google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский

Январь 26th 2016 -

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский
иконописец Елена Андрюшина

Память святителя Мелетия совершается 14/27 января, в день преставления святого; 5/18 июня — в день обретения мощей святого и 10/ 23 июня — в день празднования Собора Рязанских святых и Собора Сибирских святых.

Святитель Мелетий, епископ Рязанский и Зарайский (в миру Михаил Косьмич Якимов) родился 29 октября (11 ноября по новому стилю) 1835 года в селе Немском (Нема, Введенское) Нолинского уезда Вятской губернии в семье священника Косьмы Павловича Якимова и супруги его Александры Капитоновны.

В семье Михаил был младшим сыном. Отец будущего святителя окончил Вятскую духовную семинарию, был он человеком деятельным, исполненным любви ко всему живому, и потому не мог примириться с гибелью жившими на приходе раскольниками. Он проповедовал не только в храме, но часто посещал дома прихожан. Его благочестивые заботы и радости разделяла и жена, внучка причетника, добросердечная и гостеприимная хозяйка.

Во время появления Михаила на свет батюшка Косьма отсутствовал: необходимо было следить за постройкой дома для священнослужителей. Услышав долгожданную весть, он умилился сердцем, созвал всех рабочих и, угощая их, восклицал: «Радуйтесь со мною, Бог даровал мне сына!»
Через год после рождения сына Михаила Косьма Павлович тяжело заболел и 18 октября 1837 года, когда мальчику не исполнилось и двух лет, умер. Его супруга осталась с малолетними детьми на руках и почти без средств к существованию. Семья была обречена на крайнюю бедность. Михаил и его старший брат Павел сызмальства приучились уповать лишь на милосердие Господа и заступничество Божией Матери. Обоим сыновьям было не до забав, свойственных их возрасту. Молитва и чтение Священного Писания стало главным в их жизни.

По мере возрастания братья все более прилеплялись сердцем ко Господу. Душа Михаила стремилась к уединению. Именно тогда, в раннем детстве, в нем созрело твердое решение идти по стопам отца и нести свет истины заблудшим.

Тяжелое детство не озлобило доброго от природы юношу, а, напротив, создало в нем ту религиозную настроенность, которая отличает натуры впечатлительные и мягкие, о которых принято говорить, что они «не от мира сего».

Первоначальное воспитание и образование Михаил Якимов получил в вятских духовно-учебных заведениях, в том числе Вятской духовной семинарии. Еще до ее окончания у него возникло желание уйти в монастырь. Он обратился к настоятелю Успенского Трифонова монастыря архимандриту Амвросию (Красовскому), ректору Вятской духовной семинарии, с просьбой о пострижении в монашество. Несмотря на то, что отцу Амвросию с трудом верилось в возможность его воспитанника — со школьной скамьи стать монахом, 26 марта 1857 года Михаил Якимов был пострижен в рясофор без перемены имени. Его послушанием стало исполнение обязанностей библиотекаря и проповедника. С 1 сентября он получил должность учителя Священной истории и нотного пения в Вятском духовном училище, а затем — надзирателя за учащимися и семинаристами, жившими в монастыре.

В период каникул один из его друзей (впоследствии Вятский кафедральный протоиерей Федор Георгиевич Кабардин) убедил молодого инока продолжить образование в академии. Получив благословение матери и епископа Вятского Елпифидора, Михаил отправился в Казань.

С твердым упованием на милость Господа он выдержал вступительные экзамены. После продолжительного собеседования, видя духовную настроенность, живой ум и твердость характера молодого инока, ректор Казанской духовной академии Иоанн (впоследствии епископ Смоленский) сказал будущему студенту: «Будешь человеком!»

Вскоре Михаил приступил к занятиям. Не прошло и полугода после начала учебы, и 1 февраля 1859 года состоялся его постриг в мантию с наречением Мелетием в честь святителя Мелетия Антиохийского. Затем он был рукоположен во иеродиакона. Однако для того, чтобы сбылось слово ректора, отцу Мелетию пришлось пройти сквозь тяжкие испытания: нападки либерально настроенных студентов, не ведавших Истинного Света и сделавшихся рабами земной суеты.

1861 год определил весь его дальнейший жизненный путь. В апреле того года над академией разразилось дело о панихиде по убитым безднинским крестьянам. Поводом послужило то, что в селе Бездна при введении уставной грамоты для усмирения восставших была употреблена военная сила. Несколько человек погибло. Молодежь Казанского университета сильно возмутил тот факт. Решено было устроить манифестацию и отслужить по убитым крестьянам панихиду на кладбище.

В Вербное воскресенье, когда слушатели духовной академии гуляли во Дворе, мимо них на панихиду проходили толпы университетских студентов. Туда направились и некоторые воспитанники академии. В числе их были священник Яхонтов, уже изрядно тронутый либерализмом, и молодой еще, мягкий по характеру иеродиакон Мелетий. На ектениях местный причт и иеродиакон Мелетий поминали просто «убиенных рабов Божиих» а Яхонтов — с прибавлением «убиенных за свободу и любовь к Отечеству».

Зачинщики панихиды-манифестации были сразу же уволены. Иеродиакон Мелетий, по рассмотрении всех обстоятельств и по указу митрополита Московского Филарета (Дроздова), был послан миссионером в Иркутскую епархию, в Посольский Спасо-Преображенский монастырь на Байкале. Так невидимым и неизъяснимым Промыслом Божиим будущий святитель был определен на самый высокий и благородный в христианстве подвиг апостольства.

Сразу же по прибытии в Посольский монастырь 23 июня 1862 года отец Мелетий был определен миссионером в Селенгинское бурятское ведомство и 3-ю конную бурятскую бригаду Забайкальского казачьего войска.

Начало его служения в Сибири совпало с открытием викариатства для обращения бурят-язычников в православную веру и назначением преосвященного Вениамина (впоследствии епископа Камчатского и архиепископа Иркутского) викарным епископом Селенгинским. Взаимная преданность и любовь связала этих людей на всю жизнь. В одной из первых их совместных бесед, умудренный жизненным опытом и долголетним подвигом, Преосвященный поделился с молодым другом своими жизненными наблюдениями: «Я чем больше живу, тем больше вижу, что все, что не от меня, то ко благу моему». Эти слова подкрепили растерявшегося было начинающего миссионера, послужили ему указанием подчиниться всеблагому Промыслу Божию.

К тому же владыка Вениамин любил повторять: «Судя по себе, я держусь такого убеждения: чем больше труда, хлопот и забот, тем живее дух молитвы; чем меньше забот, тем меньше и молитвы. Кроме того, чем больше живу, тем больше убеждаюсь в единственной надежде спасения благодатию таинств. Оттого всем духовным говорю: литургисай чаще и спасешься». Слова Преосвященного пали на благодатную почву. Заметив несомненные способности молодого проповедника, уже через несколько месяцев его направили на самостоятельную миссионерскую работу — в Кударинскую степную думу.

В декабре 1862 года иеродиакон Мелетий был рукоположен во иеромонаха. С принятием благодати священства душа его расширялась, стараясь обнять своей любовью и каждого человека, и все необозримое пространство Сибири.

С 1862 по 1867 год отец Мелетий с одним сотрудником и одним послушником обратил и окрестил более 500 человек, в основном, глав семейств, в том числе и шаманов.

Даже природные катаклизмы содействовали успеху апостольской проповеди. Сам очевидец событий, происшедших во время землетрясения 1862 года, иеромонах Мелетий ярко описал случай обращения одного из бурят-язычников ко Христу. Единственная дочь этого человека упала во время землетрясения в образовавшуюся в земле трещину. Расселина была так глубока, что не было никакой возможности спасти погибавшую, и она оказалась заживо погребенной в той ужасной могиле. Великое горе несчастного не могли утолить ни сочувствие близких, ни камлание шаманов, ни заклинания лам, у которых отец погибшей искал утешения. Душевный мир он обрел только в недрах Христовой Церкви, вняв открытым сердцем словам Господа: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обременении и Аз упокою вы» (Мф. 11, 28).

Среди миссионерских трудов он написал сочинение «О переводной церковно-канонической литературе в древней России», за которое в 1865 году был удостоен степени кандидата богословия.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.