google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Венанций Фортунат, еп. Пуатье | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Венанций Фортунат, еп. Пуатье

Декабрь 26th 2010 -

После обмена послами, во время доставки реликвии, Радегунда получила возможность установить связь с роднёй, укрывшейся в Константинополе, где её двоюродный брат, Амалафрид, которого она очень любила, был принят на византийскую военную службу, хотя, скорее всего, к этому времени он уже умер, потому что после 552 года о его судьбе ничего не известно. По этому поводу Венанций от её лица написал элегию «О гибели Тюрингии».

Поселившись в Пуатье, Венанций стал свидетелем пышной свадебной процессии вестготской принцессы Галесвинты, сестры Брунгильды, которая направлялась в Руан, где ей предстояло выйти замуж за короля Нейстрии Хильперика I. Через несколько месяцев он к ней охладел, и по его приказу в 568 году она была задушена в собственной спальне. Хильперик же, спустя некоторое время, заключил брак с Фредегондой, которую молва обвинила в причастности к этому убийству из-за её любви к дворцовым интригам, и она составила ему вполне достойную пару. Эти события повлекли за собой войну между Хильпериком и Сигибертом и вдохновили Венанция на пространную элегию, которую, вероятно, он задумал как утешение для матери и сестры Галесвинты. Скорее всего, поэт сочинил её вскоре после печальных событий, а написана она была по просьбе Радегунды, так как вряд ли Венанций без её ведома и поддержки решился бы затронуть столь болезненную для королевской династии тему.

В 573 году епископ Евфроний умер, и на турской кафедре ему наследовал его двоюродный племянник Григорий Турский, который впоследствии стал близким другом Венанция Фортуната. Почти ровесников, их объединила любовь к словесности, и Григорий сумел оценить, с каким дарованием столкнула его жизнь, и благодаря настойчивости последнего Венанций, беззаботно относившийся к своим стихам, в конце концов взялся за их собирание и публикацию. В своих «Чудесах святого Мартина» Григорий Турский сравнивал его с Сульпицием Севером и Павлином из Перигё. Приблизительно в 576 году, благодаря поддержке Радегунды, поэт был рукоположен в сан священника.

По монастырским нуждам Венанций Фортунат побывал в различных областях Галлии и Бретани и познакомился со многими представителями епископата того времени. Во время одной из таких поездок Герман Парижский приглашал Венанция переехать жить в Париж, причём поэт вначале задумался, но всё-таки привязанность к Радегунде одержала верх, и он вернулся в Пуатье.

В конце 575 года Сигиберт I погиб от рук посланных королевой Фредегондой убийц, которые закололи его смазанными ядом кинжалами, но сами пали от рук его стражников. С этого времени Тур и Пуатье оказались под властью Хильперика I, мужа Фредегонды, который был самым жестоким правителем эпохи Меровингов. В 580 году он привлёк к суду Григория Турского, обвиняя последнего в распространении слухов о любовной связи епископа Бордо Бертрамна с Фредегондой. Для разбирательства этого дела король собрал епископов на вилле Берни, где Григорий сумел оправдаться клятвой, а зачинщика скандала Левдаста отлучили от церкви и подвергли пытке. Венанций Фортунат как мог поддерживал своего друга в этой неприятной истории и написал по этому поводу несколько стихотворений, которые, несомненно, умалили гнев Хильперика. В 584 году, после убийства Хильперика, которого Григорий Турский охарактеризовал как «Нерона и Ирода своего времени», Тур и Пуатье вернулись австразийской короне, где в то время правил Хильдеберт II, юный сын Сигиберта.

13 августа 587 года умерла Радегунда, и Венанцию, скорее всего, стало тяжело находиться в Пуатье, и, чтобы залечить свою душевную рану, он покинул город, с которым были связаны самые счастливые годы его жизни, согласившись составить компанию Григорию Турскому, которого Хильдеберт II попросил приехать в Мец, где предстояло урегулировать с королём Бургундии Гунтрамном вопросы соблюдения статей Анделотского договора, подписанного 28 ноября того же года. По условиям этого договора, между Австразией и Бургундией устанавливались вечная дружба и взаимное наследие в случае отсутствия сыновей у того или другого короля, а также был произведён раздел бывшего королевства Хариберта I и определены границы обоих государств. Описание этого путешествия — встреча с королевской семьёй, плавание по Мозелю, пир в Андернахе — составило содержание знаменитой поэмы Венанция Фортуната, «О моём плавании» (De navigio suo), в которой он соревновался в воспевании красот Мозеля с Авзонием, который в IV веке также странствовал по этой реке.

После этого Венанций Фортунат вернулся в Пуатье, где оказал последние почести Радегунде, написав её прозаическое «Житие». В 589 году в монастыре Святого Креста произошли волнения, спровоцированные дочерью Хариберта I Хродехильдой, которая возгордилась своим королевским происхождением и, очернив аббатису Левбоверу, хотела занять её место. Венанций адресовал своему старому другу два послания, обращая его внимание на сложившуюся ситуацию. В 590 году он написал стихи по поводу обновления Григорием базилики святого Мартина Турского, в которых прославлял деятельного епископа, не забыв упомянуть и о чудесах самого Мартина, своего святого покровителя.

В 591/594 году умер епископ Пуатье Маровей, который был очень недоволен большим духовным влиянием Радегунды на его епархию и враждебно относился к построенному на её территории монастырю, не входившему в его юрисдикцию. На этой кафедре ему наследовал Платон, архидиакон Григория Турского, после чего отношения между аббатством Сен-Круа де Пуатье и местными епископами наладились и стали отличаться взаимной любовью и уважением. Точная дата смерти Платона неизвестна, видимо, это произошло около 600 года. Следующим епископом Пуатье стал сменивший его Венанций, но вскоре после этого он умер (некоторые источники называют датой его смерти 609 год) и с соответствующими почестями был погребён в церкви святого Илария Пиктавийского. О почитании Венанция Фортуната впервые упоминает в конце VIII века Павел Диакон, который в то время прибыл в Пуатье, чтобы помолиться на его могиле. Здесь он составил эпитафию знаменитому поэту, после чего в своей «Истории лангобардов» поместил его краткое жизнеописание:

Славен талантом, разумом скор, пленителен речью,
Чью пресладостну песнь многи страницы гласят,
Фортунат, пиитов глава, досточтимый в деяньях,
Сыном Авсонии быв, в этой земле погребен.
От священных устен мы деяньям святых стародавних
Учимся; путь нам они света стяжать подают.
Счастлива Галлия, перлов таких убранством богата,
Коих сиянье женет мерзостну ночь от тебя.
Скромные эти стихи безыскусной я песни измолвил,
Чтоб средь людей, о святой, слава не скрылась твоя.
Жалкому ты пособи, Судии да избегну презренья;
Избранный в доблестях, мне помощь, молю, окажи
.

В обширном литературном наследии Фортуната первое место занимают поэтические произведения его — «житие св. Мартина» в 4 кн., составленное между 573 и 576 гг., и одиннадцать значительных по объему (напр. одних гекзаметров и пентаметров у Фортуната насчитывается с лишком 10000, а он писал часто и другими размерами) книг стихотворений смешанного характера. В «Житии св. Мартина» главное внимание обращено на чудеса святого, которые изложены с излишними подробностями и в значительно приподнятом тоне; в этом отношении оно уступает написанным на ту же тему сочинениям Сульпиция Севера и Палина из Перигё. Легкость языка и стиха в «Житии» почти напоминает Овидия. Первые восемь книг стихотворений содержат в себе стихотворения, написанные до 576 г., 9-я кн. — произведения 577—584 гг., 10 и 11 кн. — позднейшие стихотворения (кончая 591 г.). Последние две книги, равно как и часть «приложения» (appendix carminum), изданы не самим Фортунатом. Во всех книгах хронологический порядок отчасти нарушен переписчиками. В первых 4 кн. содержатся стихотворения духовного характера.

Особенного внимания заслуживают помещенные в начале второй книги гимны в честь Животворящего Креста, написанные по поводу получения Радегундой от императора Юстина частицы древа креста. Два из этих стихотворений, представляющие страстную апофеозу креста («Vexilla regis prodeunt» и «Range, lingua, gloriosi lauream certaminis»), и поныне еще поются при католическом богослужении на Страстной неделе и при празднествах Воздвижения и Обретения креста. В 3-й кн. выдается стихотворение «О пасхе», посвященное совпадению праздника Воскресения с оживлением природы; оно дает весьма яркое описание красот весны, обнаруживая в авторе любовь к природе и значительную наблюдательность. В 5-й книге содержатся поэтические письма, главным образом к Григорию Турскому. 6-я книга, весьма важная для характеристики жизни и истории того времени, заключает в себе стихотворения к франкским королям, из которых выдаются весьма льстивый панегирик королеве Теудехильде и поэма в честь несчастной вестготской королевы Гальсвинты. Аналогичный с шестой книгой характер имеет седьмая, представляющая послания к герцогам и графам. Два начальные стихотворения 8-й кн. содержат интересные автобиографические подробности. В первом Ф. говорит о своем пребывании в Пуатье и превозносит добродетели Радегунды; из второго видно, что епископ Герман приглашал Фортуната перейти в Париж, и поэт сначала колебался, но привязанность к Радегунде одержала верх. 3-е стихотворение содержит похвалу в честь Богоматери, культ которой и в то время стоял очень высоко. Остальные пьесы обращены к Радегунде. Из стихотворений 9-й кн., носящих, в общем, панегирический характер, выделяются второе — похвала Хильпериху и Фредегонде, и третье — утешение той же царственной четы в преждевременной смерти их сыновей. В 10-й книге содержатся крайне растянутое прозаическое толкование «Отче наш» и стихотворение, описывающее прогулку автора вместе с Хильдебертом и Брунгильдой по Мозелю и Рейну. Описание это составлено очень живо и любопытно по многим подробностям тогдашнего быта. 11-я кн. начинается с прозаического толкования «Символа веры»; затем идет ряд стихотворений, посвященных Радегунде и ее воспитаннице Агнесе и изображающих нежные чувства Фортуната к этим дамам. — Язык произведений Фортуната очень жив и разнообразен; в нем немало галльских провинциализмов и вульгарных форм. Нередко прибегал Фортунат и к образованию новых слов. В стихотворениях Фортунат очень много асиндетических соединений, стремления к игре слов и аллитерации; весьма часто применял он и всевозможные виды рифм. Недостатки Фортуната отчасти зависят от его личных качеств, отчасти от его общественного положения и тогдашних отношений.

Человек образованный и талантливый, Фортунат попал на чужбину, где должен был искать себе друзей среди знатных варваров, для чего приходилось писать им панегирики и восхвалять их образованность и гуманность, на самом деле стоявшие очень низко. Так как поэтический талант был весьма редким явлением у франков того времени, то Фортунат приобрел массу почитателей между людьми самых разнообразных направлений и характеров, как, напр., благородного Зигберта и жестоких Хильпериха и Фредегонду. Сближению Фортунат с франками способствовало и то обстоятельство, что поэт был оптимистом по своей природе. Ужасные происшествия, современные ему и рассказанные с таким драматизмом Григорием Турским, не находили никакого отклика в душе Фортуната Изображая меровингский быт и народ, Фортунат старался по возможности избегать античных сюжетов и древнеримского способа изложения

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.