google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий

Февраль 6th 2016 -

В январе 1918 года в Киев пришла гражданская война. Многие обители и храмы подвергались обстрелу. С 15 января в Лавру долетали ружейные пули и снаряды, а с 22 января монастырь подвергся жесточайшему обстрелу. На следующий день бойцы Красной Армии овладели Лаврой. Во время обстрелов митрополит Владимир молился в храме или у себя в покоях. Последнюю литургию Владыка совершил 21 января, в воскресенье, в великой лаврской церкви. 24 января митрополит в той же церкви служил акафист Успению Божией Матери. Это последнее служение митрополита Владимира в церкви накануне расстрела, по воспоминаниям сослужащих, было особенно проникновенным.

Вечером 25 января пятеро вооруженных людей, войдя в Лавру, спросили одного монаха, где живет митрополит.

В митрополичий дом позвонили. Владыка вышел к убийцам и спросил: «В чем дело?» Трое увели Владыку в комнату и там оставались с ним наедине некоторое время. У дверей поставили караул. Затем повели митрополита в верхние покои.

Через двадцать минут окруженный солдатами митрополит вышел в рясе с панагией и в белом клобуке.

У крыльца к Владыке подошел под благословение его старый келейник Филипп, но матрос оттолкнул его, крича: «Довольно кровопийцам кланяться, наклонялись, будет!» Владыка все-таки подошел к келейнику и благословил его, поцеловал и, пожав руку, сказал: «Прощай, Филипп!» Потом вынул из кармана платок и вытер слезы.

Филипп передавал, что митрополит был спокоен, словно шел служить литургию. Поравнявшись с лаврским собором, митрополит остановился и, перекрестившись, низко поклонился, как бы прощаясь с обителью; он тихо напевал Благообразный Иосиф...

У боковых ворот толпились монахи. Увидев процессию, они молча расступились.

От лаврских ворот к месту расстрела Владыку привезли на автомобиле. Остановились у пригорка между Лаврой и Никольским военным собором. Владыка спросил: «Вы здесь меня хотите расстрелять?» Один из убийц ответил: «А что же, церемониться с тобой, что ли?» Тогда митрополит Владимир спросил разрешения помолиться Богу, на что последовал ответ: «Только поскорей». Воздев руки к небу, Владыка молился вслух: Господи, прости мои согрешения вольныя и невольныя и приими дух мой с миром! Потом благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: «Господь вас да простит». Так по-христиански, с молитвой и величайшим мужеством митрополит Владимир принял мученическую смерть.

Из лаврской братии никто не последовал за Владыкой. Всю ночь тело пролежало на пригорке. Убитый лежал на спине, покрытый шубой; при нем не оказалось панагии, клобучного креста, чулок, сапог с галошами и золотых часов с цепочкой. Лишь на другой день его увидела проходившая мимо женщина и принесла ужасную весть в Лавру. Прибывшая на место убийства братия Лавры перенесла тело своего архипастыря, положила его во гроб и на следующий день похоронила его...

Уже вскоре на месте мученической кончины был водружен крест, обнесенный оградой, сюда стали приходить богомольцы.

На заседании Всероссийского Собора 15/28 февраля 1918 года прозвучали глубокие, полные религиозного дерзновения слова, вскрывающие смысл духовного подвига русских мучеников и подтверждающие несомненное убеждение Собора в их святости.

Первым произнес свое авторитетные свидетельство Святейший Патриарх Тихон: «Мы глубоко верим, что мученическая кончина Владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, но и жертвой благой во очищение грехов великой Матушки-России».

«История показывает, что сила гонений всегда слабее духа исповедничества и мученичества, — сказал митрополит Новгородский Арсений. — Сонм мучеников освещает нам путь и показывает силу, перед которой не устоят никакие гонения. Убиенный святитель кровию оросил служение Русской Церкви и остался верен своему долгу. И на нем исполняются слова Тайнозрителя: Буди верен до смерти, и дам ти венец живота».

Убийство митрополита Владимира стало первым в списке трагических смертей православного епископата на землях бывшей Российской империи в ходе революции 1917 года и Гражданской войны в России. Большевистская пресса молниеносно откликнулась на убийство митрополита: уже на следующий день после убийства в «Известиях» появилось сообщение о трагической гибели митрополита Владимира Киевского «от рук неизвестных лиц» — эта же формулировка стала официальной версией убийства.

Когда известия об убийстве митрополита Владимира дошли до Собора, заседавшего в Москве, была образована комиссия для расследования преступления под председательством архиепископа Тамбовского Кирилла. Киев к этому времени уже был отрезан от России начавшейся гражданской войной, комиссия так и не смогла попасть в Киев. 15 февраля 1918 года, открывая торжественное заседание Собора, посвящённое памяти священномученика Владимира, Патриарх Тихон сказал, что «мученическая кончина Владыки Владимира была… жертвой благовонною во очищение грехов великой матушки России». Митрополит Арсений добавил, что «такие жертвы, какова настоящая, никого не устрашат, а, напротив, ободрят верующих идти до конца, путём служения долгу даже до смерти!»

Монахи лавры провели и опубликовали в виде отдельной брошюры самостоятельное расследование, которое, впрочем, не отличалось объективностью. В нём были допущены многочисленные искажения и преувеличения. Так, например, убийству приписывался ритуальный характер, в доказательство чего утверждалось, что «озверевшими сатанистами-изуверами» митрополиту было нанесено «свыше 20 колотых и свыше 30 огнестрельных ран».

Исследователь Кабанец отметил, что поведение «матроса», возглавлявшего банду грабителей, говорило в пользу того, что он неоднократно бывал в лавре в прошлом и лишь воспользовался появлением в Киеве советских войск как удобным поводом для разбоя; и напомнил о женщине, одетой сестрой милосердия, которая накануне убийства участвовала в обыске дома наместника. По мнению исследователя, она имела доступ к финансовым документам лавры и была наводчицей разбойников.

По утверждению историка Михаила Елизарова, матросы, пришедшие в Киев вместе с войсками Муравьёва, безусловно принимали участие в расстреле. Так, по свидетельству назначенного комендантом лавры большевика Сергеева (местного жителя и унтер-офицера), расстрелы в лавре попыталась начать группа красногвардейцев в 20 человек во главе с матросами, но он, рискуя собственной жизнью, действия этой группы предотвратил. Однако затем некоторое число самосудов всё-таки произошло, кульминацией террора стало убийство митрополита. По словам Берзина, расположившегося со своим штабом в лавре, убийство было совершено не с политическими, а с уголовными целями. Причём Берзин и бывшие там матросы, узнав об аресте митрополита, сразу постарались его освободить, но не успели.

Митрополит Евлогий (Георгиевский), свидетельствовал:

Впоследствии я узнал, при каких обстоятельствах владыку Владимира убили. В злодействе свою роль сыграл и Алексей Дородицын, но кровь его и на монахах Лавры. Дородицын создал для митрополита Владимира тягостное положение, которое дошло до того, что он чувствовал себя в митрополичьих покоях в Лавре, как в осажденной крепости. Когда Киев был взят, командующий большевистскими войсками Муравьев пришёл к наместнику Лавры с предупреждением: «Я буду жить в лаврской гостинице, с вами у меня телефон. Если ворвутся к вам банды с обыском, с требованием денег или случится ещё что-нибудь — звоните ко мне», — сказал он. Вскоре днём в трапезную Лавры пришла банда матросов и потребовала еды. В то время как монахи их кормили, начались расспросы: довольна ли братия начальством? не имеют ли монахи каких-либо жалоб?… Послушники, распропагандированные революцией и возбуждённые агитацией Дородицына, стали жаловаться на притеснения: народ несёт в Лавру большие деньги, а поедает их «он»… — и они указали наверх, где находились покои митрополита. Матросы ворвались в его квартиру, отпихнули старика-келейника, пригрозив ему револьвером, — и бросились в спальню. Там они оставались около двух часов. Что в спальне происходило, неизвестно. Потом они вывели владыку Владимира и направились с ним к чёрному ходу. «Прощай, Иван…» — успел сказать келейнику митрополит. Вывели владыку из Лавры незаметно. У лаврских валов матросы прикончили его … расстреляли в упор… Он лежал полунагой, когда его нашли. Убийцы сорвали крест, панагию, даже набалдашник с посоха, только шубу не успели унести и бросили тут же… Монахи, видевшие, как уводили их митрополита, не только не подняли тревоги, не ударили в набат, но ни звука никому не сказали. Спустя уже значительное время кто-то спохватился и позвонил Муравьёву. Тот прислал своих солдат. Допросы, расспросы: кто? куда увели? когда? Но было уже поздно, злодеяние совершилось…

В церковной среде было распространено мнение, что митрополит Владимир пал от рук захвативших Киев большевиков; в таком ключе описывал в своих агиографических сочинениях обстоятельства смерти митрополита священник Михаил Польский.

С этим не согласен ряд церковных деятелей и исследователей. Так, архиепископ Русской зарубежной церкви Аверкий (Таушев) в 1974 году в слове «ко дню Русской Скорби» говорил:

…обыкновенно принято считать, что Киевский Митрополит Владимир пал жертвой большевиков. Но расследование показало, что большевики, как таковые, в этом злодеянии, собственно говоря, даже не принимали никакого участия. Убили Митрополита распропагандированные большевиками бандиты, приглашённые для этой гнусной злодейской цели некоторыми монахами Киево-Печерской Лавры, тоже поддавшимися большевицкой пропаганде и злобно клеветавшими на своего Архипастыря, будто он «обирает» Лавру, которая получает большие доходы от богомольцев.

По данным исследователя Ильи Назарова, обнародованным 4 февраля 2008 года на заседании Киевского религиозно-философского общества, ему удалось обнаружить в Киевском областном госархиве материалы следственного дела № 16102 в отношении «членов Украинской церковной рады Маричева, Филиппенко, Липеровского» «в связи с убийством митрополита Владимира», проведённого летом 1918 года и не завершённого ввиду падения Украинской державы. На основании этих материалов исследователь сделал вывод, что «большевики не убивали», а смерть митрополита была выгодна сторонникам автокефалии, которые и стояли за спиной убийц. Согласно найденным материалам, установленным участником убийства был «крестьянин с. Ладино, Прилукского уезда, Трофим Харитонов Нетребко», демобилизованный солдат «Сердюкского горного дивизиона»

С такими выводами не согласен исследователь Кабанец, который полагал, что утверждения, что Владимира «выдали» убийцам лаврские послушники под влиянием агитации автокефалистов, едва ли соответствуют действительности. По данным этого учёного, большевики действительно не имели к убийству митрополита никакого отношения, а оно было совершено членами «Свободной ассоциации анархистов» не из идейно-политических, а материально-преступных побуждений. Особый отдел при штабе гетмана, действовавший во взаимодействии с державной вартой и Министерством внутренних дел, получил незадолго до крушения Украинской державы агентурное донесение, в котором говорилось, что «убийство Киевского Митрополита Владимира совершено было в январе месяце чинами Киевской ассоциации свободных анархистов, во главе… стояла гражданская жена „Арсентьева“, служившая ещё месяц тому назад в Городской Продовольственной управе… Личность будет выяснена». Кабанец отметил, что «Свободная ассоциация анархистов» искусно использовала политические лозунги для проведения уголовных преступлений, и предположил, что упомянутая «глава ассоциации „свободных анархистов“» и сестра милосердия, наводчица на лавру, — одно и то же лицо. По мнению учёного, хотя убийство и не было совершено по прямому указанию большевистских властей, однако оно было подготовлено и нравственно оправдывалось всей предшествующей большевистской агитацией и заявленной большевиками программой борьбы с церковью как с реакционным институтом.

По мнению учёного, ответственность за произошедшее в лавре несут все слои российского общества периода революционной смуты: как пастыри церкви, утратившие на протяжении предшествовавшей эпохи доверие и уважение простых граждан и думавшие только о сохранении старого порядка, так и взбудораженное приходское духовенство, симпатизировавшее насильственному реформированию общественного и церковного строя, и, само собой, развращённый популистскими политическими лозунгами лево-радикальных партий люмпенизированный сброд и интеллигенция, поощрявшая простонародье своей бездеятельностью и выжидательной позицией по отношению к насильственным действиям.

Всероссийский Поместный собор на своей второй сессии «Определением <…> о мероприятиях, вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь» от 5 (18) апреля 1918 года, в частности, установил совершать поминовение «в день 25 января или в следующий за сим воскресный день (вечером) всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников».

Место кончины митрополита стали посещать богомольцы. Вскоре появился деревянный крест.

Архиерейский собор Русской православной церкви деянием от 4 апреля 1992 года прославил митрополита Владимира в лике священномучеников, а также установил празднование Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской — российских святых XX века — «25 января (по старому стилю, в случае совпадения сего числа с воскресным днем) или в ближайший воскресный день после оного».

Летом 1992 года мощи священномученика Владимира были обретены и находятся ныне в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры, в пещерной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы.

4 мая 2017 года решением Священного синода Русской православной церкви включён в собор «Отцев Поместнаго Собора Церкви Русския 1917—1918 гг.».

Мученическая кончина митрополита Владимира открыла новую страницу в истории русской святости. Ею начался длительный период гонений, во время которых многие тысячи верующих приняли мученический венец.

После того как в 1988 г. дважды закрывавшаяся большевиками Лавра была вновь возрождена, в ней установилось местное почитание священномученика Владимира. Весной 1991 г. на крепостном валу вблизи места кончины святителя был поставлен поклонный крест. В том же году состоялась общецерковная канонизация святого священномученика Владимира.

Честные мощи священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого, были обретены летом 1992 года и положены в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры. Память священномученика Владимира празднуется 25 января старого стиля и в день Собора новомучеников и исповедников Российских.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.