google-site-verification: google21d08411ff346180.html Пятидесятница и Сошествие Святого Духа | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Пятидесятница и Сошествие Святого Духа

Июнь 1st 2015 -

«Пятидесятницу празднуем и Духа пришествие и срок осуществления обещания, и надежды исполнение…». Этим словами Церковь на вечерне Пятидесятницы призывает нас погрузиться в атмосферу этого великого праздника, который совпадает с седьмым воскресеньем после Пасхи и является ничуть не меньшим по своему значению.

На утрени читается Евангелие, описывающее явления воскресшего Христа. В этом тексте (Ин. 20:19 – 31) мы видим первое нисхождение Святого Духа на учеников. Иисус «дунул и говорит им: “Примите Духа Святого…”». Это первое схождение Святого Духа не менее значительно, чем в день Пятидесятницы. Различие состоит в том, что в Пятидесятницу Дух сошел на учеников «в силе». Такое же различие имеется и между нисхождением Святого Духа на христианина в момент крещения и таинства миропомазания и того крещения Духом, о котором мы скажем ниже и которого удостаиваются некоторые христиане, живущие высокой духовной жизнью.

На воскресной литургии, вместо Посланий, мы читаем описание событий Пятидесятницы так, как они изложены в книге Деяний (2:1 – 11). Некоторые детали этого описания привлекли наше внимание.

«При наступлении дня Пятидесятницы…».

Пятидесятница – это одновременно и конец, и начало. Перед учениками открывается новый путь, к которому они уже подготовлены. Ведь мы не можем вступить в Пятидесятницу без подготовки. Мы должны усвоить весь духовный материал, который нам дают пятьдесят дней после Пасхи, постигнуть опыт Воскресения. Нам необходимо завершить дни Страстей, иными словами – созреть.

«Все они (апостолы) были единодушно вместе…».

Другие строки Деяний рассказывают нам о том, как собрались вместе в горнице одиннадцать апостолов, Мария, мать Иисуса, и другие женщины. Здесь зародилась Церковь: они молятся все вместе. Существовали определенные условия для принятия Святого Духа. Так и мы в некоторые моменты нашей жизни чувствуем необходимость отдалиться от мира и закрыться в горнице нашей души. И пусть здесь мы помолимся и соединимся с верой всей Церкви. Мы должны быть «вместе» с апостолами и Богородицей. Тот, кто не принимает авторитета апостолов и материнского присутствия Богородицы, не может принять Святой Дух.

«И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра…».

Святой Дух подобен дуновению ветра. Для нас важно не наполниться изумлением при виде силы этого дуновения, но остаться вместе с ним и позволить Духу отнести нас туда, куда он хочет, как делал Иисус во время своей земной жизни. Не будем забывать о том, что это дуновение является ведомым. Это не бессвязная и независимая сила. Иисус выдохнул его на своих учеников. Но это дуновение берет начало из уст Отца. Это некое послушание Богу. Подчиняясь дуновениям Духа (сильный ветер – это лишь редкое внешнее проявление, в то время как по-настоящему истинно его внутреннее наполнение), мы подчиняемся Духу, Который берет свое начало от Отца и ниспосылается через Сына.

«И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них».

Святой Дух явился в образе языков пламени. Пятидесятница снимает разделение и смешение языков, явившееся результатом эгоистичных стремлений Вавилона, восстанавливая единство человеческого слова. Ученики станут понятными всем чужеземцам, населяющим Иерусалим: Парфянам, Мидянам, Каппадокийцам, которые будут изумляться, слыша слова Галилеев на своем родном языке. Язык Святого Духа, его внутреннее содержание, даже сейчас доступен всем людям всех полов и национальностей. Сам Святой Дух посылает общечеловеческое послание, которое, однако, каждая душа воспринимает как принадлежащее лично ей. Даже в наши дни человек, в котором пребывает Святой Дух, становится способным, если не изъясняться на иностранном языке, то, по крайней мере, находить такой «психологический язык», который отзовется в сердце каждого. Так осуществляется плодотворный диалог. Языки пламени оказались на каждом из учеников. Эти языки означают пламенную любовь. Кажется, что язык управляется этим пламенем. Наконец, языки делятся поровну. Они не становятся привилегией исключительно Петра, Марии или одиннадцати других учеников. Огненные языки явились всем присутствующим в горнице. Но, тем не менее, эти языки были частью единого огня. Это помогает Церкви решить проблему единства лиц, не умаляя ни одно из них.

«И исполнились все Духа Святого…».

Когда человек неожиданно целиком наполняется Святым Духом и вместе с ним новой поразительной силой, это означает «Крещение Духом», которое отличается от Крещения водой и Таинства Миропомазания, посредством которых Церковь одаривает верующих Святым Духом. Здесь присутствует и другая реальность, которая значительно отдалилась от той, что доступна нашему зрению, но о которой настойчиво говорит Священное Писание и на которую мы должны обратить свое внимание.

«…и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать”.

Мы уже сказали о значении слова, даруемого Святым Духом. Но здесь возникает вопрос о дарах. Существуют две опасные ситуации. Первая – желать даров Духа беспорядочно. Вторая – пренебрегать ими, забывать их, полагая, что они касаются только прошлого и были даны Церкви однажды и навсегда.

Сразу по окончании литургии начинается коленопреклоненная вечерня, обладающая особенной композицией. В течение этой службы коленопреклоненные прихожане торжественно поют тропарь: «Царю Небесный, Утешителю Душе истины, яко везде сый…». Мы знаем, что этот тропарь поется в начале каждой литургии и в большинстве служб византийского устава. Кажется, это единственная молитва этого устава, которая непосредственно обращена к Святому Духу. В воскресенье Пятидесятницы эта молитва обладает огромным смыслом: в момент, когда она поется, Церковь сосредоточивает все свои стремления к Святому Духу и просит Его сойти.

В этот момент каждый коленопреклоненный верующий может просить Его принести в его душу обновление благодатью Пятидесятницы, нисхождение Духа.

Стоящие на коленях прихожане слушают, как иерей читает семь великих молитв. Две из них обращены к Богу, без разделения на Три Лица Троицы. Две другие обращены к Отцу, остальные три – к Сыну. Поначалу эти молитвы могут показаться несколько неясными. Однако если мы внимательно их проанализируем, то поймем, что они являются кратким изложением православной догмы. Они обобщают весь Божественный замысел нашего спасения. Несмотря на то, что эти молитвы представляют собой приношения Святому Духу, мы замечаем, что они переходят от Таинства Духа к Таинству Святой Троицы. Отрывок из пятой молитвы гласит: «В сей последний и великий спасительный день Пятидесятницы праздника, тайну Святые и Единосущныя, и соприсносущныя, и неразделимыя, и неслиянныя Троицы приказавый нам». Этот «троичный» масштаб праздника Пятидесятницы объясняет, почему этот день многие православные называют Воскресеньем Святой Троицы. Кроме того, это показывает, почему церкви, следующие византийскому уставу, посчитали необходимым посвятить понедельник Пятидесятницы отдельно Святому Духу. Литургия и большая часть вечерни, за исключением коленопреклоненных молитв, в этот день повторяются.

В действительности, посвящение понедельника Пятидесятницы Святому Духу кажется необычным, ведь истинный Его праздник – день Пятидесятницы, и было бы полезно, если бы непосредственно в день Пятидесятницы благочестие верующих сосредоточивалось именно на Третьем лице Святой Троицы, чье существование и деяния остаются так мало знакомыми для многих верующих. С другой стороны, прекрасно, что Церковь напоминает нам о Таинстве Святой Троицы. Было бы огромным заблуждением считать это Таинство некой абстрактной теорией, не имеющей непосредственного отношения к нашей жизни. Живая и взаимная любовь Трех Божественных Лиц – это вечное и величайшее событие, гораздо более значительное и важное из всего того, что имеет отношение к нашей личности. Человек был сотворен именно потому, что Три Божественных Лица пожелали сделать его причастником (в определенной мере) их собственной жизни.

Жизнь в благодати – это причастие жизни Троицы. Душа умершего во Христе призвана стать частью вечного движения любви Трех Лиц. Эти отношения любви являют собой величайший пример того, какими должны быть отношения между людьми. Пятидесятница – удивительное событие истории нашего спасения, вводящее нас в самое сердце Таинства Святой Троицы, океана, из которого берет начало и в который впадает река Божественной любви, обращающей людей к Богу.

Lev Gillet, “Пасхальное благочестие”, изд-во “Акрита”, стр. 129-138.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Метки: ,

Комментарии закрыты.

Подробное описание заявление декларация на переоборудование здесь.