google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Акакий, епископ Тверской и Кашинский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Акакий, епископ Тверской и Кашинский

Январь 26th 2016 -

Святитель Акакий, епископ Тверской и Кашинский

Память 14/27 января и в Соборе Тверских святых

Родился 14 марта 1482 года в семье иерея Василия и будущей монахини Юлии.

Акакий неоднократно упоминается в русских летописях, его подпись стоит на документах церковных Соборов, монастырских жалованных грамотах.
Монашеский постриг Акакий принял в Иосифовом Волоколамском монастыре от преподобного основателя обители.

В 1517 году был поставлен архимандритом Возмищенского монастыря под Волоколамском. 30 марта 1522 года митрополит Московский Даниил «поставил во Тверь епископа Акакия», на кафедру которая была до этого около года вдовствующей (после кончины епископа Нила Грека; 1521).
Сразу по хиротонии епископ Акакий вместе с Собором архиереев ходатайствовал перед великим князем Московским Василием Иоанновичем за опального князя В. В. Шуйского, поставив свою подпись под крестоцеловальной записью. Затем, по ходатайству епископа Акакия, в Желтиковом Успенском монастыре была учреждена архимандрития. В 1528 году в пределах его епархии преподобный Нил Столобенский основал Богоявленскую пустынь.

По его ходатайству в Желтиковом Успенском монастыре, где был погребен Тверской святитель Арсений, была учреждена архимандрития. При Акакии в 1528 г. преподобный Нил Столобенский основал Столобенскую Богоявленскую пустынь на озере Селигер. В 1531 г. под надзор Акакия в Тверской Отроч монастырь был сослан Максим Грек, пользовавшийся внимание и уважением со стороны Акакия («яко и на трапезу ему седети вкупе со святителем и ясти с единаго блюда»)

В 1537 году в городе случился сильный пожар, при котором сгорело много домов, храмов, церковной утвари. Самого «владыку Акакия промежь дву конь едва из града умчаша». По завершении восстановительных работ преподобный Максим написал похвальное слово, в котором восхвалял епископа за то, что он «с большим усердием и великою ревностию принялся за обновление истребленного огнем».

В 1539 году участвовал в настоловании Всероссийского митрополита святителя Иоасафа, 3 года спустя — в настоловании митрополита святителя Макария.

Участвовал в Соборах 1547 и 1549 годов. В 1550 году, во время казанского похода царя Иоанна Васильевича, когда митрополит Макарий отправился во Владимир к царскому войску, вместе с архиепископом Ростовским Никандром остался в Москве для управления Церковью. В 1551 году участвовал в Стоглавом Соборе, и 16 июля того года подписал с другими соборянами приговор о церковных пошлинах в Новгородской епархии. В 1553—1554 годах присутствовал на Соборах, обличивших ересь Башкина и Косого, разбиравших сомнения посольского дьяка И. М. Висковатого относительно иконописи. 3 февраля 1555 года принимал участие в хиротонии первого архиепископа Казанского святителя Гурия.

В 1564 г. Акакий освятил новопостроенный храм в честь Святой Троицы («Белая Троица») – уникальный памятник тверской церковной архитектуры, в настоящее время кафедральный собор Твери. Акакий сам переписал два Евангелия и создал особую редакцию Киево-Печерского патерика.

В том же году, когда в Москве на Соборе решался вопрос о предоставлении митрополиту права ношения белого клобука, на соборном документе«Тферского и Кашинского Акакия епископа руки нет, потому что для великия старости и болезни на Собор не приехал, а о том писал, что он с архиепископы и епископы и со всем освященным Собором, со всеми с ними единомышлен» .

Скончался святитель 14 января 1567 года в Желтиковом монастыре, где и был погребён.

Святитель Акакий жил подвижнически, спал не ложась. Он «навык многие кануны наизусть говорити», постоянно читал канон своему авве, преподобному Иосифу Волоцкому. Владыка с похвалой отзывался об иноках основанного Иосифо-Волоцкой обители, сравнивая монастырьь преподобного Иосифа с Киево-Печерским.

Ниже предлагается текст Повести о кончине епископа Тверского Акакия на языке оригинала.

О преставлении святаго епископа Акакия Тверскаго и о житии его вкратце

« Лета 7075 (1567) месяца генваря 14 день преставися епископ Акакей Тверьский и Кашинский во вторый час нощи с вторника на среду на пятоенадесять число на память преподобных отец Павла Фивейскаго и Иоанна Кущника, пас Церковь Божию лет 44, 9 месяц и 14 дней. А всех лет живота его от рождения 80 и 5 лет без дву месяцов, житие же и преставлениа лет живота своего никогда же соборнаго пениа в кельи своей не вмещаше опроче Феодоровой недели, но всегда со тщанием в соборную церковь хожаше, аще и великия его немощь обдержит или зима мразна велми, а владыка же Акакий все терпяще и со тщанием всегда в соборную церковь безодъкладно хожаше.

Егда же приближися время преставлению его и за пять день до Христова Рождества в четверг после вечерни против петка 20-го числа пришел владыка в келью и сотворив начало по обычаю и повеле к себе призвати ризничего Макария и вопроси его сколко ставленников, ризничей же сказав — два. И владыка ризничему повеле ставленником пошлины все сполна отдати и отпустити ставленников во своя. Ризничей же нача глаголати нечто: святый владыко, Бог облегчит тебе служити на Христово Рождество, а ставленников толко два: один в попы, а другой в дияконы, и ты даст Бог обеих вдруг свершишь, да я отпустишь. И пакы владыка, аки злобяся глаголя ризничему, веля их отпустити, отдав пошлины все. И по приказу владычню ризничей сотвори тако, да приказал владыка ризничему весть подати попу Авра-мию, что служит у Всемилостиваго Спаса на владычне дворе, да иподиаком, чтобы по площатскому звону пришли в келью завьтреню пети и прочее правило и отпусти ризничего в келью.

А сам владыка поиде в заднюю келью, а Васиану духовнику повеле пойти с собою же в заднюю келью и по молитве повеле Васиану поблиску собя сести и нача умилными речами говорити владыка сицева сия: не спи ты у меня в прежней кельи, да бреги как видишь меня учну преставлятися и ты бы потщался канун проговорити на исход души. Духовник же слышав наказ от святаго владыкы и взем благословение, поиде в келью свою и в вечер глубокий прихожаше и спаше в прежне кельи святаго владыкы, часто же и в заднюю келью день и нощь ко владыке вхожаше брежения для. Владыка до преставлениа своего за пол четверты недели от двадесятаго числа месяца декабря до 14-го числа генваря и то (!) изнеможенна в церковь не выходил ни Христово Рождество, ни на Богоявления, ни в прочая дни. От 20-го числа декабря на ребрех же в ту полчетверты недели никакоже не опочиваше, но все сидя беспрестани молитвовал и без сна пребываше, молебник бо бысть верен о благоверном царе Великом князе Иване многолетном здравии и спасении и о его благоверной царице Великой княгини Марии и о их богодарованных чадех царевиче Иване и царевиче Феодоре и о их христолюбивом воинстве и о всем православном християньстве.

Некогда же у владыкы духовнику седяшу пред преставлением и владыка възрев на духовника и рече: яз и о вас Богу молюся.

Духовник же поклоняется владыке до земля и глаголет: помилуй мя, Господи, твоими молитвами, святый владыко. Святую же дору протопоп и укроп священници всегда после обедни ко владыке в келью приношаша на дискосных блюдех, а хлебець Пречистой во время вкушенья в обеде всегда съвершался, а Пречистым Животворящим Христовым Тайнам перед преставлением дважды причащался. А от нели же и на владычество сел кроме вкушения обеденнаго втораго вкушениа иже есть ужина у владыки не бывала ни на Велик день, опроче пития мернаго по нужи, егда же рознемогся, такоже в обед своими старцы вкупе вкушаше, кроме ж обеда и в немощи не вкушаше опроче пития мернаго за нужу. А от нелиже и пострихся от святыа руки преподобнаго игумена Иосифа и известился в мимошедших и прощение получив не изыде скверное слово изо уст его и до преставления. Прочие же святаго владыкы добродетели: смирение и любовь и милость ко всем паче же к нищим како могу исписати?

Незадолго же время, за пять день до преставления, в вечер глубокый после правила пошли из задние кельи к собе поп и подиаки, духовник же остался един и сиде блиско владыкы, владыка же аки во сне учал одно слово многажда говорити: „Окакей пошол, Акакей пошол“. Духовник же рече владыке: про которого, государь, Окакиа говоришь? Владыка же аки злобяся рече: Акакие владыка Тверский умер. Духовник же рече: дай, Господи, ты государь многолетствовал, яз нищей желаю того, чтобы ты, святый владыка, меня погреб. Владыка же котому слова никакова не рече, токмо Исусову молитву глаголаше ко образу умилно вслух с хлипанием слезныма очима. И потом в другий день вечер после правила також духовник у владыки поостался и владыка учал говорити: в четверг мне служити аже (!) Бог даст. И к тому слова никакова не рече, токмо Исусову молитву, ко образу взирая, вслух глаголаше с хлипанием. Духовник же тому удивися, видячи его в великой немощи, после же преставлениа святаго владыки духовник все речи владычни уразумел, что владыка преставление свое за долго время вперед провидел.

И потом за день до преставлениа своего в понеделник вечере после правила посылает владыке по духовника келейника своего старца Прохора, бяше бо духовник после правила отошел в келью свою. Келейник же, пришед к духовнику, поведает: владыка зовет. Духовник же скоро прииде ко владыке и поклоняется ко образом с молитвою и у владыкы благословляется. Владыка же повеле сести духовнику подле себя на конике от дверей и паки владыка глаголет о кануне на исход души чтобы не оплативался. Духовник же глаголет: помню святый владыка твой наказ аже (!) Бог даст.

И нача духовник владыкы спрашивать: государь святый владыка, каково у тобя на серце и что твоя болезнь? Владыка рече: не ведаю, а болезни яз не чую никоторыя в себе от нелиже ты прислал канун преподобнаго игумена Иосифа и яз по вся дни его говорю и молитвами преподобнаго игумена Иосифа с тех мест не чюю в себе никакия болезни. И вопроша же владыка: колко тому, как канун ко мне прислал еси? Духовник рече: полчетверта году. Владыка же начал благодарити старца Фатея, ученика великаго старца Касиана Босова, что подвигнулся на таковое великое дело, составити канун и всю Службу преподобному игумену Иосифу. Да и то владыке радостно, что составив Фатей и извесно учинил Макарию Митрополиту всея Русии и благословение от Митрополита приял, еже в кельи молитвовати по ней и до празднованиа соборнаго изложение.

И потом паки владыка нача глаголати преподобному игумену Иосифу тропарь: Яко постником удобрение и отцем красота млости (!) подателя, разсужению светильника вси вернии съшедшеся въсхвалим кротости учителя и новоявленным еретиком посрамителя премудра Иосифа, рускую звезду, молящася Богови помиловатися душам нашим. Духовник же поклоняется владыке радостными слезами до земля, глаголя: Велми, святый владыко, утешился есми слышати таковую похвалу преподобному Иосифу изо уст святых твоих, да и яз слышав жел навыкнути. Владыка же рече к духовнику: ты же прислал. Духовник же рече: прости, святый владыко, дерзнул есми прислати по твоему святительскому повелению и благословению. Владыка же рече: яз тоби на том челом бию. И пакы владыка нача глаголати преподобному игумену Иосифу кондак: Жития треволнения и мятежа мирьскаго и страстная взыграниа ни во что же вменив, пустынный гражанин показася многым бысть наставник, Иосифе преподобие, иноком събратель и молебник верен. Что те рачитель, моли Христа Бога спастися душам нашим.

И потом владыка почал утешатися пространною беседою про Иосифов монастырь, голаголяжесице: в Осифове монастыре старцы-пророки, подобен Иосифов монастырь старцам Печерьскаго монастыря, старцем киевьским, иже бысть во оно время при благоверных Великих князех. Духовник же рече: государь святый владыка, пречистою милостию, молитвами препо-добнаго игумена Иосифа царскым жалованием есть у чего и с кем в Осифове монастыре жити. Владыка же пакы нача молитвовати и молитве своей внимати, бяше бо владыка навык многие кануны наизусть говорити, да Иосифов канун и стихиры. Велми дивно слышати, что владыка ни станет с кем говорити — все здравым гласом, а не дряхлым и изнемогшим.
Духовник же с келейными старцами неотступно пребываше у владыкы брежения для. Во вторник же в последний день, в онже преставися святый владыка во время завьтрени, ко владыке прииди Феодоровский архимандрит Ефрем. Зело бо владыка архимандрита Ефрема любил за его добродетелное житие. И видя архимандрит владыку велми изнемогша и молит з духовником и с старцы с келейными, чтоб владыка лег на постели легкости для, бяше бо владыка Акакий рознемогся, на ребрех не леживал, но все сидя молитвовал и бе(з) сна пребывал, якоже преже речено бысть. И владыка же к молению их приклоняется и повеле постелю послати на конике у дверей против образов и повеле владыка собя на постели положити. Молитва же изо уст святаго владыки к Всемилостивому Спасу и до последняго издыханиа непрестанно исхожаше о благоверном и христоносном царе Иване и о его благо[Л. 58]верной царице Марии и о их богодарованных чадех царевичах Иване и Феодоре и о христолюбивом царя Ивана воиньстве и о всех православных христианех.

На утрей же, пред обеднею прихожаху ко владыке в келью Отроческой архимандрит Вавила и Феодоровский архимандрит Ефрем и игумены многые посотские и Пречистые обители Жолтикова архимандрит Саватей и благословляхуся. Владыка же всех благословляет совершенным здравым разумом и прощения дает якоже всегда ни есть убо у святаго владыкы ни единаго человека непрощенна и не благословенна, всех бо владыка Акакие имеет прощенных и благословенных. Архимандрит же Ефрем нача говорити владыке, чтобы в среду еще причастился Животворящих Христианских Таин и владыка рече: добро. Вкушения же во вторник у владыки не было, с обеденныя же поры ни с кем не почал ничего говорити токмо с проволоком нача глаголати: „Радуйся“ — до вечерни. И за вечернюю пору такоже „радуйся“ говорил, да потише. Духовник же по преставлении уразуме, что владыка похвалные кануны Пречистыя Богородицы мыслию говорил, языком же не измогал, токмо „радуйся“. За час же до вечера прииде Феодоровъский архимандрит Ефрем, владыка же еще „радуйся“ говорит, да уже тихо, на первом же часу нощи абие владыка аки усыпати стал. Архимандрит же Ефрем учал канун на исход души говорити, духовник же, взем кандило з благоуханным фимиамом, нача кадити и почал молитву на исход души говорити. Егда же на отпуске кануна и владыка, аки уснул и абие легко легко икнул на втором часу нощи. Таково святаго владыкы преставление, лице же его учинилося светло, паче неже у живаго, очи же и устне яко же у спяща.

Архимандрит же Ефрем с духовником и со старци келейными мощи святаго владыкы пологають на одре и начата говорити келейное правило. А сторожу церковному повелеша немного позвонити в благовестной колокол: явьствено чинят святаго владыкы преставление. На утрее же в среду на первом часу дни съехалися Отроческой архимандрит Вавила, а Федоровской архимандрит Ефрем туто и бысть во владычне кельи и ночевал, и игумены посадские и Пречистые обители Жолтикова архимандрит Саватей и начата по указу святых отець отирати губою мощи святаго владыкы и облачают святаго владыку Акакиа во весь служебный святительской сан. А сторожом церковным повелеша в благовестной колокол звонити на провожение мощей святаго владыкы ис кельи в соборную церковь в Спас. Священником и диаконом же посатскым всем велели приказати, чтобы были с кандилы и с фимияном. И егда же у владыкы в кельи архимандриты и игумены указное святыми отцы совершиша над мощами святаго владыкы и понесоша игумены и священницы мощи святаго владыкы на одре выше глав своих в соборную церковь Спас поюще Тресвятое пение Святый Боже исходную песнь всякому человеку со свещами и с кандилы со многыми слезами нерадостная, но плачевная пояху и глаголаху: отиде от нас доброта, о ней же паче солнечных луч просвещахуся, утасе светилник сияя над главою сердца нашего и отгоняя и просвещая тму неведения еже по души нужных велика ны днесь окружи беда, понеже велик сосуд Божиих даров взятся от нас в немже бяше любовь нелицемерна Авраамово стра[Л. 60]ннолюбие, Ияковлево незлобие, Иосифово целомудрие, Иовлево терпение, Моисеево милование, Давидова кротость. И глаголаху с рыданием, аще забудем тебе святый владыка Акакие, забвена буди десница наша (ср.: Пс. 136, 5).

Подобает же уже оставити плачевная благодушием себе утвердити, занеже взятся от нас пастырь добрый, святый Акакий владыка, болши ныне назирает нас, ныне яснейшими молится о нас. Аще и завесу плоти отложи, но духом с нами есть. По приказу же самого владыкы Акакиа погребены бысть святыя мощи его честно в пречестной обители в Жолтикове Резаньскым епископом Филофеем, посланием благовернаго и христалюбиваго царя государя Великаго князя Ивана Васильевича всея Русии самодержьца по благословению Преосвященнаго Филиппа Митрополита всея Русии. Погребены же бысть мощи по преставлении его в третьинадесять день в понеделник месяца генваря 26 день на паметь възращение честных мощей иже в святых отца нашего Иоанна Златоустаго.

Сия же яз непотребный чернец святаго владыкы Акакиа духовник Васиян напис[а] л себе на прочитание памяти для, что Бог сподобил мя от таковаго святаго благословение прияти и чесным мощем коснутися».

Комментарии закрыты.