google-site-verification: google21d08411ff346180.html Плач радостнотворный | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Плач радостнотворный

Январь 27th 2015 -

Нагорная проповедь и исцеление прокаженного Козимо Росселли и Пьеро ди Козимо Фрескa, 1481г, Сикстинская капелла, Ватикан

Священник Димитрий Шишкин

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся», – говорит Господь. В наше время превратных пониманий самых простых и очевидных понятий, тем более, кажется, нужно разобраться, какие именно слезы соделывают человека блаженным, то есть причастным высшей, духовной радости, и о каком утешении идет речь в Евангелии.

Кадр из фильма «Новые похождения Кота в сапогах»

Вспоминается фильм-сказка «Новые похождения Кота в сапогах». Такой солнечный, жизнелюбивый и радостный фильм, кто помнит. Вот там принцесса бедная болела в сумрачной комнате, чахла в своей кровати, а шут по заказу главного злодея читал ей «уморительные» в худшем смысле этого слова рассказки. Помните: «Чудовища вида ужасного, схватили младенца несчастного…»? Ну и так далее. И вот когда кто-то робко возразил, что, мол, зачем же бедное дитя загонять в тоску, последовал ответ: «Чем больше слез, тем больше облегчение, в слезах и заключается лечение». При этом говорящий возвел глаза к небу, как бы изображая христианского проповедника. И всем было понятно, что плакать – это плохо, а веселиться и радоваться – хорошо. И что христианство – это печалька, а атеизм – сплошное веселье. Вот такой в общем-то хороший, но советский, с идеологической подначкой, фильм…

Кстати, пьеса, по которой был снят фильм, так и называется: «Смех и слезы».

Но так ли однозначно это противопоставление, подразумевающее, что слезы есть несомненное зло, а смех – добро? Конечно, нет.

В первую очередь слова Господа относятся к тем, кто сознательно с верой старается жить по-христиански – а мир не принимает их образ жизни

В первую очередь слова Господа относятся к тем, кто сознательно с верой стараются жить в этом мире: думать, говорить и поступать по-христиански, – и от этого, то есть именно вследствие этого, страдают и плачут, потому что мир не принимает их образ мышления, их образ жизни. Мир лежит во зле, как сказано в Писании, но всё-таки и степень, и концентрация этого зла разная в разных местах, в разное время и в разных обстоятельствах у разных людей. Так что есть люди, которые именно за добрую верность Христу страдают и плачут больше других. Человеку вообще свойственно страдать и плакать, когда ему больно – и не только телу, но даже в большей еще степени душе, но есть люди, которые благочестиво живут более или менее спокойно и тихо, без особых скорбей и страданий, а есть такие, кто в силу разных обстоятельств оказываются под яростным прессингом греховного мира. И перед таким человеком с особенной остротой становится необходимость выбора: вести себя «как все» и перестать, таким образом, испытывать те или иные сугубые трудности или оставаться верным Христу, несмотря ни на что и даже плача и страдая, но всё равно не отступая от правды Божией. Вот о таких, думаю, в первую очередь говорит Господь, что они блаженны и утешатся. То есть духом своим за правдолюбие и верность Христу они как бы живут уже в преддверии Царствия Небесного и только телом и душой страдают, но страдания эти служат лишь к большей их будущей славе и радости. Да, но много ли среди нас таких – верных, смиренных и кротких страдальцев, претерпевающих напраслину ради Христа и за правду, но не ропщущих, а терпеливо переносящих эти страдания с благодарностью Богу? Много ли среди нас таких? Думаю, нет.

Тут встает вопрос о рассудительности, потому что можно и «на ровном месте» придумать для себя какие-то особенные страдания

Но здесь еще встает вопрос о рассудительности. Потому что можно и «на ровном месте» придумать для себя какие-то особенные страдания и думать, что ты благодаря этому будешь причастником сугубого блаженства, а на деле, возможно, будешь всё далее удаляться от Господа за свое самочиние и ревность не по разуму. Такое тоже встречается иногда. Человек говорит: нет, у меня как-то всё слишком уж ровно, благополучно, надо бы пострадать, что ли… – и начинает изобретать себе какие-то искусственные и совершенно ненужные скорби. Здесь именно важна рассудительность, потому что и подвигу в значении подвижничества есть у нас в жизни место. Конечно! Только, думается, подвиг этот должен быть в высшей степени трезвенным и взвешенным, таким, чтобы нести его не день-два и не месяц, а столько, сколько Господь даст еще жизни, и, главное, подвиг этот должен быть добрым, законным, то есть он должен быть, во-первых, по возможности незаметен окружающим и, во-вторых, не замыкать человека в себе, позволять ему быть открытым для людей, для видения их трудностей, скорбей и проблем, для способности помогать им с состраданием.

Метки:

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.