google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Димитрий Ростовский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Димитрий Ростовский

Ноябрь 9th 2010 -

Житие Димитрия и местное предание сохранили сведения об аскетических подвигах и духовных дарованиях святителя. Димитрия был строгим постником, на 1-й и последней неделях Великого поста вкушал пищу 1 раз, значению поста посвящены мн. его проповеди. Димитрий часто подолгу молился, лежа крестообразно; в загородной резиденции в Демьянах он изнурял себя, подставляя тело комарам. Святитель устраивал трапезы в крестовой палате архиерейского дома для увечных и нуждающихся, поучаясь у них терпению. Житие Димитрия содержит подробный, со ссылкой на свидетелей рассказ об исцелении им бесноватой Татьяны Романовны — жены священника ц. Григория Богослова в архиерейском доме Максима Парфёнова. 23 дек. 1707 г. по молитве Димитрию в ростовском в честь Рождества Пресв. Богородицы жен. монастыре исцелилась девица Евфросиния из дер. Поречье, которая 5 лет была «мучима от духов нечистых».

Духовная грамота Димитрия датируется 4 апр. 1707 г. Димитрий просит не искать оставшегося имения, поскольку «не стяжах имения... кроме книг святых» (после смерти святителя в казне было найдено 39 р. 20 алтын), завещает похоронить себя в Троицком соборе Яковлевского монастыря. По указу Петра I завещание Димитрия было опубликовано отдельной брошюрой в Москве в 1717 г.

Митр. Стефан и Ростовский святитель дали друг другу обещание, что первый, кто из них умрет, будет похоронен другом. Ожиданием приезда митр. Стефана объясняется задержка с похоронами Димитрия, который был погребен спустя почти месяц после кончины, 25 нояб., при большом стечении народа. Ростовцы хотели, чтобы могила святителя по традиции находилась в Успенском соборе Ростовского кремля, но митр. Стефан настоял на исполнении последней воли друга, Рязанский митрополит написал надгробные «Стихи памяти смертной, всякому потребной», в которых часто повторяется строка: «Свят Димитрий, свят».

По завещанию Димитрия, оставшиеся черновики его сочинений были положены в его гроб. При вскрытии гробницы в 1752 г. они оказались истлевшими, поэтому автографов святителя до нашего времени дошло немного — это в основном личные письма, подписи на документах, черновые материалы, правка в рукописях, пометы на печатных изданиях из его б-ки. Рукописи и книги Димитрия по распоряжению митр. Стефана были переданы в Патриаршую б-ку, их перечень составил казначей Ростовского архиерейского дома иером. Филарет (Преставление св. Димитрия, митр. Ростовского, и опись оставшегося после него имущества // Москвитянин. 1855. № 21/22. С. 71-86). Б-ка Димитрия насчитывала 528 рукописей и изданий. В наст. время книги из нее находятся в основном в РГАДА (неск. книг есть в Музее книги РГБ, одна — в БАН). Большинство сохранившихся прижизненных рукописей Димитрия сосредоточено в ГИМ и РГАДА, они есть также в РГИА, РНБ, БАН, НБ Украины, в б-ке РЯАХМЗ, в ЯИ-АМЗ, в б-ках Углича, Владимира, Н. Новгорода, Иркутска.

Известен архиерейский герб Димитрия — «огненное сердце» в барочном картуше, с архиерейскими атрибутами (Тарасов О. Ю. Икона и благочестие: Очерки иконного дела в имп. России. М., 1995. С. 372). Святитель использовал его наряду с семейным гербом Савичей.

Мощи Димитрия почивали открыто в юго-зап. углу Зачатьевского храма в серебряной раке, устроенной по повелению имп. Елизаветы Петровны, государыня также пожаловала ризы из золотой парчи для облачения мощей святителя. Переложение его останков в эту новую раку последовало 25 мая 1763 г. в присутствии имп. Екатерины II Алексеевны, прибывшей из Москвы в Ростов пешком. В церемонии также участвовали Новгородский митр. Димитрий (Сеченов), Петербургский митр. Гавриил (Петров), Сарский архиеп. Амвросий (Зертис-Каменский), настоятель Троице-Сергиевой лавры архим. Арсений и др. Имп. Екатерина пожертвовала в Яковлевский монастырь покровы на гробницы святителей Иакова и Димитрия, дорогие одежды на престолы в соборе, священнические облачения из золотой и серебряной парчи, пожаловала тыс. рублей настоятелю и братии и 2 тыс. р. — на благоукрашение обители.
Вместе с останками др. Ростовских святых мощи Димитрия были подвергнуты экспертизе в ходе кампании по вскрытию мощей святых, в 1930 г. выставлены в экспозиции музея Ростовского кремля, затем поступили в запасники музея. 4 июня 1991 г., после возобновления иноческой жизни в Спасо-Иаковлевском монастыре, мощи Димитрия были возвращены в обитель и установлены в ц. свт. Иакова Ростовского.

По повелению Черниговского архиепископа в 1677 г. Димитрий написал кн. «Чуда Пресвятой и Преблагословенной Девы Марии» (Новгород-Северский, 1677) — первое из дошедших до нас его сочинений, которое представляет собрание сказаний о 22 чудесах от иконы Богоматери в черниговском Троицко-Ильинском монастыре. Книга была напечатана в типографии архиеп. Лазаря (Барановича). Ее переработкой стало др. соч. Димитрия — «Руно орошенное» (Чернигов, 1683). В отличие от кн. «Чуда...», написанной на юго-западнорус. лит. языке XVII в. — «простой мове», язык «Руна...» — церковнославянский. «Руно...» содержит описание 24 чудес, а также «Беседы» и «Прилоги», отсутствующие в кн. «Чуда...». «Руно...» начинается посвящением архиеп. Лазарю и 2 предисловиями. В 1-м предисловии сказано, что «книжка» вышла с исправлением нравоучений и приложением «кратких бесед духовных»; беседы и нравоучения составлены автором, примеры собраны из разных источников. Имя автора читается в акростихе, помещенном после предисловий. «Руно...» издавалось 7 раз, в т. ч. неск. раз в типографии черниговского Троице-Ильинского монастыря. Издания отличаются предисловиями и приложениями, основной текст не менялся.

Главным агиографическим сочинением, работе над которым Димитрий посвятил более 20 лет (1684—1705), стала «Книга житий святых». Необходимость составления православ. Четьих-Миней на украинско-белорус. землях была вызвана во многом задачами полемики с католиками, писавшими о неисторичности правосл. святых, и тем фактом, что большинство правосл. житийных сборников на Украине и в Белоруссии в 1-й пол. XVII в. вместе с храмами и монастырями было захвачено униатами (см. ст.: Брестская уния). (В частности, в 1-й трети XVI в. при Западнорусской митрополичьей кафедре или непосредственно в Супрасльском монастыре был составлен фундаментальный 3-томный минейный Торжественник, охватывающий большую часть года (Вильнюс. БАН Литвы. Ф. 19, № 79, 80, 105), однако после перехода обители в унию он стал недоступен для православных.) С этим обстоятельством было связано широкое использование православными украинско-белорус. переводов католич. (польск. и лат.) житийных сборников. По-видимому, еще одной причиной создания Димитрием «Книги житий святых» как свода, изначально ориентированного на издание типографским способом, было снижение статуса рукописной книги в украинско-белорус. правосл. среде под влиянием аналогичных тенденций в польск. обществе (как у католиков, так и у протестантов).

Димитрий проделал большую предварительную работу, включавшую подготовку месяцеслова, выбор житий, поиск необходимых материалов (источники, а также историю издания памятника подробно исследовали прот. А. Державин и А. А. Круминг). Димитрий использовал широкий круг агиографических и исторических текстов, прежде всего латинских, греческих и польских, а также церковнославянских. Наиболее авторитетным для агиографа был свод «Acta sanctorum» болландистов, к тому времени насчитывавший 18 томов за янв. -май (Antverpiae, 1643—1688). Димитрий также имел «De probatis sanctorum historiis» Лаврентия Сурия, святитель широко использовал греч. жития Симеона Метафраста в лат. переводе Сурия. В качестве лит. образца (а не исторического источника) на труд Димитрия оказало влияние соч. иезуита Петра Скарги «Їywoty œwiкtych» (в б-ке Димитрия были издания 1619, 1626 и 1700). Основным церковнослав. источником для Димитрия стал Успенский список Великих Миней-Четьих (первоначально Димитрий (или его предшественники) получил из Москвы церковнослав. рукописные Минеи «в четверть», т. е. Милютинские — единственный комплект Патриаршей б-ки такого формата). Первые книги макарьевских Четьих-Миней были высланы Димитрию по благословению патриарха Иоакима в нач. 1686 г., в марте 1688 г. Димитрий был вынужден их вернуть. С 1695 г. книги посылались по благословению патриарха Адриана, мн. выписки из них были сделаны по просьбе Димитрия его корреспондентами, в частности мон. Чудова монастыря Феологом. Из др. церковнослав. источников следует указать Киево-Печерский патерик (Димитрий использовал киевские издания 1661 и 1678) и Пролог.

«Книга житий...» Димитрия — самое большое по объему небогослужебное издание в старопечатной кирилловской книжности. Свод был опубликован в 4 томах, каждый из которых содержит материал, относящийся к 3 месяцам: сент. -нояб. (К., 1689. Ò. 1), дек. -февр. (К., 1695. Ò. 2), марту-маю (К., 1700. Ò. 3), июню-авг. (К., 1705. Ò. 4). Кроме житий и др. крупных статей свод содержит памяти (по терминологии прот. А. Державина, «месяцеслов»), т. е. краткие, часто в одну фразу заметки о лицах и событиях, которым не посвящены большие статьи. Обыкновенно памяти помещаются в конце дня и печатаются петитом. В основном тексте 4 томов — 765 статей, не считая памятей, в т. ч. 91 рус. и слав. статья. Подавляющее большинство статей — жития, свод содержит также 22 Слова на большие праздники (6 Слов принадлежат свт. Иоанну Златоусту, по одному — свт. Василию Великому и прп. Иоанну Дамаскину). 2 статьи (обе в 3-й книге) посвящены вопросам календаря.

При работе над каждой статьей свода Димитрия использовал неск. источников, стараясь, особенно в отношении житий святых, собрать как можно больше сведений, которые он соединял в одно целое, давая свои переложения. Агиограф вносил в текст в т. ч. противоречивые известия источников, не отдавая предпочтения к. -л. информации без достаточных оснований. Необходимо отметить наличие в «Книге житий...» такого принципиально нового момента, как элементы научно-справочного аппарата (даваемые петитом, частично в маргиналиях): ссылки на источники, указание сходных сюжетов в житиях и чудесах разных святых (напр., вмч. Георгия и свт. Николая), исторические справки, превращающиеся порой (как, напр., ст. «О хазарах» при Житии равноапостольных Константина (Кирилла) и Мефодия в 3-м томе) в исследования.

После переезда сначала в Москву, затем в Ростов Димитрий начал уделять все больше внимания памятникам рус. агиографии. Помимо великорус. житий Димитрия включает в свои Четьи-Минеи повести, некоторые — ростовского происхождения. Работу над «Книгой житий...» Димитрий вел до конца жизни, о чем свидетельствуют 2 сборника с черновыми записями: ГИМ. Син. № 811 («Неисправленные вещи различные, собранные в лето 1704-е в Ростове») и РГАДА. Ф. 381. № 420; не весь материал из этих сборников вошел в печатный текст. От времени работы Димитрия над 1-м и 2-м томами «Книги житий...» сохранились 2 рукописи (жития за сент. и окт.) в составе конволюта из б-ки Петра I (БАН. Собр. Петра Великого. I-А. № 32) и рукопись житий за дек. (РНБ. F.I.651).

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.