google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Макарий Коринфский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Макарий Коринфский

Январь 31st 2014 -

Святитель Макарий Коринфский

Память 20 января/ 2 февраля; 17/30 апреля

Михаил (в монашестве Макарий) Нотарас родился в 1731-м году в Трикале, недалеко от Коринфа, в семье городского «прокрита», то есть старосты. Его отца звали Георганд (Георгий), а мать — Анастасия.

Нотарасы были знатным византийским аристократическим родом. Одним из известнейших его представителей был Лука Нотарас (†1453), родом из византийского императорского дома Палеологов. Он носил титул Великого Дуки, то есть был начальником морских сил Византии. Он погиб во время захвата Константинополя. Вместе со всей семьей он был захвачен турками в плен, где на его глазах были отсечены головы у его детей и жены, а затем и сам он был казнен. Св. Макарий был потомком родного брата Луки, Ангела, который после падения Константинополя вместе с семьей перебрался на Пелопоннес. С тех пор Нотарасы обосновалась в районе Коринфа.

Роду Нотарасов принадлежал и святой Герасим (1509—1579), покровитель острова Кефаллиния (Кефаллонья). Родственниками св. Макария были также Иерусалимские патриархи Досифей (1641—1707) и Хрисанф (†1731), а также монах-святогорец и духовный писатель Фома Элеавулк Нотарас (XVI век).

Начальное образование Михаил получил в своей родной Трикале, у местного священника. Затем он перебрался на расположенный недалеко от Пелопоннеса остров Кефаллиния, где учился у известного учителя той эпохи Евстафия. На этом острове находились мощи его родственника, преп. Герасима Нотараса. Вероятно, благодаря этому факту у юного Михаила тогда зародилась тяга к духовной жизни, которая, однако, не находила понимания у его отца. После учебы юноша вернулся домой. Здесь отец поручил ему управление несколькими поместьями, принадлежавшими семье. Однако Михаил, вместо того чтобы собирать с крестьян налоги, раздавал отцовские деньги нуждавшимся. Это вынудило Георганда освободить юношу от управления поместьями. Так Михаил получил возможность все свое время посвящать молитве, посещению храма, изучению Св. Писания и творений Св. Отцов, проходя, так сказать, подвиг в миру.

Тем не менее, он не находил в этом полного удовлетворения, ощущая в себе призвание к монашеству. Он решился оставить отчий дом и тайно уйти в монастырь. Убежав из дому, он попросился в монастырь «Великой пещеры», на севере Пелопоннеса. Однако в обители побоялись гнева всесильного Георганда Нотараса и не приняли юношу. В результате он был вынужден вернуться домой.

К тому времени в Коринфе была открыта школа для народа, однако для нее не нашлось учителя. Михаил взялся за обучение детей и пробыл преподавателем семь лет, не получая, кстати говоря, за это денег.

В 1764-м году умер епископ Коринфа и одновременно духовник Михаила Парфений. Как описывает биограф св. Макария св. Афанасий Париос: «Все жители коринфской епархии, священники и миряне, богатые и бедные, малые и великие единогласно ... рассудили, что Михаил достоин принять пастырскую заботу о христианах Коринфской епархии».

Михаил принял монашеский постриг с именем Макарий и отправился в Константинополь, где и был хиротонисан в епископы в январе 1765-го года, будучи в возрасте 34-х лет, патриархом Самуилом I Хадзерисом (1763—1768, 1773—1774).

Вступив на кафедру, он с большой энергией и решительностью начал исправлять те недостатки, которые нашел в Коринфской епархии: стал бороться с процветавшей тогда симонией, неграмотных священников заставлял учиться, а не желавших это делать запрещал в служении, прекратил практику рукоположения до установленных церковными канонами сроков и т.д. Известно также, например, что за свои деньги он покупал баптистерии для сельских храмов, чтобы детей в них крестили полным погружением. Особое внимание он продолжал уделять народному образованию. Им было открыто несколько школ для простого народа. К сожалению, эта плодотворная деятельность продолжалась недолго.

В 1769-м году на Пелопоннесе, при поддержке России, началось восстание греков против турок. Макарий, вместе с другими епископами округи, принял деятельное участие в его подготовке. С этой целью, например, он имел ряд встреч с русским посланником Георгием Папазолисом.
Также он убедил своего отца поддержать восстание.

Восстание, тем не менее, провалилось. Турки начали жестокие гонения против его участников. Нотарасы, в том числе и Макарий, были вынуждены спасаться бегством. Они оказались на острове Закинф, к западу от Пелопоннеса. Это было в 1770-м году. Заботу о беженцах взяли на себя жители острова. На Закинфе Макарий прожил до 1773-го года. Затем он поселился в монастыре Богородицы на острове Гидра, тоже недалеко от Пелопоннеса, но уже с восточной его стороны.

Незадолго до окончания русско-турецкой войны в 1774-м году, Константинопольский патриарх Феодосий II (1769—1773), под давлением турецкой Порты, потребовал от епископов, которые были замешаны в Пелопоннесском восстании, написать прошение о добровольном отречении от своих кафедр. Макарий отказался писать такое прошение, объясняя это тем, что "священные каноны… повелевают подавшего либеллум об оставлении (своей кафедры) ни епископом не называть, ни иметь ему ничего от архиерейского сана. Действительно, согласно канонической традиции Церкви, архиерей, добровольно желающий оставить свою кафедру, подвергается наказанию запрещения в служении. Поэтому, в 1775-м году уже другой патриарх — Софроний II (1774—1780) — особым письмом был вынужден подтвердить каноничность архиерейского сана Макария. Ему было разрешено учить народ и служить за пределами Коринфской епархии, в которую он уже не мог вернуться. То есть, по сути, к нему была применена такая мера наказания как лишение кафедры, которая предполагает возможность совершения богослужений с позволения местного епископа. Но и это, по сути, была мера церковного прещения, которой св. Макарий не заслуживал. Она была применена к нему не из канонических, а политических соображений.
Лишившись кафедры, Макарий не отошел от деятельности на поприще церковного просвещения. Как пишет его биограф св. Афанасий Париос: «Этот богоносный муж вместе с апостолом говорил, что мы являемся сотрудниками Божиими... Поэтому и нам нужно удостоиться того, чтобы быть названными Его сотрудниками, помогая нашим братьям христианам в деле спасения души, насколько это возможно. С такими мыслями он, вместо того, чтобы учить и просвещать лишь небольшую часть Пелопоннеса, принялся со всем усердием помогать спасаться, если возможно, всем православным христианам.»

Между тем, живя на острове Гидра, Макарий имел две встречи, которые сыграли важную роль в его дальнейшей жизни. Во-первых, он познакомился с пребывавшей в то время на острове группой монахов-колливадов во главе с иеромонахом Сильвестром. Именно через них он ближе познакомился с идеями колливадов, о которых должен был слышать и ранее. Другим важным знакомством была встреча с Николаем Калливурцзисом, известным впоследствии как Никодим Святогорец. По всей видимости, Николай приехал на Гидру специально для того, чтобы познакомиться с Макарием, будучи наслышан о его добродетельности и учености.

На Гидре Макарий пробыл около года. В начале 1795-го года он ездил на Хиос. Что его заставило совершить эту поездку — остается неизвестным. После Хиоса, в том же году, он отправился на Святую Гору. Здесь, в Предтеченском ските Иверского монастыря до сих пор хранится его жезл, и местная традиция свидетельствует, что именно в этом ските он жил некоторое время. Впрочем, невозможно определить, относится ли это предание к первому его посещению Святой Горы, или ко второму, в 1777-м году, или же к обоим.

На Афоне Макарий принял живое участие в колливадских спорах, которые начались еще в 1754-м году. Св. Макарий был умеренным колливадом: он, например, не считал практику совершать поминовения усопших по воскресеньям ересью, а сторонников такой практики еретиками, как настаивали некоторые нерассудительные представители колливадского движения, хотя сам придерживался практики совершения такого поминовения только в определенные церковной традицией дни.

С этим был связан инцидент, который произошел в конце мая — начале июня 1775-го года. Кутлумушский монастырь пригласил Макария участвовать в отпевании бывшего Александрийского патриарха Матфея (1746—1766). Отпевание должно было произойти в воскресенье. Макарий, узнав об этом, отказался участвовать в отпевании. Свой отказ он сопроводил письмом, в котором, в частности, написал: «Зачем вы предпочитаете совершать поминовения в воскресенье, опуская другие дни недели и нарушая определения и уставы Церкви, запрещающие это? Я никогда не совершал и не буду совершать поминовение усопших по воскресеньям!».

По всей видимости, Макария приглашали с целью провокации, зная, что он является противником совершения поминовения усопших по воскресным и праздничным дням. У Кутлумушских монахов не было нужды совершать поминовение в воскресенье. Когда Макарий отказался, его письмо, вместе с тенденциозными комментариями, было направлено патриарху Софронию II.

Pages: 1 2

Оставьте комментарий!