google-site-verification: google21d08411ff346180.html Украинский кризис глазами грека (часть 4) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Украинский кризис глазами грека (часть 4)

Декабрь 23rd 2016 -

Украинский кризис глазами грека (часть 4)

Итак, возвращаемся к новой украинской историографии

Украинский кризис глазами грека (часть 4)

Чей голодомор?

Отдельно повторяю для современной украинской молодежи: немецкие нацисты не считали то, что творилось в концлагерях, преступлением против человечности по одной простой (и жуткой) причине – для немецких нацистов их дети (немецкие) были людьми, а дети евреев, славян и прочих народов, с их точки зрения, – это генетический мусор. Почему это важно понимать именно современной украинской молодежи? Потому что им сейчас предлагают новую украинскую интерпретацию термина ‘голодомор’. Сам по себе термин вполне нейтральный и может быть применим ко всем жертвам голода в СССР 1932-33 годов (в значении «умирать от голода»).

Но в новой украинской историографии термин ‘голодомор’ понимается как целенаправленное уничтожение именно украинского народа (в значении «уморить голодом»). Получается, что огромное количество жертв голода в России и в Казахстане в тот же период – это всего лишь побочное явление. Т.е. украинский ребенок, умерший от голода, – это трагедия геноцида украинского народа, а русские, татарские или казахские дети, умершие в огромном количестве в это же время по тем же причинам, – это тоже трагедия, но не равнозначная. И кто тогда эти дети? Генетический мусор?

Приватизация термина ‘голодомор’ только для описания жертв на территории Украины – это идиотизм. Я сейчас не ругаюсь, слово ‘идиот’ в переводе с греческого языка означает ‘индивидуалист’. Приличное слово – во фраке, но зачем надевать этот фрак, если он снят с трупа?

Глумление над трупом – это некрофилия: русские дети что – нелюди?

А как же Европа? В 2008 году на голосовании в ООН мировое сообщество не признало факта намеренного геноцида украинского народа Сталиным в рамках массового голода на территории СССР 1932-33-го годов. Но тут ремарка: США и Великобритания голосовали за такое признание, но они оказались в меньшинстве. Кто прав? Когда-то русские говорили: «мы – русские, и с нами Бог», сегодня часть русского народа говорит: «мы – украинцы, и с нами Америка». Ничего, что ООН против?

А как же преступления коммунизма, на которые так любят ссылаться русские интеллигенты? Быть может, главное преступление коммунизма перед русским народом как раз и состоит в политике коренизации (туземизации) части русского народа, неожиданным результатом которой (после распада СССР) и порождается современная украинская историография? А уж цель последней – не столько героизация Степана Бандеры, сколько пропаганда лжи о существовании какой-то «Украинской повстанческой армии».

«А был ли мальчик»? Или не мальчик?

Украинский кризис глазами грека (часть 4)УПА нельзя называть «украинской повстанческой армией» (это всего лишь самоназвание), так как ее влияние не распространялось не только на всю Украину, но даже и на всю западную Украину. Тем более, никакого ее влияния на основные регионы современной Украины не было, и быть не могло. Бандера – общеукраинский маргинал. Но УПА – это и не армия, так как армии состоят из солдат.

Украинский кризис глазами грека (часть 4)Солдат отличается от карателя тем, что солдат идет на войну умирать, а каратель идет убивать. Поэтому эффективность карателей в реальных военных действиях крайне низка (они боятся умирать), зато с наслаждением убивают. Немцы это прекрасно понимали и почти не использовали все эти карательные батальоны в реальных боестолкновениях с Красной Армией, так как каратели не могут быть армией (они не солдаты).

Но УПА нельзя называть даже «антисоветскими повстанцами». Почему? Потому что они не воевали во время второй мировой войны в тылу у Красной Армии, они «воевали» (если так можно выразиться) в тылу у немцев. Но их, естественно, нельзя называть и антигитлеровскими повстанцами. Почему? Почитайте историю УПА. Речь идет об элементарных коллаборационистах. Причем, НКВД СССР успешно использовало повадки УПА во время их ликвидации после окончания «Великой Отечественной» для русских и «Второй мировой» для УПА. Их ликвидация – это сплошная история коллаборационизма уже с НКВД. И вот этих «не мальчиков» предлагается считать героями…

Современная украинская историография – это не столько история, сколько истерика.

Это не означает, что у Украины нет героев. Украинцы воевали в этой великой войне в абсолютном большинстве в рядах Красной Армии. Солдат – это тот, кто идет на войну умирать, и эти воины-смертники взяли штурмом Рейхстаг, сломав хребет Зверю. В 2015 году, в Санкт-Петербурге, умер последний участник штурма Рейхстага, по всей Украине множество могил людей, благодаря которым нацизм был побежден. Абсолютное большинство современных украинцев – это потомки солдат-красноармейцев, т.е. потомки победителей. И вот потомкам победителей предлагается считать героями побежденных, признавая само название «Украинская повстанческая армия» за карателями, которых даже немцы считали «не мальчиками», поэтому и не использовали их в реальных боях с Красной Армией. В этом отличие термина ‘Великая Отечественная’ от ‘Второй мировой’ в применении к Украинской историографии и для понимания прошлого. Поэтому и уравняли в правах «День Победы» (9-е мая) и «День поминок» (8-е мая). По ком поминки?

Современная украинская историография – это мечтания потерпевших (или, как сейчас принято говорить, реабилитация нацизма).Украинский кризис глазами грека (часть 4)Вопрос в другом: поверят ли в этот «мрачный сон» потомки победителей?

Речь идет об основных регионах Украины, которые дали миру огромное количество «Героев Советского Союза» и других орденов славы победителей Эти люди назло всем – живы сегодня. А их дети и внуки (а это большинство украинцев) поставлены перед выбором.

Человек отличается от животного тем, что у него есть память о своих предках (животное не задумывается, кто у него были дедушки и бабушки).

Украинский кризис глазами грека (часть 4)Украинский кризис глазами грека (часть 4)

Для русского человека замена термина ‘Великая Отечественная война’ на ‘Вторую мировую’ означает оскорбление памяти своих предков, убитых в этой жуткой войне ради победы над фашизмом. Народ – это общая память, и это касается не только общих побед, но и общих бед. Современному украинцу предлагают считать бедой убийство Бандеры (реабилитация УПА), для русского человека – это не беда, это справедливое возмездие. А беда – это Волынская резня, которая делает невозможным считать УПА вообще людьми.

Интерпретация истории – это не столько вопрос науки, сколько вопрос совести. Слово ‘со-весть’ означает «совместная весть», но весть бывает и от дьявола, и каратели творили то, что они творили – с чистой совестью. Молодому украинцу, по сути, предлагается не просто «другая от русских память» (народ – это общая память), ему предлагается другая от русских совесть, если это вообще можно назвать совестью. Это извращение стало возможным только в рамках новой украинской историографии, когда украинцу рассказали, что он, оказывается, нерусский.

Так когда же географический термин ‘украинец’ стал означать не «русский, живущий на Окраине», а просто, одним словом, – «нерусский»?

Метки: , ,

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.