google-site-verification: google21d08411ff346180.html Житие и подвизание иже во святых отца нашего Порфирия Газского | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Житие и подвизание иже во святых отца нашего Порфирия Газского

Март 10th 2011 -

Царица же, видя его веселым, сказала: если угодно, посмотрим, в чем заключается просьба, дабы исполнить все, содержащееся в ней. Царь приказал прочесть хартию и, когда она была прочтена, сказал: Тяжко прошение, но еще более тяжек и отказ, так как это есть первое повеление нашего сына. Государыня сказала ему: Не только первое повеление, но и данное в этой святой одежде 49, и прошение сделано ради благочестия и подано преподобными мужами. С трудом согласился царь, при большом настоянии государыни. Все это возвестил нам боголюбивый Амантий. 50. На следующий день прислала за нами царица и по обыкновению первая приветствовала преподобных епископов, пригласила сесть и сказала им: По молитвам вашим Бог даровал мне совершить относящееся до вас дело, и содействием Его оно исполнено: вы видели, какой способ я употребила. Но, если угодно, завтра я пошлю за квестором 50 и на глазах [41] Ваших прикажу ему, чтобы по силе вашего прошения был составлен божественный указ от имени двух царей и, говоря просто, чтобы он исполнил все, что будет за сим следовать. Епископы, услышав это, весьма благословляли ее, и сына ее, и царя, и поговорив о многом другом душеполезном, простившись, ушли. На следующий день она послала за квестором и сказала ему: возьми эту хартию и по силе ее напиши божественный указ. Квестор, взяв хартию, со тщанием продиктовал в нашем присутствии божественный указ. Мы внушили ему назначить дуков 51 и консуляров и их обстановку для помощи. Когда был окончен и подписан божественный указ, мы просили государыню, чтобы дело было поручено кому-либо из знатных мужей, и она приказала Амантию сыскать из христиан ревностного человека, которому это могло бы быть поручено. 51. Ибо многие из сановников имели притворную веру, и их постигла божественная справедливость, так как цари, узнав, что они неправильно относятся к пречистой вере, сместили их с должностей и наказали телесно и денежно. Но это произошло до сего. Вследствие этого Августа поручила передать наше дело мужу православному, и оно было поручено члену консистории 52, по имени Кинигию, мужу чудному и ревностному о вере. Августа, призвав его, приказала ему разрушить до основания и предать огню все языческие [42] капища. Она подарила ему от руки деньги, сказав: возьми на расходы и ничего не бери у преподобных епископов. Получив таковые повеления от государыни, он вышел, сделавшись более готовым к исполнению. 52. Пробыв остаток зимы и совершив святые дни пасхальные 53 и воскресный, мы стали готовиться к отплытию, и просили чудного Амантия доложить о нас государыне, дабы проститься с ней. Он же, услышав, опечалился тем, что мы намереваемся отплыть, ибо он полюбил нас на столько, что просил государыню отпустить его ради молитвы на святых и честных местах. Государыня же побоялась отпустить его, чтобы он, уехав, не принял иночества и не остался там; она знала жизнь мужа: он был во истину непорочен, раздавал много милостыни, постоянно постился, принимал много странников и помогал нуждам благочестия. Столько о боголюбивом Амантие. Он доложил об нас государыне и мы вошли к ней, и она сказала преподобным епископам: когда вы отплываете с Богом? Они ответили: Сего ради мы пришли проститься с вашей державой. Она же сказала: Помните всегда обо мне и о моем сыне. 53. И тотчас приказала принести денег, и [43] когда они были принесены, сказала владыке моему епископу Порфирию: Возьми, отче, эти два кентинария 54 и выстрой посреди Газы святую церковь, которую я обещала создать, и дай мне знать, если будешь нуждаться еще в деньгах, и я тотчас пришлю. Построй и странноприимницу, чтобы можно было принимать братьев, приходящих в твой город, и давать им содержание в течении трех дней. Она дала и преподобнейшему Иоанну тысячу золотых и обоим драгоценные сосуды, и на расходы дала им по сто золотых. Упомянутый выше преподобнейший Иоанн епископ Кесарийский получил и те преимущества для своей церкви, какие хотел. И сотворив молитву, и дав многие благословения государыне и ее сыну, и царю, они вышли. 54. Они просили дозволения войти и к царю. Царь же спросил их, окончательно ли они собрались и подарила ли им что-нибудь Августа; они же сказали, что мы окончательно собрались, при спасении вашего благочестия и боголюбезнейшей вашей супруги и богохранимого вашего сына, и подарено нам много и значительно. Тотчас и царь приказал епархам 55 отделить им из общественных доходов Палестины по 40 литр золота 56, и сам дал на расходы по [44] одной пригоршне, что составило по пятидесяти номисм 57. И они, много благословив его, ушли. Мы пробыли в городе еще три дня, пока не получили выдачи сорока литр, и через три дня, сев на корабль, отплыли в двадцать третий день Ксанфика, по Газцам, а по Римскому в 18 день Апреля. Светлейший же Кинигий отправился после нас, пользуясь государственной почтой. 55. Мы прибыли на Родос через пять дней и весьма старались пройти к иже во святых Прокопию отшельнику, и когда очень просили корабельщика дать нам часа три, он не дал, говоря, что я не найду такого попутного ветра. Мы же говорили ему, что молитвы святого мужа в состоянии и спасти нас, и дать нам пригодный ветер.

Корабельщик же сердился и не внял нашей просьбе, но, запасшись водою, мы снялись с якоря. Мы очень опечалились, лишившись такого случая и молили святого своими молитвами простить нас и помолиться за нас, чтобы мы спаслись и исполнили то дело, которое нам было поручено. 56. Когда мы отправлялись из Родоса и проплыли благополучно два дня при благоприятном ветре, внезапно поднялась буря, ветры, молнии, гром и волнение, и волны стали воздыматься и становились, как высокие горы, и судно поднималось так, что мы думали, что стремимся к облакам. Поднялись крики, и [45] слезы, и моление Богу, и мы призвали и молитвы отшельника, преподобного Прокопия. При наступлении вечера, когда буря не успокаивалась, мы пробыли без сна всю эту ночь. К утру же, вследствие великой скорби, немного уснули преподобные епископы, и владыка мой Порфирий увидел во сне иже во святых Прокопия отшельника, говорившего им: огласите и назнаменуйте корабельщика (он принадлежит к отвратительной ереси Ария) и приготовьте его к проклятию Ария и его зловерия, и тотчас успокоится эта столь великая буря. Он не дозволил вам придти ко мне по причине того, что принадлежит к сказанной ереси. Все же огласите его, ибо он воспримет от вас православие. 57. Услышав это, ваш преподобный Порфирий пробудился и призвав нас, рассказал сновидение; тотчас, призвав корабельщика, мы сказали ему: хочешь ли спасти свое судно, и всех нас, а прежде всех, свою душу? Он же сказал: об этом не стоит и спрашивать. Епископы сказали ему: отрекись от своего зловерия и веруй в правую веру, и спасешься ты, и твое судно, и все мы. Корабельщик сказал ему: Так как я вижу, что вы обладаете предведением (ибо вы поняли то, что находится в моем сердце, когда никто вам об этом не возвестил), вот, я говорю вам: верую, как веруете вы и отрекаюсь ереси Ария и самого Ария. Прошу же вас на досуге просветить меня из святого писания в [46] правую веру. Преподобные же епископы, взяв, назнаменовали его, и сотворив над ним молитву, приобщили его святых таин 58. Тем временем успокоилась буря и к вечеру переменился ветер и мы плыли удобно; пробыв в море еще четыре дня, на пятый по утру приплыли в приморскую часть Газы, которая зовется Майума 59. 58. Когда мы сошли, то тамошние христиане, узнав об этом, приняли нас с псалмопением, равно как и христиане из города, и встретили нас с пением, имея знамение честного креста. Бывшие из двух местностей смешались и сделалась не малая толпа; но больше было из приморья, ибо там было много египтян, торговцев вином. Идолопоклонники же, видя, что происходит, терзались, но не дерзали ничего сделать, так как слышали, коликий почет имели преподобнейшие епископы у царей, и что идольские капища должны быть разрушены, и была в большой заботе и малодушии. 59. Когда же мы вошли в город, около так называемого Тетрамфода 60, стояло мраморное изваяние, и говорили, что это Афродита. Она находилась на каменном жертвеннике; и изображение статуи представляло нагую женщину, имеющую видимою всю ее срамоту, и все горожане почитали статую, в особенности [47] же женщины, зажигавшие свечи и воскурившие фимиам. Про нее говорили, что она прорицает в сновидении желающим вступить в брак, и обманывали одни другую ложью; а те, которым бес посоветовал вступить в брачное соединение, часто настолько были неудачны, что или доходили до развода, или дурно жили. Это мы узнали от тех, которые отвратились от обмана и признали истину. 60. Но и некоторые из идолопоклонников, не вынося неудач дурных сожительств, которые они заключали по повелению беса Афродиты, пришли в негодование и исповедали обман. Таковы бывают демоны для того, чтобы обманывать и не говорить ничего истинного, ибо они не в состоянии точно знать, но притворяются перед порабощенными ими, будто обладают этим, предсказывая по вероятности. Ибо как могут говорить правду отпавшие от правды? Если они и угадывают, предсказывая о ком-нибудь, то это делается случайно; как и люди часто случайно предсказывают относительно какого-нибудь дела, и оно случайно осуществляется. И мы удивляемся редко бывающим удачам, вследствие случая, а о постоянно происходящих неудачах молчим. Но довольно о бесах и их обмане. 61. Когда мы приплыли в город, как было сказано, придя на место, где находился названный идол Афродиты (христиане несли честное древо Христа, то есть, изображение креста), обитавший в статуе [48] демон, не перенося вида несомого знамения, выйдя из мрамора с большим нестроением, низверг самую статую и разбил ее на многие куски. Случилось, что два мужа из идолопоклонников стояли близ алтаря, на котором была водружена статуя, и она, упав, раскроила голову одному, у другого же разбила плечо и ключицу: оба они стояли, издеваясь над святым народом. 62. Многие же из Еллинов, видя происшедшее знамение, уверовали и смешавшись о мирянами, вошли вместе с ними в церковь, называвшуюся Ириной. В этот день произошла великая радость христианам, вследствие трех причин: во-первых, потому, что они встретили своего иерея здравствующим и исполняющим то, что желал, во-вторых, потому что языческие боги сокрушены и сделались вроде пыли, рассеиваемой с летнего тока, и те, которые уповали на них, очутились сокрушенными, подобно им; в третьих – и это важнее первых двух причин – что были спасены заблуждавшиеся души, и присоединились к стаду Христову. Епископ, назнаменовав их, отпустил с миром, приказав им заниматься святыми молитвами: по числу их было тридцать два мужчины и семь женщин. Архиепископ Иоанн, пробыв еще два дня в Газе, отправился в Кесарию, будучи провожаем на две мили всеми христианами и преподобным епископом. 63. Через десять дней прибыл и чудный [49] Кинигий, имея с собою консуляра и дуку 61, и большую помощь военную и гражданскую. Многие из идолопоклонников узнали об этом наперед и ушли из города – одни в селения, другие же в иные города, и это в большинстве были богатые жители города. Упомянутый Кинигий отдал дома бежавших под военный постой. На следующий день, призвав жителей города, в присутствии дуки и консуляра, он объявил им царский указ, приказывавший низвергнуть идолов и капища и предать огню. Идолопоклонники, узнав это, тотчас громогласно застонали, так что начальники вознегодовали и с угрозами выслали против них воинов, которые били их жезлами и палками, а христиане с великою радостью прославляли царей и власти. 64. И тотчас устремились с властями и воинами и разрушили капища. В городе было восемь общественных идольских храмов: Солнца, Афродиты, Аполлона, Коры 62, Екаты 63, так называемый Ироон 64, Счастия города, зовомый Тихион 65, и Марнион 66, посвященный, как говорили, рожденному на Крите Зевсу, и который считали наиболее славным из всех повсюду храмов. Было же множество и других идолов по домам и в весях, счета которым никто [50] подвести не мог. Бесы, понимая настроение жителей Газы, которые легко изменяются, наполнили обманом весь их город и окрестность: это случается с Газцами вследствие их великой простоты. Оттого и переведенные в святую веру, они делаются ревностными христианами. Но довольно о жителях Газы. 65. Воины с христианами из города и из морской его части устремились в капища, но были отражены от Марниума, ибо жрецы этого идола, услышав заранее, загородили большими камнями изнутри двери внутреннего храма и снесли в так называемые адиты 67 все драгоценные сосуды, бывшие в нем и даже самих посвященных богам животных, скрыли их там и через эти же адиты бежали к другим выходам. Говорили, что упомянутые адиты имеют многие выходы в разные места. Будучи, как сказано выше, отражены, они обратились к другим капищам, и одни разрушили, другие же предали огню, хватая в них все драгоценные сосуды. Иже во святых Порфирий подверг в церкви анафеме всякого христианина горожанина, который когда-нибудь возьмет что из капищ, для собственного пользования, и потому никто из верных горожан не взял ничего, за исключением воинов и находившихся там чужестранцев. Вместе с мирянами ходили благочестивые мужи из клира и сам преподобный Порфирий, препятствуя им [51] присваивать что-нибудь. И разрушение идольских храмов продолжалось десять дней. 66. По истечении упомянутых дней они стали совещаться и о Марнионе, как с ним поступить: одни говорили, что его надобно разрушить, другие – сжечь, третьи – очистить место и освятить под церковь Божию, и об этом было большое недоумение.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8

Комментарии закрыты.