google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Геннадий Новгородский, архиепископ | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Геннадий Новгородский, архиепископ

Декабрь 16th 2014 -

Святитель Генна́дий, архиепископ Новгородский

Память 4/17 декабря

Архиепископ Геннадий (в схиме — Галактион, предположительное прозвище (фамилия) — Гонзов; ок. 1410, Москва — 4 декабря 1505); создатель первого полного библейского кодекса в России, автор посланий. Ве­ро­ят­но, происходил из московского боярского рода Гонзовых.

Память совершается (по юлианскому календарю): 10 февраля (Собор святителей Новгородских), 4 декабря, в 3-ю неделю по Пятидесятнице (Собор Новгородских святых), в воскресенье перед 26 августа (Собор Московских святых), в субботу между 31 октября и 6 ноября (Собор Карельских святых).

В 1470-х — начале 1480-х был архимандритом московского Чудова монастыря.

В 1479—1481 гг. он принимал участие в возникшем по поводу освящения перестроенного Успенского собора споре, как нужно ходить крестным ходом при освящении храмов — по солнцу ли, или против солнца, как это сделал митрополит Геронтий. Большинство было за митрополита, против него только несколько человек с великим князем во главе, к ним примкнул и Геннадий Новгородский , что испортило его отношения с митрополитом.

В 1482 г. митрополит Геронтий отомстил Геннадиюй Новгородскому, подвергнув его суровому наказанию по незначительному поводу. Геннадий Новгородский, руководясь словами устава: «литургию отпев, вкусити по укруху хлеба в церкви и по чаше вина, и вечерню начинати и воду свящати», позволил чудовским монахам принять пищу до вкушения Богоявленской воды. Митрополит нашел распоряжение Геннадия Новгородского противозаконным и велел схватить архимандрита и привести к себе. Геннадий Новгородский стал искать защиты у великого князя Иоанна Васильевича, но митрополит потребовал выдачи непокорного архимандрита. Великий князь выдал Геннадия Новгородского, а Геронтий, заковав его в цепи, посадил Геннадия. в монастырский ледник и освободил его через некоторое время только по ходатайству великого князя и бояр.

В 1483 г. арх.Геннадий предпринял постройку в Чудовом монастыре каменной трапезы и каменной церкви во имя святителя Алексия, но не успел кончить начатого дела, получив Новгородскую кафедру; однако поручив при отъезде попечение о строящемся храме «сообщникам своим», грекам Траханиотам, он и из Новгорода снабжал монастырь денежными средствами для окончания постройки.

Еще в 1483 г. (17 июля) Геннадий был одним из трех кандидатов, намеченных на архиепископство в Новгороде, но тогда жребий пал на Троицкого старца Сергия. Вскоре, в 1484 г., Сергий оставил кафедру, и 12 декабря 1484 г. (6993 г.) Геннадий Новгородский посвящен был в сан архиепископа Великого Новгорода и Пскова. В мясоед он был уже в Новгороде. Здесь предстояло ему много забот и трудов. Как москвич, он был чужим человеком для своей паствы, только недавно потерявшей свою политическую независимость. Геннадий Новгородский настойчиво принялся за проведение в своей епархии политических и церковных стремлений Московского правительства, но действовал медленно и осторожно. Постепенно добился он того, что новгородское духовенство ввело в богослужение молитвы за великого князя и стало почитать Московских святителей и других святых. В одном из своих первых посланий Геннадий Новгородский высказал свой взгляд на отношения между духовенством и светской властью: духовенство должно исполнять приказы этой власти, но государи должны признать руководственную роль духовенства. Но поддерживая правительственную политику, Геннадий Новгородский, когда следовало, соблюдал и древние новгородские обычаи: так, он, по примеру прежних владык, взял на себя постройку третьей части возобновляемой городской стены. Много хлопот доставлял архиепископу Псков.

В спорах между Иваном III и митрополитом Московским Геронтием поддерживал великого князя.

В 1485 г., по вступлении на кафедру, архиепископ Геннадий послал псковичам благословенную грамоту с богатым подарком. В 1486 г. архиепископ Геннадий сам ездил в Псков по приглашению псковичей, прожил в Пскове три недели и приобрел уважение граждан своими проповедями; но в том же году у него произошло столкновение с псковичами, которые не хотели позволить присланным Геннадием игумену Евфимию и боярину описать церкви и монастыри Псковской области и «положить в число» Псковское духовенство, а также не признавали власти Евфимия, назначенного архиепископским наместником в Пскове. В 1499 г. Г. снова прибыл в Псков для судебных дел, но псковичи запретили своим священникам служить с ним, потому что он хотел молиться за сына Иоанна, Василия, об объявлении которого великим князем они еще не имели известия от своих посадников, поехавших в Москву; спор их с владыкой кончился победой последнего. В 1500 г. псковичи согласились наконец на осмотр церквей. Когда ревизия была окончена, архиепископ Геннадий получил возможность определить валовую сумму следуемых ему с Псковского духовенства пошлин. Одновременно он перевел на денежный счет те повинности, которые до того времени взимались натурой. Свои определения архиепископ Геннадий занес в составленную им уставную грамоту, не дошедшую до нас. Эта грамота надолго определила тягловые отношения Псковского духовенства к Новгородскому владыке. В 1492 г. епархия Геннадия уменьшилась путем присоединения Вологды к Пермской епископии.

Почти все 19-летнее пребывание Геннадия на Новгородской кафедре прошло главным образом в борьбе с ересью жидовствующих, появившейся в Новгороде в 1470 г. Узнал он о ней случайно года через полтора после приезда. Ему донесли, что несколько священников в пьяном виде ругались над св. иконами. Архиепископ Геннадий. донес о случившемся в Москву. Великий князь в ответ прислал грамоту с приказом позаботиться о пресечении зла и произвести на еретиков обыск.
Архиепископ Геннадий приступил к следствию, приказал поймать еретиков, обыскал и отдал их на поруки, но они бежали в Москву. Геннадий вслед за ними (в августе или сентябре 1487 г.) послал великому князю и митрополиту следственное дело со списком убежавших в Москву и других обысканных им еретиков. Не получая ответа ни от великого князя, ни от митрополита, архиепископ Геннадий в конце 1487 г. обратился с просьбой о содействии к Сарскому епископу Прохору, жившему в Москве на Крутицах, и уведомлял его об открытии в Новгороде ереси, а в январе 1488 г. написал к приехавшим в Москву епископам Суздальскому Нифонту и Пермскому Филофею, прося их ходатайствовать перед великим князем и митрополитом, чтобы они позаботились «тому делу исправление учинити». Делу после этого дан был ход. Беглых еретиков судили в Москве на соборе, троих из них подвергли наказанию, а затем отослали к Геннадию Новгородскому для увещания и нового расследования дела, с приказом отсылать нераскаянных на казнь к гражданской власти (в феврале 1488 г.). Геннадий Новгородский достиг новых признаний со стороны обвиняемых, найдены были еретические богослужебные тетради и книги, пасхалия по еврейскому календарю. Искренно раскаявшихся он предал церковному покаянию, а нераскаявшихся, но уличенных — предал светской власти, после чего отправил к митрополиту подробное донесение, прося новых распоряжений. Но в Москве «положили то дело ни за что», как выразился архиепископ Геннадий в послании к Ростовскому архиепископу Иосифу (25 февраля 1489 г.). В Москве еретикам покровительствовал сильный при великокняжеском дворе дьяк Федор Курицын, поэтому сюда прибыли новгородские еретики, в том числе и чернец Захарий, сосланный Геннадием в одну пустынь, но по великокняжеской грамоте возвращенный в свой монастырь в Немчинов, близ Новгорода. Явившись в Москву в 1487 г., он стал действовать против архиепископа Геннадия и рассылать хульные грамоты, в которых называл Новгородского владыку еретиком. Между тем в конце мая 1489 г. умер митрополит Геронтий, а в сентябре в митрополиты был избран Зосима, тайный последователь ереси жидовствующих. Геннадия не допустили присутствовать при избрании митрополита: пришел к нему от великого князя наказ о государевых великих делах, великий князь велел ему о них хлопотать, а в Москву ехать не велел. Геннадий прислал свою повольную грамоту на поставление нового митрополита. Зосима немедленно выказал свое нерасположение к обличителю ереси, потребовав от него нового архиерейского исповедания. Оскорбленный Геннадий Ногоролдский ответил новому митрополиту посланием, в котором жаловался, что его постоянно отводят от присутствия на соборах московских, и потребовал, чтобы митрополит вместе с собором предал проклятию ересь жидовствующих. О том же написал к собору владык, находившихся тогда в Москве. 17 октября 1490 г. собор, на который сам архиепископ Геннадий не был приглашен, состоялся и предал отлучению 9 еретиков, из коих один был сослан в заключение, а другие отосланы в Новгород. Геннадий Ногоролдский предал их публичному позору. Однако, несмотря на все старания архиепископа Геннадия, ересь, имевшая в Москве таких сильных покровителей, продолжала распространяться. Не найдя поддержки в Москве у великого князя и митрополита, он нашел себе союзника в лице Иосифа Волоцкого. 17 мая 1494 г. митрополит Зосима был свергнут, но уже после его свержения, стараниями Курицына, в Новгородский Юрьев монастырь был назначен еретик, архимандрит Касьян. В его кельях происходили собрания еретиков. Геннадий нашел их тут и заставил бежать в Литву и к немцам. Еретики были не только преданы церковному проклятию, но главнейшие из них были сожжены в Москве и Новгороде, а остальные отправлены в заточение. Только на соборе в декабре 1503 г. ересь была окончательно осуждена. Первое время борьба с ересью велась не на почве догматических споров и обличений, а исключительно средствами административных кар. «Люди у нас просты, — писал Геннадий в одном из своих посланий, — не умеют говорить по обычным книгам, так лучше поэтому о вере никаких прений не плодить. Собор нужен не для прений о вере, а для того, чтобы еретиков казнить, вешать и жечь». Однако впоследствии Геннадий наряду с суровыми казнями стал бороться и духовным оружием. Он призывал к себе ученых старцев Паисия Ярославова и Нила Сорского «о ересях тех поговорити» и разыскивал по монастырям книги, нужные для борьбы с еретиками, заботился о распространении в обществе сочинений, направленных против жидовства и жидовствующих; так, по его поручению были переведены на русский язык сочинения: «Магистра Николая Делира, чина меньших феологии последователя, прекраснейшие стязания, иудейское безверие в православной вере похуляюще», «Учителя Самоила евреина на богоотметные жидове, обличительно пророческими речьми, гл. 25» и «Иаков жидовин, вера и противление крестившихся иудей во Африкии и Карфагене» (все три рукописи в собрании Царского).

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.