google-site-verification: google21d08411ff346180.html Зачем Богу наши мучения? | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Зачем Богу наши мучения?

Сентябрь 22nd 2016 -

Фрагмент. Страшный Суд. Микеланжело Буонарроти

Ситуации в нашей жизни, действительно, бывают очень сложные. Но безвыходных ситуаций не бывает. Важно понимать, что Господь дает нам только то, что нам по силам, а если человеку становится слишком трудно — Он обязательно дает какой-то выход, дает силы перенести эти трудности и страдания.

Но мне кажется, нельзя так много роптать на жизнь в XXI веке. Это не такой страшный период цивилизации. Все-таки мы живем не в Средневековье, когда люди умирали от чумы, не живем во время Второй мировой войны…

Автор письма говорит о том, что многим людям ненавистна их будничная жизнь: школа — университет — работа… Но ведь человек должен благодарить Бога за то, что у него есть возможность учиться и тем более — получать высшее образование! Должен быть благодарным за то, что в России есть возможность учиться бесплатно! Мои родные, особенно женщины, не могли посещать университет в Америке из-за очень высокой стоимости обучения. В нашей семье не было таких денег, чтобы отправлять девушек в университет. Тогда как в советской России высшее образование было бесплатным. Поэтому мне кажется, что мы часто преувеличиваем наши страдания.

В этом году он, профессор богословия, бывший католик, член иезуитского ордена, принял постриг в православном Высоко-Петровском монастыре. Его взгляд на то, что для нас привычно, кого-то удивит, а кого-то заставит задуматься. О том, по каким причинам Европа стала постхристианской, почему «Троицу» Рублева можно встретить в костелах, зачем Церкви таинственность и старинные языки, и, конечно, о долгожданном переходе в Православие — наш разговор с отцом Константином.

Зачем нам нужны страдания? И главное — зачем наши страдания нужны Богу? Конечно, Он создал нас не для того, чтобы мы страдали. Намерение Бога не в том, чтобы всех нас проклинать и отправлять в ад, а в том, чтобы мы достигли духовного совершенства и чтобы наша земная жизнь стала подготовкой для вечного блаженства с Ним.

Зло и страдания в нашем мире созданы не Богом, а человеком, который Богу противится. Человек в результате первородного греха находится не в естественном состоянии, в котором был создан Богом, а в измененном. У человека есть свободная воля, и при этом он часто направляет ее к злу, сам создает сложности, страдает и заставляет страдать других, часто невинных, людей, сам делает мир жестоким.

В Библии слово «мир» встречается в двух значениях. С одной стороны, князем этого мира называют сатану, это мир тьмы и искушений. С другой стороны, Бог посылает в этот мир Своего Единородного Сына не для того, чтобы проклинать и казнить, а для того, чтобы этот мир спасти; это мир радости и блаженства.

Не стоит думать, что во время Второго пришествия Иисус Христос вернется и проклянет большую часть человечества. Этого нет ни в Евангелии, ни в пророчествах. Очень важно понимать, что Второе пришествие — это не весть об осуждении или проклятии. Первые христиане с нетерпением ждали Второго пришествия, хотели, чтобы Господь пришел как можно скорее и уничтожил зло и грех мира сего. Не отдельную греховную душу человека — а грех всего мира. Мы иногда называем последний суд Страшным и при этих словах испытываем неприятные ощущения. На самом же деле, последний суд — это не страх в привычном понимании этого слова. Это наша надежда, наше упование на то, что мы воссоединимся с Христом.

Рай только для христиан?

Есть люди, которые всю жизнь живут без Бога. Или исповедуют другие религии, не признающие Христа. Выходит, они не спасутся? Зачем тогда их создал Бог? Для нас это тайна. Мы не знаем, куда они попадут после смерти. Об этом знает только Бог. И только Бог знает, почему человек появился на свет в том или ином месте. Но у христианина нет права осуждать этих людей. Мы должны понимать, что сам человек не виноват, что воспитывался в неблагополучной семье, где научился только нецензурной речи, или что родился в Египте, в Африке, в Азии, что живет в другой системе координат. Нам важно помнить: кому много дано, от того больше и потребуется. Очевидно, на Страшном суде Господь потребует от нас намного больше, чем от буддиста, индуиста, язычника или от любого другого человека, который не знает ни Христа, ни Евангелия.

А если мы думаем, что люди, которые родились не христианами, заведомо попадут в ад — значит, мы хотим встать на место Бога, хотим сами судить людей. Точка зрения, что все нехристиане попадут в ад, потому что все они идолопоклонники, была особенно распространена среди христиан в Средневековье. Например, французский богослов и основатель кальвинизма Жан Кальвин, живший в XVI веке, считал, что одни люди предопределены Богом к погибели, а другие — к спасению, и таким образом делил людей на отверженных и избранных. А вот преподобный Иоанн Дамаскин говорил: «Бог все предвидит, но не все предопределяет», — то есть Бог хочет спасения всех людей, но оставляет и место для их свободной воли.

Человечество всю свою историю по сути только и делает, что катится в пропасть. Войны всё кровопролитнее, разврат все более изобретательный, зависимости все более тяжелые. Жизнь большинства людей ненавидима ими самими: школа — нервотрепка в университете — нелюбимая работа на сорок лет жизни — старость — смерть.

Поэтому христианин не может ни судить, ни превозносить себя над представителями другого мировоззрения или считать себя избранным. В каждом человеке мы должны видеть Образ Божий. Мы не знаем, что происходит в его душе, не знаем, как он относится к Богу и как Бог относится к нему. От людей, не исповедующих христианство, мы не можем ждать христианского совершенства, но также мы не должны и терять надежду, что рано или поздно человек обратится ко Христу.

Мы не можем осуждать человека даже тогда, когда он проклинает Христа, проклинает Евангелие, — хотя в таком случае он умышленно удаляется от Бога и совершает большой грех. В том числе, например, и представителей исламских экстремистских группировок, и террористов-смертников… Важно понять, что эти люди неправильно истолковали свое вероучение, потому что убийство для мусульманина — это тяжкий грех. Мы должны сочувствовать этим людям, которые дошли до такого духовного помрачения и считают, что убивать людей — добродетельно.

Но мы знаем также немало примеров, когда до духовного помрачения доходили люди, воспитанные в христианстве. Это и Сталин, и Ленин, которые родились в православии, это и Муссолини, и Гитлер, которые родились в католической традиции, и многие другие. Что мы можем сказать об этих людях? Конечно, они по собственной воле предали Христа и изменили своей вере. А все остальное — это тайна зла.

Не зря говорят, что душа человека — потемки. Мы не знаем, что было в душе у Гитлера, когда он убивал миллионы. Конечно, на его плечах лежат ужасные грехи. Известно, что Гитлер был очень трусливым человеком, вероятно, он отдавал приказы, но их исполнения он не видел. Когда Гитлер стал нацистом, христианином он уже давно не был, он был атеистом. Говорил иногда про Бога, но что-то языческое, не христианское.

За что страдают работяги?

Антоний долго молился, и Бог ему ответил. Правда, ответ этот был очень простым и неожиданным, поскольку переводил проблему в совсем иную плоскость: «Антоний, внимай себе и не подвергай исследованию судеб Божиих, потому что это душевредно».

Мы не можем ответить, почему одному человеку что-то в жизни дается легко, а другому нет, почему один работает в уютном офисе, а другой вынужден изнурять себя на заводе. Возможно, и то, и другое — это наши испытания, которые нам нужно пройти достойно: бедным не скатиться до пьянства, брани, ропота; богатым — до жадности, эгоизма и множества других пороков. Почему из-за других людей страдают невинные люди — мы тоже не знаем.

Действительно, есть люди, которые рождаются в страшных условиях, сталкиваются с нехорошими компаниями, ругаются, не ходят в церковь. Мне их очень жалко — но я их не сужу. Я могу молиться за них и надеяться, что Господь даст им силы бороться против этих искушений.

Но ведь никто не сказал, что заводские работяги, об одном из которых упоминает автор письма, — это люди, которых Господь за что-то покарал. Блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф 5:4), — вспоминаем мы слова Христа на каждой литургии. Возможно, страдания даны нам, чтобы мы усовершенствовались. А может быть, из-за того, что человек пострадал на земле, в конце пути его ждет рай?
А есть и такие примеры, когда человеку удается вырваться из среды, в которой он погряз, и стать лучше. Вспомните новомучеников! Нам и не вообразить, какие лишения они претерпевали, с какими искушениями боролись, в каком холоде и голоде работали, как им жилось в лагерях, в обществе других заключенных, я не говорю — грешников, но таких людей, у которых Бога не было. И они все-таки отдавали свою жизнь Христу, они духовно преодолевали эти мучения и продолжали жить как настоящие христиане.
Каждый христианин должен лечить болезненный мир, в котором он живет. Должен бороться с искушениями, молиться и причащаться, должен помогать своим ближним. Не только тем, кто вместе с ним ходит в храм, но и любому другому человеку, пусть даже и неверующему. Как помогать? Разными способами — и духовными, и материальными.

Как последователи христиан, которые жили в Римской империи и принимали мученическую смерть, мы должны помогать людям, которые не верят в Христа, в надежде на то, что они придут к вере.

На Страшном Суде Господь будет спрашивать нас не только о нашей духовной жизни, но и о наших делах: много ли мы помогали друг другу, посещали ли больных, бедных, страждущих, заключенных. В этих людях мы должны видеть собственного брата, Живого Бога, Самого Иисуса Христа.

Я тоже, как и автор письма, в свое время задавался подобными вопросами. Ответы на них я нашел, когда стал более внимательно читать Евангелие и размышлять над ним, познакомился с житиями святых, их поучениями и примерами того, как им удавалось бороться со злом этого мира. А еще — когда читал книги с беседами и проповедями нашего современника, митрополита Сурожского Антония. К нему с подобными вопросами обращалось очень много неверующих, сомневающихся людей — и он очень метко, очень точно на них отвечал.

Иеромонах Константин (Симон), профессор богословия

От редакции:
Отец Константин в детстве был крещен в католичество, затем стал католическим священником, проректором Папского восточного института, а в 2015 году перешел в Православие и принял монашеский постриг в Высоко-Петровском монастыре г. Москвы.

Источник: Журнал «Фома»

Метки:

Комментарии закрыты.