 1 Кор.1: 5; 2 Кор. 6: 10, 9: 11). При этом греческое слово плутос (πλοῦτος) может обозначать в русских переводах Библии некое материальное благосостояние, избыток денег или благ, но почти не обозначает имущество в нейтральном смысле слова (Бессмысленные погибают и оставляют имущество (πλοῦτον) свое другим» (Пс. 49: 10).). Колорит повествований усиливается с присоединением указания на «множество»: «множество богатства» (Пс. 52: 7), богатство «умножается» или его «умножают» (Пс. 62: 10; 73: 12). Итак, словом «богатство» в Библии описывается некое изобилие, преизбыток «нормы» материального благополучия.

Источник богатств – Бог. Богу принадлежит богатство и слава (см.: 3 Цар.3: 13; 1 Пар. 29: 12), Господь делает нищим и обогащает, унижает и возвышает (см.: 1 Цар. 2: 7), отнимает имущество у одних и передает другим (см.: Быт. 31: 16). Господня – земля и всё, что ее наполняет (см.: Пс. 23: 1; 1 Кор. 10: 26, 28).

По отношению к людям слово «богатство» нередко стоит в одном ряду со «славой» («Я даю тебе и богатство, и славу» (1 Цар. 3: 13); «богатство и слава от лица Твоего» (1 Пар. 29: 12)., «обилием» («Обилие и богатство в доме его» (Пс. 112: 3).), «мудростью» («Превзошел царь Соломон всех царей земли богатством и мудростью» (2 Пар. 9: 22).), «почетом» и даже «жизнью». «За смирением следует страх Господень, и богатство, и почет, и жизнь», – сказано в одной из Притч (Притч. 22: 4).

Гостеприимство Авраама. Южная стена; Балканы. Сербия. Грачаница; XIV в

Гостеприимство Авраама. Южная стена; Балканы. Сербия. Грачаница; XIV в.

Земное богатство – это изобилие денег, славы, детей или друзей. Богатство может измеряться объемом собственности, количеством зданий, площадью земли (см.: Ис. 5: 8–10), количеством скота (см.: 1 Цар. 25: 2, 3) или рабов (см.: 1 Цар. 8: 11–18). Богатство может быть наградой человеку за его труды: «От ленивых рук – разорение, а от прилежных – богатство» (Притч. 10: 4); «Если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий» (Еккл. 5: 19).

Но тот же Екклесиаст, написавший эти слова, скорбит о том, что не всегда богатство достается людям разумным (см.: Еккл. 9: 11). Богатый человек, у которого нет ни сына, ни брата, не радуется нажитому добру (см.: Еккл. 4: 8; 5: 13). Богатство даже может пойти человеку во вред (см.: Еккл. 5: 12). «Блажен муж, который боится Господа, – в доме его будет обилие и богатство», – пишет Давид (Пс. 112: 1–3). Но пьяница – не разбогатеет (см.: Притч. 21: 17); «кто полагается на свое богатство – падет» (Притч. 11: 28); человек, надеющийся на богатство свое, а не на Божию силу, потеряет и жилище, и корень на земле живых (см.: Пс. 52: 7).

Поэтому благоразумен тот, кто ищет не богатство, но – доброе имя (см.: Притч. 22: 1), кто знает, когда остановиться в погоне за богатством (см.: Притч. 32: 4). И в то же время просит Бога, чтобы ему не страдать от нищеты: «Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне… нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: “кто Господь?” – и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Притч. 30: 7–9).

На границе Ветхого и Нового Заветов богатство не считалось исключительным благом, но в то же время идея блаженства нищих – была для иудеев далека.

«Горе богатым» в Новом Завете

В Новом Завете слово «богатство» как будто меняет свой оттенок. Вместо теологии «процветания» на первый план выставляются негативные последствия от влияния богатства на личность: богатство может обольстить (см.: Мф. 13: 22; Мк. 4: 14); оно является тернием и не дает возможность слову Божию укорениться в сердце человека (см.: Лк. 8: 14).

Новый Завет, как и Ветхий, также проповедует о том, что у Бога – богатство «благодати» (χάριτος – см.: Еф. 1: 7), «благости» (χρηστότητος – см.: Рим. 2: 4), «славы» (τῆς δόξης – см.: Рим. 9: 23; Еф. 3: 16); «бездна богатства, премудрости и ведения» (Рим. 11: 33).

Однако в Новом Завете меняется представление о том, что именно является посылаемым Богом богатством. У Бога есть не просто богатство и слава, но богатство той тайны, что «Христос живет в нас» (см.: Кол. 1: 27).

Апостол Павел подвизается за верных Лаодикии, чтобы их сердца были соединены в любви для «богатства совершенного понимания, в познание тайны Божией, которая есть Христос» (Кол. 2: 2). У христиан «богатство славного наследия Его [Бога] для святых» (Еф. 1: 18). Потому апостол языков заповедует Тимофею: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали [о] [себе] и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам всё обильно для наслаждения» (1 Тим. 6: 17). Только Агнец-Христос, по Откровению Иоанна, достоин «принять силу и богатство, премудрость и крепость, честь и славу, благословение» (Откр. 5: 12). Посему подлинным богатством для людей, живущих на земле, являются только те сокровища, которые собираются для Царства Христова.

Итак, надо всё продать и стать нищим?

Значит ли это то, что мы все без исключения должны, как богатый юноша, продать свое имущество и начать жить в христианских коммунах? Жизнь Древней Церкви, следуя книге Деяний, показала, что такие эксперименты далеко не всегда удачны (см.: Деян. 2: 44; 4: 32; 6: 1). Давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны.

В Священном Писании много говорится о материальном богатстве и ясно дается понять, что «жизнь человека не зависит от изобилия его имущества» (Лк 12: 15). Очевидно, что всем богатством владеет Бог, Он является создателем и владельцем всего, что существует (см.: Пс. 50: 10–12).

В Ветхом Завете богатство было знаком Божией благосклонности к человеку (см.: Пс. 112: 3), благословением (см.: Быт. 24: 35). Бог давал силу приобретать богатство (см.: Втор. 8: 18). Как благочестие, так и богатство были присущи праведному Иову (см.: Иов 1: 1–3). Соломон был очень богат, Бог даровал ему «богатство, имущество и славу», потому что Соломон просил мудрости и проницательности в управлении Божиим народом, а не личных материальных благ (см.: 3 Цар. 3: 10–13; 2 Пар. 1: 11–12).

Конечно, далеко не все богачи были хорошими людьми. Навал был «очень богат», но он был грубым и жестоким, скупым и злым (см.: 1 Цар. 25: 1–38). Зажиточный Тирский царь был объектом Божиего суда (см.: Иез. 28), и многие другие правители мира попали под то же осуждение. В книге пророка Исаии пророчество о Мессии даже связывает богатых с нечестивыми: «Со злодеями он похоронен, рядом с богатым могила его, – хотя не совершал он преступлений, и в устах его не было лжи» (Ис. 53: 9).

И в Новом Завете безумными являются богатый фермер, построивший житницы на многие годы (см.: Лк. 12: 16–21); богач, любивший блистательно пировать и не замечавший нищего Лазаря (см.: Лк. 16: 19–31). Богатые осуждаются за жадность и угнетение своих работников (см.: Иак. 5: 1–6). В Евангелии от Луки горе возносится тем, кто уже получил на земле утешение, подавленным житейскими наслаждениями и заботами, у которых нет времени прийти на брачный пир Отца и Сына (см.: Лк. 6: 24; 8: 14 и др.).

Но не все богатые были плохими. Иисус был похоронен в гробнице богатого Иосифа из Аримафеи (см.: Мф. 27: 57). Никодим, один «из начальников Иудейских» (3: 1), щедро раскошелился на состав из смирны и алое для погребения Иисуса (см.: Ин. 19: 39). Целый ряд женщин постоянно служили Господу своим имением (см.: Лк. 8: 1–3). Не говоря уже о том, что в притчах Иисуса Бог дает людям таланты и мины для умножения (см.: Мф. 25: 14–30; Лк. 19: 11–26), поставляет над всем имением тех благоразумных домоправителей, которые своевременно раздают слугам хлеб (см.: Мф. 24: 45–47; Лк. 12: 44). Большие и малые денежные жертвы позволяют содержать храм и всё нужное для богослужений (см.: Лк. 21: 1–4).

Апостол Павел хвалит общины, которые финансово поддерживают соотечественников (см.: 2 Кор. 8: 2; 9: 8–11 и др.). Апостол языков завещает своему преемнику, чтобы тот богатых всего лишь увещал, но не запрещал владеть собственностью (см.: 1 Тим. 6: 17), тем более что в домах богатых граждан, как правило, проходили первые христианские собрания. Пусть они «делают добро, – пишет он Тимофею, – богатеют добрыми делами, будут щедры и готовые поделиться, так собирая себе сокровище, как доброе основание для будущего, чтобы обрести вечную жизнь» (1 Тим. 6: 17–18) (Здесь приводится авторский перевод Послания к Тимофею на основании изданий текста Нового Завета BYZ, BGT, ESV, NKJV, RST, CRV.).

Если бы Бог не установил границы собственности для людей, бессмысленной была бы десятая заповедь Моисея, запрещающая посягать на чужое имущество.

Следовательно, говоря современным юридическим языком, проблема не во владении собственностью, а в умелом ею распоряжении. Грешно быть не богатым, но надеющимся на богатство (см.: Мк. 10: 24), не воздающим славу Богу, предпочитающим служение маммоне (см.: Мф. 6: 24). Горе не просто богатому, но пресыщенному ныне, ленивому и лукавому («Проходил я мимо поля человека ленивого и мимо виноградника человека скудоумного: и вот, все это заросло терном, поверхность его покрылась крапивою, и каменная ограда его обрушилась. И посмотрел я, и обратил сердце мое, и посмотрел и получил урок: немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь, – и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя – как человек вооруженный» (Притч. 24: 30–34).), пьянице («Кто любит веселье, обеднеет; а кто любит вино и тук, не разбогатеет» (Притч. 21: 17). «Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом: потому что пьяница и пресыщающийся обеднеют, и сонливость оденет в рубище» (Притч. 23: 20–21).), ведущему распутный образ жизни («Заповедь есть светильник, и наставление – свет, и назидательные поучения – путь к жизни, чтобы остерегать тебя от негодной женщины, от льстивого языка чужой. Не пожелай красоты ее в сердце твоем, и да не увлечет она тебя ресницами своими; потому что из-за жены блудной обнищевают до куска хлеба» (Притч. 6: 23–26)., злому и скупому, жестокому, тому, кто не платит работникам своевременно зарплату и душит должников за несвоевременное возвращение кредитов (ср.: Мф. 18: 30). Горе тому, кто грубо обижает нищих и за счет них умножает свое богатство (Притч. 18: 23; 22: 16).

Итак, корень всех зол – не деньги, а сребролюбие, предавшись которому, некоторые уклоняются от веры (см.: 1 Тим. 6: 10), поскольку любовь к стяжанию – сродни идолослужению (см.: Кол. 3: 5).

Может ли богатство быть добродетелью?

Екклесиаст вздыхал: когда «умножается имущество, умножаются и потребляющие его» (Еккл. 5: 10). Экономисты ХХI века любят шутить: «увеличение доходов ведет к увеличению потребностей».

Действительно, чем больше у человека появляется денег, тем больше желаний эти деньги на что-то потратить: квартира, мебель, хороший отдых… Список длинный. Воображение быстро рисует как минимум тысячу различных удовольствий. Это относится не только к людям состоятельным, но заметно и у бедных, доходность которых на какое-то мгновение превысила соразмерную им планку. Вспомним сказку Пушкина о рыбаке и золотой рыбке.

В поучениях отцов-пустынников древности можно найти целый ряд историй о том, что у монахов не было проблем с духовным ростом, пока они не находили какие-то сокровища. Движимые изначально благими целями, миссионерскими например, не всякие из них могли умело деньгами распорядиться. Некоторые начинали тратить на себя, на роскошь, изысканное питание и отдых, а затем духовно погибали.

То же можно сказать и о церковнослужителях, которые в погоне за меценатами в дорогих одеждах с золотыми перстнями совершали грех лицеприятия, забывая о том, что именно богатые нередко позорят христианское имя, притесняя бедных и ведя с ними судебные тяжбы (см.: Иак. 2: 2–7).

В Евангельском благовестии, как и в Ветхом Завете, постоянно подчеркивается, что праведник не должен гнаться за богатством. «Лучше бедняк, что живет непорочно, чем богач, чьи пути превратны», – писал автор Притч (Притч. 28: 6). Не заботьтесь, «что нам есть? или что пить? или во что одеться?» (Мф. 6: 31), ибо «жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 15: 15); «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16: 26; ср.: Пс. 48: 7–14), – постоянно говорил Христос.

Но если Бог богатство уже дал, как дар или талант, значит, им надо распорядиться благоразумно, не закапывая его в землю.

Олицетворение милосердия в виде женской фигуры, раздающей деньги бедным. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. IX в. (ГИМ. Греч. № 129 д. Л. 35) Это касается семьи. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8).

Это касается взаимопомощи. Для апостола Павла христиане тем отличаются от других людей, что посреди множества суровых испытаний они переполнены радостью и «при крайней бедности – без меры богаты щедростью» (2 Кор. 8: 2). «При сем скажу, – писал апостол, – кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9: 6–7).

Это касается и храмового богослужения. Более того, и здесь для каждого своя мера. От вдовицы Христос ожидает две лепты, в то время как от богатых – сообразно степени их достатка (см.: Лк. 21: 4).

Щедрость для богатых и бедных – особая добродетель, убивающая пристрастие к богатству. Богатые способны дать работу трудящимся, через богатых – Бог дает бедным хлеб. Щедрость принесла спасение всей семье Закхея (см.: Лк. 19: 9); малоимущие благодарят Бога за то, что Он посылает им помощь богатых (см.: 2 Кор. 9: 8–11). «Благотворящий бедному дает взаймы Господу; и Он воздаст ему за благодеяние его» (Притч. 19: 17). Щедрость освящает имеющего деньги, а жадность оскверняет и бедного.

По Клименту Александрийскому, можно выделить три степени щедрости: первая – давать только определенным категориям просителей (один из «малых сих», пророк или праведник – см.: Мф. 18: 10; 10: 41–42); вторая – давать всякому без различия («всякому просящему у тебя давай» – Лк. 6: 30); третья – самому выискивать нуждающихся и организовывать дела благотворительности («приобретайте себе друзей богатством неправедным» – Лк. 16: 9).

«Посему, кто владеет собственностью, – замечает Климент Александрийский, – и золотом, и серебром, и домами, – как даром Божиим, и своими богатствами подателю всех благ Богу служит ко спасению душ, и кто знает, что этим он владеет более из-за собратий, нежели ради себя, кто господином состоит над своей собственностью, а не рабом ее… и постоянно занят какими-нибудь добрыми и Божественными делами. А если должен бывает этих вещей лишиться, то со спокойным духом и равнодушно расстается с ними, подобно тому как хладнокровен он был и к обладанию ими, того прославляет Господь как блаженного и называет нищим в духе (Мф. 5: 3), достойным наследником Царства Небесного».

Итак, богатство само по себе не грех и не добродетель. Богатство – это не норма дохода на душу населения, а – превышение, преизбыток благ по отношению к одному отдельно взятому лицу и привычному именно для него уровню жизни. Бог, повышая уровень благополучия, фактически ввергает человека в испытание. Благоразумный, правильно распорядившийся своим избытком – получит награду, а нерадивый – потеряет и то, что думает иметь.

Иеромонах Ириней (Пиковский),
преподаватель Сретенской духовной семинарии

Православие.Ru

Метки:

Комментарии закрыты.