google-site-verification: google21d08411ff346180.html Встреча со смертью и медицина | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Встреча со смертью и медицина

Июнь 29th 2015 -

Монах Моисей Святогорец

Монах Моисей Святогорец

Мне кажется, что возвеличивание человеческого разума, стремление к приобретению материальных ценностей, ослабевание веры и западный образ жизни на православном востоке не способствуют духовному просвещению человека должным образом и не помогают ему правильно воспринимать смерть.

Мы считаем, что, переименовав похоронные бюро в бюро ритуальных услуг, мы освободились от памяти о смерти. В Америке даже существует очень сложная и затратная процедура по гримировке умерших. Сегодня и в Греции не все уверены в бессмертии души, в освободительной благодати веры. Мы пытаемся найти другие слова, чтобы говорить с теми, кто избегает разговоров о загробной жизни. Если человек поверит в другую жизнь, равно как и в то, что земная его жизнь имеет конкретную дату окончания, он почувствует себя, как мы полагаем, более свободным. Он сможет радостно проживать каждый миг бытия, наполняя его интересом, силой, любовью по отношению к себе и к ближним, не обожествляя свои достижения и не считая их исчезновение концом света.

Запад настаивает на том, чтобы не считать окончательной неудачу медицинской науки в излечивании любой болезни, ведь ученые и врачи стремятся к этому. Хотя им только удалось увеличить продолжительность жизнь, но не умертвить смерть, западный человек не смиряется с тем, что пока не может достигнуть земного бессмертия и надеется его получить. В особенности, современная американская культура возвращается к вере в переселение душ, к занятиям магией, астрологией, парапсихологией, пытается помешать наступлению старости с помощью косметики, операций, молодежной одежды, лечения в стационарах и клиниках. Она систематически избегает упоминаний о смерти, словно речь идет о чем-то мерзком, постыдном и непотребном. И разве не начинает этот дух преобладать и в Греции?

Таким образом, и в Греции смерть редко воспринимается правильно, даже в том случае, если она ожидаема, и мы впадаем в уныние, а не в печаль и скорбь, которые оправдывает наша греко-православная традиция.

Обращаясь сегодня, главным образом, к врачам, которых здесь собрал их интерес к науке и любовь к больным, я, как больной и им сочувствующий, хочу отметить, если вы позволите, что семья больного всегда хочет видеть рядом с собой врача, особенно в тяжелейшие последние минуты. Врач – самый подходящий для констатации смерти человек. Окружение больного хочет иметь уверенность в том, что врач сделал все, что мог, и будет это делать до конца. И это вполне оправданная психологическая потребность. Врач, объявляющий наступление смерти, также находится в непростой ситуации. Он не сумел продлить жизнь и заявляет о своей слабости. Его кажущаяся всесильность подрывается. Тот, кто зависел от него, более не существует. Доверие к нему окружающих пошатнулось, и теперь на него смотрят другими глазами. Смирение, искренность и взаимное уважение помогут обеим сторонам воспринимать ситуацию более правильно. Пришедшая смерть показывает наше общее бессилие, и следует признать это. И чем более молод и неопытен врач, тем более остро он переживает свое поражение. Если сам врач поддается панике, он оказывается не в состоянии оказать помощь и опечаленным родственникам, даже говоря, что больной скончался и более не мучается, давая им небольшую поддержку и выражая сочувствие. Практически то же самое можно сказать и об отношении медперсонала, социальных работников и, в особенности, больничного священника.

В отступлении я хотел рассказать об одном случае. Один ваш заграничный коллега был осужден другим в телевизионной передаче, которую смотрели миллионы зрителей, за то, что расходует трансплантанты, в третий раз пересаживая печень ребенку, которую отторгает его организм. На что этот врач ответил: “Принеся клятву врача, я поклялся спасти человека, но не человечество! Конечно, существуют и другие нуждающиеся больные, но я призван помочь этому конкретному человеку, находящемуся передо мной” [7]. Мы не можем говорить обобщенно и голословно. Каждый больной – это отдельный случай и личность. И мы призваны уважать уникальность и святость человеческой личности, делясь всеми нашими знаниями, силами, терпением, смирением и любовью. Не будем же проходить мимо кровати ракового больного как приговоренного к смерти. Будем же использовать всю нашу выдержку, если не можем более помочь химиотерапией, облучением, операциями и обезболивающими.

Ссылки:

7. Монах Моисей Святогорец “Возвращение из Америки”. Афины, 1999. С. 91.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Назад / Начало Далее

Метки:

Оставьте комментарий!