google-site-verification: google21d08411ff346180.html Икона Божией Матери «Знамение» Абалакская (Абалацкая) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Икона Божией Матери «Знамение» Абалакская (Абалацкая)

Август 16th 2010 -

Икона Божией Матери «Знамение» Абалакская (Абалацкая)

Празднование 27 ноября/10 декабря и 20 июля/2 августа
Икона Абалакской Божией Матери написана в 1637 году при третьем Тобольском Архиепископе, благочестивом Нектарии. Писал ее протодьякон Тобольского кафедрального собора Матфий, известный, в первой половине XVII века, в Сибири, как искусный иконописец.

Эта икона была написана по следующему случаю: в царствование Михаила Феодоровича и при Тобольском Преосвященном Нектарии на Абалакском погосте жила одна одинокая вдова.

Неизвестно, кто она была; известно только, что женщина она была очень благочестивая, звали ее Марией. Эта-то благочестивая вдова Мария, через 50 лет по построении Тобольска, в 1636 году 10-го июля, однажды задремав в своей келии, увидела на воздухе образ Знамения Пресвятой Богородицы с изображениями на сторонах Святителя и Чудотворца Николая и преподобной Марии Египетской и услышала от образа голос: «Мария! Объяви это видение народу и скажи, чтобы построили на Абалакском погосте, по правую сторону ветхой Преображенской, новую деревянную церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы, что в древнем Новгороде, с приделами по одну сторону Святителя Николая, а по другую Преподобной Марии Египетской».

После этого видение кончилось и Мария проснулась. По робости она никому ничего не сказала. Через некоторое время не во сне, а наяву вдове было опять то же видение, только с небольшою разницею. Шла она из своей хижины и несла хлеб. Вдруг покрыло ее светлое облако, и она без чувств упала. Очнувшись немного, но еще не совсем, видит она на воздухе два образа, один Знамения, а другой Марии Египетской, а Святителя Николая, как бы живого, в светлом архиерейском облачении, стоящего пред образом Богоматери.

Святой Николай сказал ей: «Мария! Иди и скажи абалакским жителям по прежнему видению, чтобы построили церковь, притом чтобы и лес рубили своими руками и приплавили бы его и выносили на гору сами; а ежели не послушают сего, то увидят гнев Божий, и не только умрет другой священник, но и лучшие из прихожан».

Но и после этого видения Мария, боясь насмешек, не сказала ничего. Вскоре было ей третье видение, так же как и второе — наяву. Однажды, работая в своей хижине, Мария почувствовала сначала как бы запах от кадила, потом к своему ужасу опять услышала голос Святителя Николая: «Для чего не объявляешь видения и повеления? Ты сама неверием своим наводишь на себя озлобление». При этих словах у ней руки повело назад, и она, сильно страдая, упала на пол почти без чувств. Тогда Пресвятая Владычица сказала: «Это тяжело, Мне жаль ее». Тут же боль прекратилась, Мария пришла в себя, и видение окончилось.

После этого Мария пошла к своему духовнику, рассказала ему все три свои видения и просила объявить их народу. Но духовник не объявил, неизвестно по неуважению ли, по забывчивости ли, или чтобы лучше удостовериться в истине и воле Божией.

Четвертое видение, которое вдова уже не могла скрыть, было следующее: 24-го июля шла она в Тобольск и, подходя к городу по подгорью, вдруг была покрыта туманом или мраком, среди которого увидела облачный столп, доходивший до неба, а на столпе образ Знамения Богоматери и образ Преподобной Марии Египетской, и Святителя Николая, как живого на земле. «Для чего медлишь объявить о видениях и повелении народу? — сказал он грозно. — Если еще замедлишь, то всем телом будешь расслаблена; если же объявишь, но тебя не послушают, тогда не ты, а они острадают».

После этого вдова начала всем рассказывать о своих видениях, в Тобольске она рассказала их Архиепископу Нектарию при всем соборе, а, возвратившись из Тобольска в Абалакском погосте всему народу.

В Тобольском соборе, чтобы удостовериться в справедливости видений, показали вдове образ Знамения Богоматери (который она никогда не видала), она тотчас сказала, что этот видела в видении. Оказалось, что вдова напрасно молчала. Все ей поверили, и Преосвященный, после строгого испытания, сделанного ей при собрании духовных лиц и городских старшин, благословил абалакских прихожан строить храм, и многие из тобольских граждан приняли участие в этом благочестивом деле.

Пока строится церковь, промысл Божий чудесно уготовляет и образ в новую церковь. Некто крестьянин Евфимий, по прозванию Кока, несколько лет лежал в расслаблении. К нему приходит однажды нищий, уже давно знакомый и наверно пользовавшийся его милостями, Павел, и говорит: «Ефим! Слышишь ты, на Абалаке строится церковь по повелению Божию, во имя Знамения Богородицы, Святителя Николая и Марии Египетской. Дай ты обещание написать храмовый образ в эту церковь. Может быть, Господь по вере твоей и усердию, простит тебя и освободит от болезни твоей».

Евфимий послушал совета Павла и в этот же день дал обещание написать икону «Знамение» Богоматери с предстоящими по сторонам Святителем Николаем и Преподобной Марией Египетской.

Господь наградил его за веру: в тот же день после полудня он начал владеть правою стороною. На другой день крестьянин Евфимий послал к преосвященному Нектарию с просьбою позволить написать храмовую икону для новой Абалакской церкви и, получив благословение, заказал ее протодиакону Софийского собора Матфею, известнейшему в то время в Сибири живописцу. И пока писался образ, Евфимий становился все крепче и крепче. Наконец он совсем выздоровел, пошел к живописцу и сам принес образ в собор для освящения. Преосвященный, обрадованный и удивленный этим чудом, сам окропил образ и отслужил в соборе молебен; а потом с честию отпустил его в Абалакское село для поставления в новой церкви.Когда дошли до деревни Шанталыка, где теперь Ивановский монастырь, Господь прославил эту икону новым чудом.

В деревне Шанталыке у одного крестьянина, Василия, дочь, долго хворавшая глазами, ослепла, и уже два года ничего не видела. Услыша, что в Абалак несут образ, Василий вышел со слепою дочерью ему на сретение и пал пред ним со слезами и верою. К радости и удивлению отца и всего народа девушка вдруг прозрела. Эта икона получила название Абалакской от Абалакского прежде села, а затем (с 1783 г.) монастыря.

На Абалакской иконе Божия Матерь изображена точно так же, как и на Знаменской, т. е. с воздетыми кверху руками и с Предвечным Младенцем на персях; только с той разницею, что на Абалакской по сторонам Приснодевы изображены, с правой стороны Святитель Николай, а с левой Преподобная Мария Египетская. Риза вся серебряная под золотом с жемчугом и драгоценными камнями.

Особенного празднества и службы в честь Абалакской иконы Богоматери не положено; а празднуют ей в день Знамения Пресвятой Богородицы. Несмотря на это, Абалакскую икону очень уважают не только в Сибири. Каждый год приносить икону Богоматери из Абалака в Тобольск на две средние недели было установлено по следующему случаю: в 1665 году летом в Тобольске и во всех окрестностях его, не переставая, шел проливной дождь; хлеб, овощи и трава гибли; все затопило водой, и народ приходил в отчаяние. Решили обратиться за помощью к Царице Небесной: Тобольский Архиепископ Корнилий послал за чудотворною иконою Богоматери в село Абалакское. Икону принесли с большим торжеством 8-го июля. После молебна на площади икону внесли в собор, где тотчас началась литургия. Еще не кончилась служба, как к радости всех облака исчезли, дождь перестал и сделалось ведро. В память этого чуда и для постоянного благодарения Господа и Его Пречистой Матери преосвященный Корнилий установил каждый год приносить чудотворную икону Богоматери из Абалака в Тобольск. Через три года после этого в 1668 году, Архиепископ Корнилий был вызван в Москву для назначения митрополитом. Когда он возвратился из Москвы, то услышал от недобрых людей, что в его отсутствие протоиерей и прочие соборяне встречали Абалакскую икону Богоматери без должного благоговения, да и во время ее пребывания в соборе будто бы производили разного рода бесчинства. Преосвященный прогневался на них; соборного ключаря, когда он, при наступлении времени приноса иконы из Абалака, пришел принять благословение, наказал, укорив его сначала за прошлогодние беспорядки, а икону не велел приносить. Так в 1669 году в Тобольск икону не приносили. Донос на соборян был ложный, а так как Преосвященный поверил клевете без исследования дела, то скоро сильно захворал, и хворал несколько месяцев. Когда и в 1670 году Митрополит Корнилий во гневе на соборян не позволил принести иконы, то опять захворал еще сильнее, и чем ближе подходило время принесения иконы, тем ему становилось хуже. Врачи не могли ему помочь. Наконец, уже в сентябре он понял причину своих страданий. Горько плача, он тотчас послал за чудотворною иконою и, когда ее принесли в город, велел поставить в соборе и отслужить литургию. По окончании службы Владыка велел принести икону к себе в дом и, когда начали звонить пред ее выносом из собора, велел слуге ввести себя в приемную комнату и поставить подле окна, чтобы видеть, как понесут Владычицу. Едва он увидел лик Пречистой, как почувствовал себя гораздо легче; когда же икону внесли в его дом, больному стало легко так, что он без помощи других мог стоять во время молебна и проводить икону до того места, где принял. На следующий день преосвященный мог даже идти в собор к литургии и возблагодарить Царицу Небесную за посланную Ею помощь. Через десять дней икона была возвращена в Абалак. После этого случая, когда опять открылась чудесная сила Божия через Абалакскую икону Приснодевы, опять стали приносить эту икону в Тобольск в Софийский собор на две недели.

С Абалакской иконы есть несколько копий в разных местах Сибири.

Оставьте комментарий!