google-site-verification: google21d08411ff346180.html Страсти и борьба с ними | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Страсти и борьба с ними

Февраль 28th 2011 -

Страсти и борьба с ними

Из семинара игумена Феофана Крюкова

Христианская психология – наука о борьбе со страстями, о лечении душевной боли, об узком, но спасительном пути внутреннего делания. Ко мне, как к православному психологу обращаются многие страждущие житейскими скорбями, и постоянно приходится анализировать проблемную доминанту личности, — для чего попущено данное страдание, и как человеку правильно усвоить этот урок, чтобы не было ропота и отчаяния. Для тех, кто уже задумывается над подобными вопросами, предлагаю краткую, но очень полезную статью. Помоги Господи всем неравнодушным к своей душе!

С поклоном, Дьяченко Э.В. (Елизавета)

Из семинара игумена Феофана Крюкова
Из литературного наследия А.А. Ухтомского

Страсти и борьба с ними

из книг “Интуиция совести” и ”Заслуженный собеседник”, “Доминанта души”, “Запись на полях поэмы А. Блока “Возмездие”

Что есть грех и что есть страсть

Страсти — это мотивы, идущие сами собою. И при всем том они «неестественны», поскольку слепо противостоят владычественному уму и завладевают им. Мое учение о доминантах в центрально-нервной деятельности переносит его в высшие этажи нервной системы, совпадает с учением о «психических комплексах».<…> Здесь доминанты связываются и индивидуализируются именно эмотивным тоном, которым предопределяется до известной степени и идейное содержание жизни, и общий склад деятельности при данном одностороннем возбуждении человека.

Доминанты могут продолжать свое влияние на психику и жизнь и тогда, когда они сами спустились ниже порога сознания. При истерии особенно ярко сказывается вытеснение одного комплекса другим из поля сознания. «Ущемленные комплексы», попросту — заторможенные психофизиологические содержания, продолжают еще подсознательно действовать на всю психику и очень патогенны.

По Freud’y расшифровать подсознательное на кроющиеся в нем патогенные комплексы возможно лишь при полном отвлечении сознания от внешних впечатлений и при тщательном изучении того, как будет заявлять себя при этом подсознательное. <…> Это исполняется лучше всего, ибо серьезнее всего, при молитвенном сосредоточении внимания, при молитвенном чтении своей души. Рассматривая себя в зеркале, переводи тайных внутренних врагов своих в свет сознания; вплетай их в его оздоровляющую, регенерирующую ткань! По древнехристианской же мысли, тщательно развитой у отцов, правда мысли обусловлена в человеческой душе общей правильностью ее нравственно-волевого состояния, заблуждения же всегда есть в человеческой душе последствие «страстных влечений и скрытного срамнейшего рабства» (Иоанн Карнафский). По этой идее наука не может пойти плодотворно, пока внутренняя горница человека не вычищена. Дело не в раздражителях, а в почве, которую смогли выявить раздражители, т. е. в станциях назначения. Раздражители — случайны, но почва постоянна. Раздражителями выявляется и обличается то, что накопилось внутри, и в этом — суд.

Между нами и переживаемой реальностью стоят, прежде всего, наши доминанты, которые ведь преломляют для нас действительность, равно как наши реакции на действительность, в чрезвычайной степени. Доминанты создают «предрассудки», т. е. те предпосылки мысли, которые эта последняя вносит в работу сама от себя, не отдавая себе в том отчета. Всякий раз после молитвы я чувствую головокружение и отравление, когда опять прибегаю к табаку. В обыденной сутолоке жизни этого не бывает. Значит, то совершенное напряжение внимания, то совершенно своеобразное состояние организации моей, которое образуется в молитве, резко вырывает меня из обыденного, расслабленного состояния. Тут своя доминанта, а в обыденной инерции жизни — свои доминанты. Физиологическое состояние там и тут совершенно особое. И то изобилие мысли, готовности радовать людей, всецелая любовь к людям, которые даются в молитве, и составляют то воспитание доминант, которое ощущается как действие святого Духа в человеке. Напротив, дух инерции и расслабления, требующий подкрепления в табаке, — дух мрачный и смутный, дух влияния.

Таким образом, отвращение к табаку у древних христиан — дело гораздо более глубокое, чем кажется на первый взгляд. Люди, строящие всю жизнь по настроениям молитвы, так, чтобы и в труде обыденности не забывать о ней, стараются не переводить себя в ту распущенность духа, в тот мир низших доминант, которые нуждаются в подкреплении наркотиками.

Откуда страсти и почему они незаметны

Труднее всего узнать самих себя! Даже и тогда, когда дано совсем адекватное отражение! Ибо всего труднее отдавать отчет в себе самих! И себя самих люди понимают меньше всего!

Оттого, в сотый раз рассматривая в театре гоголев­ского «Ревизора», люди — те самые, которых Гоголь имел в виду,— оказывались склонными делать себе из него бесплодную карикатуру на кого-то другого, и совсем не замечая учащей сатиры на себя.

Итак, человек видит реальность такою, каковы его доминанты, т. е. главенствующие направления его деятельности. Человек видит в мире и в людях предопределенное своею деятельностью, т. е. так или иначе самого себя.

Каждый видит в мире и людях то, чего искал и чего заслужил. И каждому мир и люди поворачиваются так, как он того заслужил. Это, можно сказать, «закон заслуженного собеседника». Согласно принципу доминанты, мы видим во встречном человеке преимущественно то, что по поводу встречи с ним поднимается в нас, но не то, что он есть. А то, как мы толкуем себе встречного человека (на свой аршин), предопределяет наше поведение в отношении его, а значит, и его поведение в отношении нас…

Как развивается страсть: от ума к чувству и воле

В нашем предметном мышлении стадия доминанты есть первая стадия всего прочего процесса. В это время наметившаяся доминанта привлекает к себе самые разнообразные возбуждения — все служит поводом к ее возбуждению и подкреплению! Это и будет время и фаза коркового возбуждения, когда еще нет местного, локализованного и специального возбудителя в коре,— кора одинаково восприимчива ко всяким раздражителям и толкует все безразлично в смысле наличной доминанты в центральной нервной системе. «Что у кого болит, тот о том и говорит».

Вторая стадия будет уже стадией условного рефлекса, когда кора связывает с данной доминантой определяющую группу раздражителей, биологически интересную именно для данной доминанты, и с этого момента выделяет для нее определенный образ, определенную законченную вещь, законченное «слуховое или зрительное лицо», которое отныне становится исключительным возбудителем данной доминанты и воспринимается как некоторая законченная в себе отдельность изо всей прочей реальности!

Третьей стадией в развитии внимания будет то состояние, когда определенная группа внешних признаков, совпадающая с выдающимся индивидуальным лицом или по крайней мере напоминающая о нем, тотчас вызывает в центральной нервной системе ту доминанту, которая некогда вызвала к существованию данное индивидуальное лицо!… Так определенное состояние центральной нервной системы вызывает для человека определенный образ, а этот образ потом вызывает прежнее состояние центральной нервной системы.

Пока доминанта в душе совершенно ярка и жива, она держит в своей власти все поле душевной жизни! Все напоминает о ней и о связанных с ней образах и реальностях.

Замечательно, что в душе могут жить одновременно несколько доминант — следов прежней ее жизнедеятельности! Они поочередно выплывают из глубины подсознательного в поле душевной работы и ясного внимания, живут здесь и подводят свои итоги некоторое время, а затем снова погружаются куда-то вглубь, уступая место своей товарке. Но и при погружении вглубь, из поля всякой работы сознания, они не замирают, не прекращают своей жизни. Замечательно, что они продолжают расти и там, продолжают обогащаться, преобразовываться, так что, возвратившись потом в сознании, они оказываются более содержательными, созревшими, более обоснованными. Тело и его поведение и обычаи могут воспитываться и следовать за тем, что созрело и решено внутри. Но и дух и воля воспитываются тем, что сложилось и как воспитано тело и поведение.

Корень обыкновенно лежит в какой-нибудь страсти, от которой потом разрастается целое «дерево» логически разви­вающихся наслоений, превращающееся затем в «систему» теорем, умозаключений. А в общем получается законченная система самоутверждения на исходной страсти.

Действие страсти

Если захватившая волю сила не тормозится какою-либо иною доминантою, она берет в свои узы всего человека. Подсознательная работа, наматывающая данные на скры­тую, тайно питаемую доминанту, например, на тайное искание самоутверждения! Доминанту сбить с места «знамениями» почти нельзя. Она и ими только утверждается! Самоутверждение есть по­зиция, прекращаемая лишь катастрофою!

Мир как «консервативная система» — отражение само­утверждающегося духа в человеке, который мыслит о мире сообразно своим господствующим вожделениям. И самый главный взгляд на природу и на вседневный опыт заражены настроением, которое сейчас господствует в человеке. И тогда ум увлекается туда же, в направлении той эмоционально-волевой установки, которая господствует. Напротив, когда ум царствует над прочим существованием человека, им определяется и прочее содержание эмоциональ­но-волевой жизни.

Человеку странно и обидно думать, что это не он сейчас решает свою судьбу и что делать. Но, всматриваясь в ход со­бытий, он начинает понимать все яснее, что то, что решается сейчас в его жизни, предрешено в действительности задолго. Ничто прежнее не проходит бесследно. Теперь все прежнее учитывается. Лишь выявляется то, что скрывалось внутри. Теперь пришло время, о друзи, чтобы обмакнулась трость изречения и подписалась хартия, писавшаяся давно; иди, и то, зачем ты пришел, делай скорее!

Поведение определяет восприятие; и восприятие характе­ризует поведение. Заслуженные интегральные образы, заслуженные собе­седники, объективировавшие то, что зачалось внутри.

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.