google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский

Январь 26th 2016 -

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский
иконописец Елена Андрюшина

Память святителя Мелетия совершается 14/27 января, в день преставления святого; 5/18 июня — в день обретения мощей святого и 10/ 23 июня — в день празднования Собора Рязанских святых и Собора Сибирских святых.

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский (в миру Михаил Косьмич Якимов) родился 29 октября (11 ноября по новому стилю) 1835 года в селе Немском (Нема, Введенское) Нолинского уезда Вятской губернии в семье священника Косьмы Павловича Якимова и супруги его Александры Капитоновны.

В семье Михаил был младшим сыном. Отец будущего святителя окончил Вятскую духовную семинарию, был он человеком деятельным, исполненным любви ко всему живому, и потому не мог примириться с гибелью жившими на приходе раскольниками. Он проповедовал не только в храме, но часто посещал дома прихожан. Его благочестивые заботы и радости разделяла и жена, внучка причетника, добросердечная и гостеприимная хозяйка.

Во время появления Михаила на свет батюшка Косьма отсутствовал: необходимо было следить за постройкой дома для священнослужителей. Услышав долгожданную весть, он умилился сердцем, созвал всех рабочих и, угощая их, восклицал: «Радуйтесь со мною, Бог даровал мне сына!»
Через год после рождения сына Михаила Косьма Павлович тяжело заболел и 18 октября 1837 года, когда мальчику не исполнилось и двух лет, умер. Его супруга осталась с малолетними детьми на руках и почти без средств к существованию. Семья была обречена на крайнюю бедность. Михаил и его старший брат Павел сызмальства приучились уповать лишь на милосердие Господа и заступничество Божией Матери. Обоим сыновьям было не до забав, свойственных их возрасту. Молитва и чтение Священного Писания стало главным в их жизни.

По мере возрастания братья все более прилеплялись сердцем ко Господу. Душа Михаила стремилась к уединению. Именно тогда, в раннем детстве, в нем созрело твердое решение идти по стопам отца и нести свет истины заблудшим.

Тяжелое детство не озлобило доброго от природы юношу, а, напротив, создало в нем ту религиозную настроенность, которая отличает натуры впечатлительные и мягкие, о которых принято говорить, что они «не от мира сего».

Первоначальное воспитание и образование Михаил Якимов получил в вятских духовно-учебных заведениях, в том числе Вятской духовной семинарии. Еще до ее окончания у него возникло желание уйти в монастырь. Он обратился к настоятелю Успенского Трифонова монастыря архимандриту Амвросию (Красовскому), ректору Вятской духовной семинарии, с просьбой о пострижении в монашество. Несмотря на то, что отцу Амвросию с трудом верилось в возможность его воспитанника — со школьной скамьи стать монахом, 26 марта 1857 года Михаил Якимов был пострижен в рясофор без перемены имени. Его послушанием стало исполнение обязанностей библиотекаря и проповедника. С 1 сентября он получил должность учителя Священной истории и нотного пения в Вятском духовном училище, а затем — надзирателя за учащимися и семинаристами, жившими в монастыре.

В период каникул один из его друзей (впоследствии Вятский кафедральный протоиерей Федор Георгиевич Кабардин) убедил молодого инока продолжить образование в академии. Получив благословение матери и епископа Вятского Елпифидора, Михаил отправился в Казань.

С твердым упованием на милость Господа он выдержал вступительные экзамены. После продолжительного собеседования, видя духовную настроенность, живой ум и твердость характера молодого инока, ректор Казанской духовной академии Иоанн (впоследствии епископ Смоленский) сказал будущему студенту: «Будешь человеком!»

Вскоре Михаил приступил к занятиям. Не прошло и полугода после начала учебы, и 1 февраля 1859 года состоялся его постриг в мантию с наречением Мелетием в честь святителя Мелетия Антиохийского. Затем он был рукоположен во иеродиакона. Однако для того, чтобы сбылось слово ректора, отцу Мелетию пришлось пройти сквозь тяжкие испытания: нападки либерально настроенных студентов, не ведавших Истинного Света и сделавшихся рабами земной суеты.

1861 год определил весь его дальнейший жизненный путь. В апреле того года над академией разразилось дело о панихиде по убитым безднинским крестьянам. Поводом послужило то, что в селе Бездна при введении уставной грамоты для усмирения восставших была употреблена военная сила. Несколько человек погибло. Молодежь Казанского университета сильно возмутил тот факт. Решено было устроить манифестацию и отслужить по убитым крестьянам панихиду на кладбище.

В Вербное воскресенье, когда слушатели духовной академии гуляли во Дворе, мимо них на панихиду проходили толпы университетских студентов. Туда направились и некоторые воспитанники академии. В числе их были священник Яхонтов, уже изрядно тронутый либерализмом, и молодой еще, мягкий по характеру иеродиакон Мелетий. На ектениях местный причт и иеродиакон Мелетий поминали просто «убиенных рабов Божиих» а Яхонтов — с прибавлением «убиенных за свободу и любовь к Отечеству».

Зачинщики панихиды-манифестации были сразу же уволены. Иеродиакон Мелетий, по рассмотрении всех обстоятельств и по указу митрополита Московского Филарета (Дроздова), был послан миссионером в Иркутскую епархию, в Посольский Спасо-Преображенский монастырь на Байкале. Так невидимым и неизъяснимым Промыслом Божиим будущий святитель был определен на самый высокий и благородный в христианстве подвиг апостольства.

Сразу же по прибытии в Посольский монастырь 23 июня 1862 года отец Мелетий был определен миссионером в Селенгинское бурятское ведомство и 3-ю конную бурятскую бригаду Забайкальского казачьего войска.

Начало его служения в Сибири совпало с открытием викариатства для обращения бурят-язычников в православную веру и назначением преосвященного Вениамина (впоследствии епископа Камчатского и архиепископа Иркутского) викарным епископом Селенгинским. Взаимная преданность и любовь связала этих людей на всю жизнь. В одной из первых их совместных бесед, умудренный жизненным опытом и долголетним подвигом, Преосвященный поделился с молодым другом своими жизненными наблюдениями: «Я чем больше живу, тем больше вижу, что все, что не от меня, то ко благу моему». Эти слова подкрепили растерявшегося было начинающего миссионера, послужили ему указанием подчиниться всеблагому Промыслу Божию.

К тому же владыка Вениамин любил повторять: «Судя по себе, я держусь такого убеждения: чем больше труда, хлопот и забот, тем живее дух молитвы; чем меньше забот, тем меньше и молитвы. Кроме того, чем больше живу, тем больше убеждаюсь в единственной надежде спасения благодатию таинств. Оттого всем духовным говорю: литургисай чаще и спасешься». Слова Преосвященного пали на благодатную почву. Заметив несомненные способности молодого проповедника, уже через несколько месяцев его направили на самостоятельную миссионерскую работу — в Кударинскую степную думу.

В декабре 1862 года иеродиакон Мелетий был рукоположен во иеромонаха. С принятием благодати священства душа его расширялась, стараясь обнять своей любовью и каждого человека, и все необозримое пространство Сибири.

С 1862 по 1867 год отец Мелетий с одним сотрудником и одним послушником обратил и окрестил более 500 человек, в основном, глав семейств, в том числе и шаманов.

Даже природные катаклизмы содействовали успеху апостольской проповеди. Сам очевидец событий, происшедших во время землетрясения 1862 года, иеромонах Мелетий ярко описал случай обращения одного из бурят-язычников ко Христу. Единственная дочь этого человека упала во время землетрясения в образовавшуюся в земле трещину. Расселина была так глубока, что не было никакой возможности спасти погибавшую, и она оказалась заживо погребенной в той ужасной могиле. Великое горе несчастного не могли утолить ни сочувствие близких, ни камлание шаманов, ни заклинания лам, у которых отец погибшей искал утешения. Душевный мир он обрел только в недрах Христовой Церкви, вняв открытым сердцем словам Господа: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обременении и Аз упокою вы» (Мф. 11, 28).

Среди миссионерских трудов он написал сочинение «О переводной церковно-канонической литературе в древней России», за которое в 1865 году был удостоен степени кандидата богословия.

Для православных Кударинского стана о. Мелетий построил храм, освященный во имя св. Апостолов Петра и Павла. 1 июня 1867 года он переехал в Тунгуйскую степь, населенную ламаитами и окруженную поселениями раскольников. И здесь для новокрещеного населения им устраивается несколько храмов по р. Хилке: в Ташелане, Тарбагатае, Катаевском, в Узком Лугу, на Кирети.

Усердные труды будущего святителя скоро привлекли к нему внимание: он был награжден набедренником, через два года — получил благословение Святейшего Синода за обращение в Православную веру из язычества 200 человек и архипастырскую благодарность преосвященного Парфения за построение храмов.

Малое количество миссионеров на бескрайних пространствах Сибири вынуждало Епархиальное начальство непрерывно переводить их с одного места на другое, чтобы охватить словом проповеди как можно больше бурят-язычников. С сентября 1872 года иеромонах Мелетий получил новое назначение: проповедовать среди бурят и тунгусов — на границе Монголии, в Цаган-Усунском стане и Цакире.

22 октября 1872 года он по поручению архиепископа Парфения освятил Ца-кирскую церковь в честь святителя Николая. Но деятельность отца Мелетия здесь не была столь продолжительной, как на прежнем месте. Вскоре произошли события, повлиявшие на его дальнейшую жизнь. В июле 1873 года в Посольском монастыре он приветствовал назначенного на Иркутскую кафедру из Камчатской епархии преосвященного Вениамина, под руководством которого начиналось его миссионерское служение в Сибири. 30 августа 1873 года архиепископ назначил отца Мелетия начальником Иркутского отдела духовной миссии и настоятелем Ниловой пустыни в Саянских горах.

Все 12 лет миссионерской службы отец Мелетий терпел в Сибири материальные трудности: местные власти миссии не помогали; жалование миссионерам, выдаваемое из частных пожертвований, не превышало 150 рублей. Но и из этих скудных средств они должны были значительную часть тратить на поездки по делам миссии, причем, учитывая масштабы Сибири, на довольно большие расстояния. С учреждением православного миссионерского братства в Москве жалование миссионеров возросло до 400 рублей, но и эти деньги миссионеры тратили на нужды миссии.
В то время, когда отец Мелетий приступил к обязанностям начальника и делал первые шаги на этом поприще по укреплению позиций миссии и расширению сферы ее влияния среди местного населения, он занимался и вопросами церковно-приходских школ на окраинах империи. Миссионер также отправляется в Казань для изучения методов перевода христианских книг на языки малых народов России.

Во время пребывания вне миссии он побывал и на родине в Вятской губернии в гостях у матери и брата-иерея в селе Верховойском Нолинского уезда, а также на богомолье в Москве и Киеве. В Казани он прожил до мая 1875 года. В работе по переложению христианского учения на разговорный бурятский язык отцу Мелетию помогал бурят Яков Чистохин, его келейник (впоследствии миссионер Тункинского края). В Казани вышла в свет первая книга на бурятском языке «Поучение к новокрещенным о святой христианской вере», в основу которой архимандрит Мелетий положил проповедь преосвященного Вениамина при крещении балаганских бурят.

Возвратившись в Иркутск, отец Мелетий продолжал работу по переводу православных книг на бурятский язык и в следующем году подготовил для издания четыре статьи, которые были напечатаны отдельной книгой — «Учение о святой православной христианской вере в беседах с бурятами». Затем это издание было дополнено переводом священной истории Ветхого и Нового завета, житием святителя Николая. Продолжалось и его сотрудничество с журналом «Иркутские Епархиальные ведомости».

Главной же заботой отца Мелетия оставалась миссионерская деятельность. Ей он отдавал все свои силы, все свое время: за 5-летнее управление архимандрита Мелетия в Иркутской миссии было обращено в православную веру 11 695 язычников. Несомненно, что в этом деле были велики его личные заслуги. Успехи Церкви на востоке Российской Империи не остались без внимания: 5 августа 1878 года архимандрит Мелетий был назначен епископом Духовной миссии в пределах Забайкальской области; 5 ноября того же года — во епископа Селенгинского, викария Иркутской епархии, со званием начальника Забайкальской духовной миссии.

До 1880 года новый епископ пребывал в Посольском Спасо-Преображенском монастыре, а затем переехал в город Читу, чтобы быть ближе к своим «инородческим» прихожанам.

Еще до приезда туда на жительство владыка однажды совершал богослужение в Читинском соборе. В церкви находилась покойница — старушка, простая мещанка. После литургии святитель Мелетий остался для ее отпевания и после него пошел за гробом на кладбище. Простота и доброта преосвященного Мелетия до того поразила читинцев, что они с тех пор полюбили его.

В апреле 1880 года епископ Мелетий был представлен к ордену святого благоверного князя Владимира III степени. Символично стало награждение орденом равноапостольного князя, крестившего в свое время Русь и прозванного Красным Солнышком. Внимательный до мелочей, заботящийся и о духовном воспитании пасомых, и о процветании края, любвеобильный святитель стал таким же Солнышком для новообращенных.
Особо заботился святитель о благоустройстве их быта, подчеркивая, что от них зависит как упрочение миссии, утверждение их в вере, так и дальнейший успех миссионеров на этих обширных пространствах в борьбе с язычеством и ламаизмом.

В 1881 году исполнилось 200 лет Забайкальской духовной миссии, основанной миссионерами-игуменами Феодосием и Макарием. Перед этим, в ознаменование столь важного для жизни края события, преосвященный Мелетий в течение 3-х месяцев, с мая по июль, объехал все Забайкалье: служение в ознаменование юбилея миссии было проведено им во всех храмах.

В 1882 году владыка организовал и открыл в Чите церковное Братство св. Кирилла и Мефодия и святителя Иннокентия, что способствовало увеличению числа церковно-приходских школ. За время управления епископом Мелетием Забайкальской миссией было обращено и просвещено святым крещением 3956 язычников-шаманистов и ламаитов.

В связи с вызовом владыки Вениамина в Москву для присутствия в Синоде в 1886 году святителю Мелетию было поручено управление церквами Забайкальской области уже на правах епархиального архиерея. А 5 июля 1888 года преосвященный Мелетий был назначен на Якутскую кафедру.
В Якутск епископ Мелетий прибыл 16 сентября 1889 года и начал свою деятельность с обозрения обширной епархии. В дальнейшем, несмотря на жесточайшие погодные условия, владыка даже в зимние месяцы ежегодно объезжал улусы, проповедуя слово Божие, служа в храмах епархии Божественную литургию. Особенно заботился о просвещении народа: в крае было открыто много церковно-приходских школ.

За 5 лет в епархии освящено 14 церквей; 2 были построены на монастырской территории — их затем сплавили вниз по Лене в Жиганск и Булун; намечено было открыть 15 новых приходов, заложено несколько новых церквей: при всех церквах открывались церковно-приходские школы, что способствовало религиозно-нравственному просвещению в епархии. Упрочению этого важного дела в жизни края помогало церковное братство во имя Христа Спасителя, учрежденное владыкой в Якутске 16 августа 1892 года. Не было такого вопроса в окружающем мире, который бы не затронул в той или иной степени его внимания с самого момента прибытия на якутскую кафедру. Когда он узнал, что в лесах, изолированно от общества живут прокаженные, по его инициативе в «Якутских Епархиальных ведомостях» в 1890 году была напечатана статья «Проказа в Вилюйском округе».
Публикация нашла отклик. В 1891 году в Якутск приехала английская сестра милосердия мисс Кэт Марсден, которая первоначально собиралась отправиться к прокаженным Колымы. В Англии, Америке, России сестра милосердия была известна своим стремлением и способностью находить средства на строительство приютов для больных проказой (лепрозориев), и теперь, откликнувшись на обращение Якутского владыки, она решилась отдать все силы облегчению положения несчастных больных Вилюйского округа. В пользу прокаженных Якутской области по решению обер-прокурора Св. Синода К. П. Победоносцева был открыт прием пожертвований. В Вилюйском округе юрточным способом построили колонию. Из Московской общины сестер милосердия приехали три сестры милосердия для работы в поселении прокаженных, летом 1892 года прибыл опытный врач Д. С. Гимер. На пожертвования была возведена церковь во имя св. великомученика Пантелеимона, выстроен зимний лазарет. Освящение колонии самим архиереем состоялось 5 декабря 1892 года во время обозрения им храмов Вилюйского округа. Кроме того, по предложению преосвященного, попечитель лепрозория, вилюйский купец И. В. Харитонов, выстроил усыпальницу в честь св. праведного Лазаря Четверодневного, пожертвовал 500 пудов хлеба для больных.

Активная позиция епископа Мелетия способствовала прекращению эпидемии: вместо тысяч возможных больных в колонии собрали 100 явно зараженных. Заботу о прокаженных Колымского округа он возложил на приходское попечительство Средне-Колымского Покровского собора, в том числе строительство богадельни, отвечающей по санитарным нормам ее назначению.

Преосвященный Мелетий всегда воспринимал новые обязанности как дар Божий, позволяющий с большим успехом нести слово Божие людям. 12 февраля 1893 года он был избран почетным членом состоящего под покровительством Великого князя Владимира Александровича православного Князь-Владимирского братства в Берлине. Вместе с тем все трудности: неутомимые миссионерские труды, занятия епархиального управления, отдаленность этой обширнейшей территории Российской империи от центра, чрезвычайно суровые климатические условия, бездорожье, усугублявшие усыпанный терниями путь епископа Мелетия в апостольском служении во славу Божию, — не мешали литературной деятельности владыки. Из-под его пера выходили многочисленные статьи, книги, проповеди, миссионерские записки и отчеты, содержащие интересные исторические и этнографические факты, регулярно печатавшиеся в номерах журнала «Иркутские Епархиальные ведомости» и перепечатывавшиеся в «Страннике», «Православном Обозрении», «Миссионере».

Pages: 1 2

Оставьте комментарий!