google-site-verification: google21d08411ff346180.html Трапезное право | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Трапезное право

Апрель 19th 2016 -

Жительница Москвы подала в суд за «постное меню»

Постное меню

Редкий прецедент — жительница Москвы подала иск в Пресненский районный суд к нескольким заведениям общественного питания, находящимся рядом с ее домом. Поводом для жалобы стало наличие в них постного меню. Истица посчитала, что навязывание ей такого меню есь скрытое навязывание веры.

Два ресторана и кафе расположены поблизости от ее места работы. А поскольку других кафе или столовых рядом с ее офисом нет, то она вынуждена, обедая в них, с середины марта сталкиваться, как ей кажется, с рекламой постного меню.

"Мне как человеку неверующему и не относящемуся к какой-либо религии не нравится навязывание в данных кафе «постного меню», — говорится в ее заявлении. Опираясь на Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», она утверждает, что таким образом допускается «установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии».

Есть ли у недовольной москвички шанс выиграть иск? Что думают юристы, церковные аналитики и рестораторы? Предлагаем несколько точек зрения на эту историю.

Мнение юриста Игуменья Ксения Чернега, руководитель юридической службы Московской патриархии:

— Мне кажется, истице чрезвычайно сложно будет доказать, что «постное меню» связано с религиозными убеждениями работников и руководителей упомянутых ею кафе и ресторанов, и тем более с навязыванием ими этих религиозных убеждений.

Во-первых, «постное меню» может быть предназначено и диабетикам, и тем, кто на диете, кто по каким-то причинам не ест мясное или молочное. В «постном меню» ведь не указано, что это христианское меню, предлагаемое Русской православной церковью. А само наличие «постного меню» в том или ином учреждении общественного питания не доказывает, что оно возникло с целью навязывания религиозных убеждений.

Во-вторых, российский закон о свободе совести защищает права всех наших граждан — и верующих, и неверующих.

Потому организации общественного питания вполне могут завести меню, соответствующее правилам той или иной конфессии, — это их право.

В государственной организации этого еще можно остерегаться, потому что у нас религиозные объединения отделены от государства, но для негосударственных организаций никаких запретов нет. И они вправе рассчитывать на контингент верующих как на своих клиентов и предлагать им «постное меню». С таким же успехом верующие могут пойти с исками об отсутствии «постного меню» в тех или иных кафе, но это будет безумие, по-моему.

Я не знаю, как наличие «постного меню» задело убеждения атеистки. Может, иск рассчитан на желание спровоцировать острое обсуждение каких-то тем?

Во всяком случае, правовые основания для него мне не очень ясны, а судебная перспектива этого дела кажется очень и очень сомнительной.

Мнение церковного аналитика Вахтанг Кипшидзе, руководитель Информационно-аналитического управления Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ:

— Один из ресторанов, на который жалуется истица, обращался к нам с просьбой поставить на «постном меню» отметку с нашим одобрением. Но мы решили, что будет неправильно расставлять одобрения от имени Церкви на меню ресторанов. И ответили: вы напишите: приготовлено в соответствии с традициями Великого поста.

Постные меню уже почти устоявшаяся традиция. Кафе и рестораны, предлагая их, исходят из спроса. И почему кто-то должен вдруг запрещать рестораторам его удовлетворять? Это лишь предложение, клиент свободен и может спросить любое другое меню.

Несколько меню — знак времени. Во время авиаполетов сегодня предлагают, например, даже вегетарианское меню. И это продиктовано не диетическими соображениями, а принципиально «идейными»: веганы не едят мясо не потому, что это вредно для здоровья, а сопереживая животным. Это своего рода околорелигиозное движение, а получает массовое распространение.

Подательнице иска кажется, что ее права нарушены из-за того, что ей предлагается что-то религиозно ориентированное. Похоже, она на дух не переносит проявление любой религиозности. Хочу заметить, что в этом «неперенесении» тоже есть что-то намекающее, что перед нами человек с околорелигиозным сознанием. Это какой-то своего рода гастрономический фундаментализм.

У православных, кстати, нет строгих запретов на употребление той или иной пищи. У мусульман или иудеев они есть. Мусульманам можно употреблять кошерную пищу, потому что у иудеев более строгий подход к чистой пище — в ней не должно быть генно-модифицированных продуктов, свинины, мяса животных-уродов и проч. А вот евреям халяльное употреблять нельзя как недостаточно строгую с точки зрения «чистоты» пищу.

Православные же христиане употребляют любую пищу. И получается, что верующие не оскорбляются никакой едой, а те, кто считает себя неверующими, почему-то вдруг оскорбляются от того, что им предлагают еду без мяса или молока. Есть в этом какая-то религиозность наоборот.

Пиры и застолья всегда ценились, а в первохристианские времена и Литургия заканчивалась общей трапезой. В этом есть какое-то архетипическое уважение к питанию. Но питание и в христианской, и в исламской, и в иудейской цивилизации никогда не носило индивидуалистического смысла. Застолье — скорее общение, которое трапеза делает более приятным.

История с иском заставляет нас задуматься о терпимости. Мы должны остерегаться проявлять нетерпимое отношение к традициям большинства. Ведь это своего рода квазирелигиозный фундаментализм.

Мне кажется, любой здравомыслящий христианин, мусульманин или иудей не будет возражать против того, чтобы в общепите продавалась пища, подходящая для людей других религий, а за поданным в суд иском прячется микроощущение ущербности. Человек видит, что есть меню постное, кошерное, вегетарианское, а атеистического нет. И ему хочется этому противостать.

Мнение ресторатора: Антон Табаков, актер и в прошлом владелец нескольких известных ресторанов:

— Каждый человек вправе и должен иметь выбор. Если этот выбор у посетителя ресторана существует, то откуда взялся иск? Если бы посетительнице ресторана сказали: «У нас только постное меню», то тогда иск бы был справедливым. Но я уверен, что выбор там был. А человеку, который подал иск, по каким-то неясным причинам нужна какая-то — столь странная — популярность. Потому я бы посоветовал просто не обращать на эту историю внимания.

Источник: «Редакция «Российской газеты»

Метки:

Комментарии закрыты.