google-site-verification: google21d08411ff346180.html Симфония при отделении государства от Церкви | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Симфония при отделении государства от Церкви

Октябрь 12th 2020 -

Симфония

Учение Святого Императора Юстиниана Великого о благосозвучии между священством и государством

1. Взаимоотношения между религией и государством

Добрая симфония (благосозвучие) между священством и государством, о которой говорит Шестая Новелла императора Юстиниана Великого, является одним из видов взаимоотношений между религией и государством.

Взаимоотношения между религиозными учреждениями и государством не являются взаимоотношениями между двумя абсолютно автономными и независимыми друг от друга учреждениями, ибо не может быть такого положения, чтобы между ними не было абсолютно никаких взаимоотношений. Это вытекает из природы или сущности этих двух типов учреждений. (Отношение безбожных, а тем паче богоборческих, государств к религиозным учреждениям является скрыто или открыто враждебным, что является одним из видов этих взаимоотношений).

В учебниках государствоведения обыкновенно указываются три элемента государства: власть, население и территория.

«В понятие государства входят следующие три элемента:

Власть, обладающая признаками самостоятельности и исключительности;

Совокупность лиц, подчиненных этой власти — народ;

Территория». (Кн. Е. Н. Трубецкой. Энциклопедия права. Киев, 1901. Репринт Нью-Йорк, 1982. стр. 260)

Однако, в самих истоках политической науки было четко установлено наличие и других элементов государства, помимо этих трех.

Аристотель обращает особенное внимание на политический строй (режим, конституцию) государства, фиксирующий соотношения (в писаной или неписаной форме) между собой всех остальных элементов государства:

«Если государство («полис») является сообществом граждан в рамках политического строя, то если изменяется и делается иным политический строй («полития»), по необходимости государство тоже перестанет быть прежним. То же мы говорим про хор, что он является одним, когда он комический, и другим, когда он трагический, несмотря на то, что зачастую он состоит из тех же людей... Если говорить про государство, что оно то же самое, то прежде всего надо иметь в виду его строй, независимо от того, имеет ли оно то же самое имя, или иное, и населяют ли его те же самые люди, или совершенно другие». (Политика, 1276 в, 1-6, 10-13)

«Политический строй – это организация должностей в государствах, как они распределяются, каковой является верховная власть и какая цель у сообщества в каждом случае». (Политика, 1289 а, 15-18)

«Политический строй («полития») это форма жизни государства («полиса»)». (Политика, 1295 а, 40)

Кроме того, в истории всех исторических государств можно отчетливо проследить наличие еще одного элемента: религиозных верований народа. Фюстель де Куланж, в «Древней гражданской общине», говорит:

«Взгляните на учреждения древних, не размышляя о их верованиях, и вы найдете их темными, необъяснимыми... Но рядом с этими учреждениями и этими законами поставьте верования: факты тотчас станут ясными». (Стр. 2, 3; цит. в «Монархической Государственности» Л. А. Тихомирова.)

Ортега-и-Гассет утверждает, что любая верховная власть только тогда

«юридически легитимна,... когда... она основывается на компактном веровании всего народа, что она действительно обладает на это правом. Это право не признается в обособленном виде, ибо верование, что царь или сенат имеют право править, существует только лишь как часть целостного верования в определенную концепцию мира, каковая тоже разделяется всем народом. В итоге, это и есть consensus. Эта концепция... должна быть религиозной. Поэтому, когда – по тем или иным причинам – эта общая целостная концепция расщепляется, слабеет или исчезает, то вместе с ней расщепляется, слабеет или исчезает и легитимность». («Интерпретация всемирной истории», Мадрид, 1959, стр. 174)

Ортега-и-Гассет определяет «консенсус» как

«общее полное верование в определенное представление о жизни и мире...». (Там же, стр. 190)

«За распадом верований и системы нравственных норм, то есть поведения, следует немедленно распад легитимности публичной власти». (Там же, стр. 226)

Тогда, уже «нет законного государства, потому что нет состояния общего духа в обществе». (Там же, стр. 228)

Л. А. Тихомиров считает верования частью «социального фундамента государства», каковым является «нация». («Монархическая Государственность», Буэнос Айрес, 1968, стр. 30)

Верования выражаются более всего в верховной власти,

«которая есть конкретное выражение принципа, принимаемого нацией за объединительное начало». (Там же, 33)

«В той или иной форме верховной власти выражается дух народа, его верования и идеалы, то, что он внутренне сознает как высший принцип, достойный подчинения ему всей национальной жизни». (Там же, 67)

Лишь, «если в обществе не существует достаточно напряженного верования, охватывающего все стороны жизни в подчинении одному идеалу, то связующей силой общества является численная сила, количественная, которая создает возможность подчинения людей власти даже в тех случаях, когда у них нет внутренней готовности к этому»(Там же, 68)

«Верховная власть... выражает весь дух, предания, верования и идеалы народа». (Там же, 80)

Святой Константин Великий «являлся представителем не какой-либо, хотя бы и христианской, народной воли, а выразителем народного нравственно-религиозного идеала». Он был «новым монархом», который «выступил властью верховною..., но не безусловною, не абсолютною». (Там же, 143)

Ибо, «для того, чтобы нравственное начало могло оказывать свое благодетельное влияние на политические отношения, необходимо, чтобы источники зарождения и созревания этики были независимы от государства. Государство есть область принуждения. Этическое начало, по существу, самобытно и свободно». (Там же, 466)

Ф М. Достоевский утверждает, что это начало является учредительной силой, создающей саму национальность:

«При начале всякого народа, всякой национальности, идея нравственная всегда предшествовала зарождению национальности, ибо она же и создавала ее. Исходила же эта нравственная идея всегда из идей мистических, из убеждений, что человек вечен, что он не простое земное животное, а связан с другими мирами и с вечностью». («Дневник писателя», 1880 год)

Основатель сионизма, Теодор Герцль, тоже говорит, что «вначале — идея». (Речь на Пятом конгрессе сионизма, в Базеле). В другой речи (в Берлине) Герцль говорит об «облачении древнего народного идеала в политические формы». В своем труде «Еврейское государство», Герцль подчеркивает, что «мы признаем сами себя принадлежащими к одному народу только через веру наших отцов».

Таким образом, если элементами государства являются (кроме власти, народа и территории) верования этого народа и его политический строй, очевидно, что государство не может игнорировать неизбежную необходимость установления каких-то взаимоотношений с религиозными учреждениями, вытекающими из верований, то есть из одного из государственных элементов. Народ является создателем и учредителем двух видов учреждений, религиозных и государственных, исполняющих разные функции, но принадлежащих одному общему народно-общественному организму. Посему и связь между этими учреждениями является абсолютно неизбежной, так как у них один и тот же источник и один и тот же пользователь.

Конечно, характер этих взаимоотношений может быть разным. Чтобы определить главные виды этих взаимоотношений, необходимо сделать обзор реально существовавших видов государств и установить, какие взаимоотношения они имели с религиозными учреждениями.

В так называемых «больших» восточных государствах Древнего Мира, в государствах-культурах Египта и Месопотамии, можно наблюдать максимальное слияние религиозных и государственных учреждений. Высшая политическая и высшая религиозная власть в них принадлежала одним и тем же лицам. Такая «персональная уния» откладывала свой отпечаток на весь государственный строй. Лучше всего такой строй выражен в Древнем Египте: фараон был одновременно главой государства, верховным жрецом и даже божеством.

В Древнем Израиле, географически возникшем между этими двумя культурами-государствами, впервые в истории человечества появляются совершенно новые соотношения между государством и религией. Государство Израиля как таковое образовалось после Ветхозаветной Церкви. В Древнем Израиле Церковь не только существовала до государства, но она же и создавала его.

Барух Спиноза считает, что «правление у евреев можно назвать теократическим», ибо «его граждане не признавали никакого иного права, кроме полученного через откровение». (Tractatus Theologico-Politicus, 17, 32)

Pages: 1 2 3 4

Оставьте комментарий!