google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Афанасий Сидящий, Константинопольский, Лубенский и Харьковский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Афанасий Сидящий, Константинопольский, Лубенский и Харьковский

Май 15th 2010 -

Святитель Афанасий, патриарх Цареградский

В 1652 году святителя Афанасия во второй раз возвели на патриарший Константинопольский престол. В это время турки вели разорительную для себя войну из-за родины патриарха Афанасия о. Крита; цареградская паства была в большом страхе и печали: турками были убиты три ее патриарха; все церковные дела были в запустении; в патриаршей казне денег не было; враги нового патриарха протестанты стали распускать слухи, что он весьма благосклонен к папистам; многие католики и даже некоторые из православных были в этом уверены. Чтобы успокоить свою православную паству, в 1652 г., в день первоверховных Апостолов Петра и Павла святитель Афанасий в своей патриаршей церкви сказал такую проповедь: «На сем камени, а не Петре, как говорят некоторые (католики), Я созижду церковь Свою,— говорит Христос,— на исповедании Петра, которое таково: Ты еси сын Божий — на нем же, сказал Он,— Я и созижду церковь Свою. — Петр не есть скала, скала — Христос, как об этом говорит ап. Павел: Скалою же бе Христос. Мы не Петрослу- жители, а Христослужители. И дам тебе ключи царствия небесного... Это он сказал о будущем, что и исполнил в день Пятидесятницы, послав Духа Святаго, не так, что одному более, а другому менее, но всем в равной степени; не Петру одному, или ему более,— никак,— но всем равно, и Петр ничего не имел большего или меньшего по сравнению с другими, но все были равны».

Все, присутствовавшие в церкви, уразумели из сей проповеди, что патриарх Афанасий неустрашимый и непоколебимый исповедник веры православной. Для Рима и католиков это было тяжелым ударом и посрамлением. Чтобы отомстить верному стражу Восточной Христовой Церкви, они распространили в Царь-Граде слух, что патриарх в своей проповеди защищал папу, а иезуиты так хитро все это дело обставили, что истина открылась спустя двести слишком лет. Вместе с тем они посоветовали туркам потребовать добавления с православного патриарха за его поставление. «И в немногих днях»,— говорит патриарх Афанасий,— «стали на меня агаряне править не малые подати султановы, на визиря и другие почести; все, что я имел имения своего, роздал басурманам, и еще занял с великим ростом, и, видя их ненасытность, призвал к себе архиерев и клириков и вельмож, православных христиан, и патриаршеский свой престол волею своею отдал». Святитель добровольно отрекся от Вселенского своего престола, сознавая, что силы его окончательно слабеют и он не в состоянии уже править вселенскою паствою.

Душевные и телесные страдания настолько надорвали здоровье святителя, что он желал теперь только одного, «в покое провести остаток дней своих». Вскоре после отречения он отбыл в Молдавию, где он в первое пребывание начал строить Никольский монастырь в г. Галаце, надеясь найти там желанный покой. Но Господу угодно было иначе направить земной путь святителя.

В то время образовался из балканских народов: сербов, молдаван, влахов, греков и др., союз, с целью изгнать из Царь-Г рада турок и таким путем навсегда освободить Христову Церковь от их ига. К этому союзу примкнули и малороссы. Союз поручил патриарху Афанасию поехать в Москву и убедить русского Царя Алексея Михайловича встать во главе всего дела и за это владеть Царь-Градом и всей Грецией. Прозревая всем деле предуказание Промысла Божия, святитель охотно согласился на предложение союза и поехал в Москву.

Тяжел был путь, но Господь хранил силы избранника своего. Пять месяцев длилось путешествие до Моек- вы, из которых самыми опасными были март и февраль, когда в Малороссии наступает весна, все дороги испорчены, кроме того, в то время Богдан Хмельницкий вел войну с поляками. 16 апреля 1653 г., в субботу на Пасхе, патриарх Афанасий благополучно прибыл в Москву. Его приняли здесь с подобающей честью, и он прожил в Москве до 14 декабря того же года. Святитель достойно и со всем усердием исполнил взятое им на себя поручение. «Сам Господь Иисус Христос, Его Пречистая Матерь, всехвальный святитель вселенский Григорий Богослов»,— убеждал патриарх Афанасий Царя Алексея Михайловича, — «помогут тебе овладеть Царь-Градом. Город сей — слава мирская, похвала вселенной, царям держава, середина земли, земной рай, сад вселенной, небо украшено, пища человеческая всем прибегающим между востоком и западом, а восток там отстоит от запада всего на версту. Град сей создал первый царь благочестивый, святой равноапостольный Константин, он нарицается новым Римом. Гам должно быть главе церковной, там должно быть и соборам вселенским, и великому Царю Самодержцу и Августу. Ваше державное Царствие освободит Св. Животворящий Гроб Господень, Богоходимую гору Синай, св. гору Афон: и откроется тогда прехваль- ная гора София. Поражается ум человеческий красоте и величию ея. И будет в ней проповедываться благочестие, и прославится Св. Троица, и воздвигнется на ней святый Животворящий Крест Господень. Здесь ты нари- цаешея Царем и Самодержавием Московским и всея России, а овладевши Царь-Градом, ты будешь Монархом всей вселенной, и поклонятся тебе короли всего мира. Ныне самое приятное время идти на освобождение Царь- Града. Не опасайся, мужайся и крепись: помощницы твои непобедимы суть».

Никто, кроме господаря Молдавии Василия Лупула и гетмана Малороссии Богдана Хмельницкого, не знал, что в Москву прибыл к Царю ходатай и печальник за восточную страждущую Христову Церковь. Москвичи приняли святителя, как просителя милостыни на ее нужды. Его щедро одаривали на приемах, богато благодарили за служение, а когда он объявил, что строит в г. Галаце монастырь, и у него нет средств докончить его, по особым челобитным святителя, ему пожертвовали на это дело много денег, и материалов, и священных предметов.

За то знатный нищий воздал Москве от богатев ума и сердца своего: он указал Москве пути к свету и знанию, сам принял участие в благоустроении русского богослужения церковного и помог Царской Семье в огорчении ее силою молитвы своей о даровании Наследника престолу.

Убеждения святителя имели надлежащее воздействие, но завершению дела, на которое звал и благословил Русского Царя святитель, помешала война, начавшаяся в это время между Россией и Польшей из-за Малороссии.

На возвратном пути патриарх Афанасий временно остановился в Лубнах, главном городе левобережной Украины. Когда он подъезжал к Лубенскому монастырю (февраль 1654 г.), игумен о. Петроний с братиею по чину, в священных ризах, его встретили. Когда о. игумен подошел к нему под благословение, Святейший патриарх изрек ему: «Желает душа моя в сем монастыре грешное мое тело погребсти». Предречение святителя о своей кончине исполнилось через месяц его пребывания в монастыре. От тяжелого дорожного пути растревожились раны, полученные патриархом еще в Фессалоникийской тюрьме, тело его опухло и он скончался 5 апреля, в среду, на Фоминой неделе «яко мученик, яко святитель, преподавая благословение всем христианам, коих за жизнь еще свою благословлял». Игумен, братия монастыря и свита патриарха погребли его в храме Преображения Господня под амвоном, перед царскими вратами, в сидячем положении, как принято погребать восточных патриархов. На него было надето все архиерейское облачение, а в руку вложен посох; его посадили в кресла, и с креслами сидячего вложили в каменную гробницу. На гробнице, присутствовавшие при погребении сделали такую надпись: «Сын! Если ты почтителен, не проходи мимо отца без поклона: он был чутким, отзывчивым на людское горе пастырем апостольского трона, и по смерти своей молится за паству свою пред Пастырем пастырей — Христом». И устами надписателей говорила сама истина: доброта, милосердие, благодеяния и благотворения, снисходительность к немощам и недостаткам человеческим,— как говорят записи современников,— были в очах святителя теми высокими добродетелями, которые он одобрял в других людях, неизменно проявлял и сам в счастливые и печальные дни своей земной жизни.

Почившего святителя Господь благоволил прославить нетлением и чудесами. В 1662 г. Газский митрополит Паисий Лигарид, проезжая через г. Лубны, просил показать ему гробницу святителя. Нетленные останки его были изнесены из под спуда... «Когда с благословения Киевского митрополита открыли гробницу, наполнилась церковь благовония, и обрели Святейшего патриарха тело цело, только у правой руки, которой он держал посох, пальцев двух или трех нет. Священная одежда, что была на святителе, с гела его спала и истлела, на чем сидел он кресла сгнили, целыми обрели только палицу да посох». На мощи Святейшего патриарха надели новые ризы и положили в церкви Преображения Господня снаружи. В ознаменование чудес, бывших до открытия честных мощей и при открытии их, на новой гробнице тогда же была сделана такая надпись:

Всемогущий и Непостижимый Бог почивающаго Cвятейшаго патриарха Константинопольского АФАНАСИЯ Прославнтн благоволил чудотвореными плотню неистленна и благодати преисполнена во дни Благочестивейшаго Государя, Царя, Великаго Князя Алексия Михайловича. 1662 года, Февраля 1

С тех пор, нетленные мощи Святейшего Константинопольского патриарха Афанасия стали предметом почитания и поклонения верующих всей православной Руси. Драгоценное сокровище, вынутое из-под спуда, неистлевшее под землею оказалось вместе с тем целебным источником для всех страждущих. Милосердый и любвеобильный при жизни своей святитель не оставляет своею помощью вселенскую паству и по смерти своей. Являясь многим в видениях, он благословляет, наставляет и врачует верных сынов Христовой церкви, с нелицемерною и усердною молитвою к нему притекающих.

Вот что пишет бывший игумен Лубенского монастыря, ныне прославленный святитель Белгородский
Иоасаф, о своем видении и беседе во время сего видения со святителем Афанасием: 1740 г. октября 26 я видел такой сон: виделся святитель Христов Афанасий ходящим близ своей раки в полном облачении, которого я провожал под руку. После этого он снова возлег в свою раку, а я, грешный, оправлял его в ней и начал говорить такие слова: Святейший патриарх, желаю я вашему святейшеству день празднственный уставить и подал об этом прошение преосвященному Рафаилу (что, действительно, так и было). На это Святейший вопросил: «А что же?». Я ответил ему, что преосвященный сказал, что нельзя этого сделать, потому что об этом надо писать в Синод, и надо показать его чудеса. Тогда святитель сказал: «О, да, бывают здесь из Москвы...». Я снова стал ему говорить: «Святейший патриарх, накажи меня при жизни моей за грехи мои». А он говорит: «Ведь я уже наказал; разве еще наказать? Добре, добре». Потом положил на грешной моей голове руки и сказал: «Да благословит тя Господь от Сиона, живый во Иерусалиме...», на чем я и проснулся. 1741 г., марта 1 дня, когда я немного днем заснул, виделось мне, что в церкви св. Софии Киевской я служу панихиду с преосвященным Рафаилом. Когда я совершал каждение церкви, при каждении горняго места, с правой стороны снова явился святитель Афанасий, иже в Мгаре, в своей раке, святые мощи коего я с ужасом великим покидал; он же простер свою руку, взял меня за руку крепко, я же начал вопиять: «Святейший патриарх, моли Бога о мне грешном, да не отвержет меня Господь!». А он сказал: «Отвержет, отвержет», и присовокупил такие слова: «яко же любит мя Отец, тако любит тя Сын...». Вместе с этим я проснулся.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.