google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Мефодий (Красноперов), епископ Петропавловский, викарий Омской епархии | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Мефодий (Красноперов), епископ Петропавловский, викарий Омской епархии

Февраль 16th 2014 -

Священномученик Мефодий (Красноперов), епископ Петропавловский

Память 4/17 февраля

Священномученик Мефодий родился 30 июля 1868 года в селе Вятском Сарапульского уезда Вятской губернии в семье псаломщика Платона Красноперова и в крещении был наречен Михаилом.

Семья жила очень скудно в материальном отношении, и Михаил с детства узнал бедность и связанные с нею лишения. Но одновременно с этим он познал и великую силу веры; здесь его первым наставником стал отец, учивший сына во всем полагаться на волю Божию, познавать близость к человеку Бога, учивший видеть, что в мире ничего не совершается без Его благого Промысла, пусть и не сразу людьми понимаемого. Михаил окончил Сарапульское духовное училище и Вятскую Духовную семинарию и в 1890 году был определен на должность надзирателя Сарапульского духовного училища.

22 октября 1891 года епископ Сарапульский Афанасий (Пархомович) рукоположил Михаила во священника к Тихвино-Богородицкой церкви в селе Паздеры Сарапульского уезда. 19 февраля 1896 года он был назначен сверхштатным священником к Вознесенскому собору в Сарапуле и заведующим и законоучителем Никольской церковноприходской школы. Во время своего служения священником отец Михаил овдовел и принял решение целиком отдать себя на служение Церкви, а для этого он прежде всего счел необходимым завершить духовное образование.

Преосвященнейший владыка Мефодий, епископ Петропавловский, викарий Омский, в прошлом священник Сарапульскаго уезда Вятской губернии Михаил Красноперов родился 30 июля 1868 года в с. Вятское (сейчас Каракулинский район Удмуртской Республики) в семье диакона. Окончил Вятскую духовную семинарию (1890 год), миссионерскую группу татарского отделения Казанской духовной академии (1902 год) со степенью кандидата богословия (тема кандидатской работы: «Пастырь церкви по учению св. апостола Павла»). С 1906 по 1913 г. — ректор Уфимской Духовной семинарии в сане архимандрита, редактор «Епархиальных Ведомостей».

В начале 1913 года архимандрит Мефодий покинул Уфу и был назначен вторым викарием Омской епархии, епископом Акмолинским. Он принял призвание к новому служению и переехал в Омск. Но уже в следующем году Петропавловская городская Дума возбудила ходатайство о перенесении местопребывания епископа в Петропавловск. Желание властей, горожан было столь велико, что они обязались в случае удовлетворения просьбы отпускать из городских средств ежегодно две тысячи рублей на обеспечение епископа помещением. Вскоре ходатайство дошло до императора и последовало высочайшее соизволение.

И вот 23 декабря наступил столь долго ожидаемый день. Протоиерей, городской голова, полицмейстер, сотни людей ожидали Владыку на вокзале. Поезд опаздывал на три часа, но никому и в голову не пришло уйти. Звон в большой колокол на Вознесенском соборе, подхваченный другими церквами, возвестил о прибытии епископа Мефодия, и пока он не добрался в экипаже до собора, звон не умолкал.

Уже в день приезда в Петропавловск епископ Мефодий служил всенощную в Вознесенском соборе, на следующий день — Божественную Литургию во Всехсвятской церкви, потом — в Покровской подгорной церкви. И так каждый день. Как писали тогда «Епархиальные Ведомости»: «Епископ отдался неутомимому совершению архиерейских богослужений». Действительно, неутомимому…

Февраль 1916 года. Владыка освящает новый храм в селе Екатеринославском, совершает продолжительное богослужение. А уже вечером он должен быть в Успенском приходе. Епископа уговаривают остаться: лютый мороз, усталость, приличное расстояние — 35 вёрст. И всё же он едет: «Люди ждут!», и те, кто присутствовал на всенощном бдении в Успенском храме, говорили потом, что более прекрасной и торжественной службы ещё не видели.
Или другой пример. В июне 1915 года император пожаловал икону Николая Чудотворца городу Акмолинску. Дабы почтить великого угодника Божия, славимого даже иноверцами и язычниками, решено было сопроводить икону из Петропавловска в Акмолинск крестным ходом во главе, конечно, с Владыкой. Помимо участия в торжестве перенесения иконы, епископ Мефодий хотел обозреть храмы, приходы, расположенные на пути следования, побеседовать с паствой.

Представляете: 500 вёрст только в одну сторону! Владыка посетил десятки селений, везде совершал богослужения, произносил проповеди, раздавал духовную литературу. Обратно из Акмолинска (туда император присылал на имя епископа Петропавловского Мефодия благодарственную телеграмму) Владыка едет уже по другому маршруту — через Атбасар. Голая солончаковая степь, ветер, облака пыли, которая не даёт дышать. Плюс ко всему — зной, палящее солнце. Но епископ продолжает задуманное.Священномученик Мефодий — уроженец удмуртской земли
Он побывал почти в каждом уголке нашего края, видел добрые и злые стороны жизни его населения, горе и радость пастырей и пасомых. Чужая боль становилась его болью, и с каждым, кто нуждался в его помощи, он мог беседовать часами и, как свидетельствуют очевидцы, был очень прост и доступен в общении, по-отечески заботлив и внимателен. Город Петропавловск был наполовину населен киргизами-магометанами, но владыка Мефодий имел много друзей и почитателей даже среди магометан. Его понятное, тихое, и вместе с тем духовно-сильное слово доходило до каждого и очень впечатляло. За это его и любили простые люди.

Не замыкаясь в узком кругу своих прямых обязанностей, преосвященный Мефодий принимал живейшее участие в общественной жизни. То он посещает детский приют, то женский монастырь, то реальное училище, где освящает икону в честь 300-летия царствования Дома Романовых, созданную на средства учителей и учеников. А вот епископ идёт во главе крестного хода на праздник трезвости. Велика была забота епископа Мефодия о С марта 1917 года, сразу же после свержения монархии, начались гонения на Русскую Православную Церковь. В это время епископ Мефодий был в Уфе, где он временно замещал епископа Андрея (Ухтомского), срочно вызванного в Петроград. В Петропавловск владыка вернулся 23 марта вечером. Здесь он услышал, что неким евреем пущен слух о том, что в архиерейском доме и в женском монастыре хранится много спрятанного купцами сахара, махорки и мануфактуры. Молва эта разнеслась не только по Петропавловску, но далеко по его окрестностям, и распространялась главным образом среди солдат. Пущен был также слух и о том, что в женском монастыре спрятана погромная иоаннитская литература.

25 марта Совет рабочих и солдатских депутатов постановил произвести обыск в архиерейском доме и в женском монастыре. В этот же день в 11 часов вечера к епископу Мефодию явились человек двадцать вооруженных солдат и рабочих. Владыке предъявили документ, что они уполномочены Советом солдатских и рабочих депутатов и городским исполкомом произвести обыск. Искали погромную литературу, искали сахар и махорку, но ничего не нашли. Во время обыска дом и монастырь были окружены ротой солдат. Из квартиры епископа вооруженный отряд отправился в монастырь. Там также все перерыли. Затем вооруженные солдаты вошли в церковь, прошли в алтарь и по приказанию унтер-офицера стали шарить под престолом. Присутствовавшая при обыске монахиня предупредила их, что в алтарь с оружием входить нельзя, что надо позвать священника, но они не обратили на это внимания.
Утром 26 марта, в Вербное воскресенье, епископ Мефодий собирался идти в собор служить литургию, когда к нему пришли из монастырской церкви сказать, что вооруженные солдаты были в церкви и в алтаре и прикасались к святому престолу. Епископ благословил освятить алтарь и служить.

После литургии в соборе епископ вышел благословить народ и в это время кратко изложил все то, что произошло в монастырском храме, сказав, что считает своим долгом предупредить православных, дабы они не приняли вести о происшедшем ночью в храме в искаженном молвой виде. Епископ призвал не беспокоиться до расследования всех обстоятельств дела.

26 марта в три часа дня к епископу пришел председатель исполкома и обвинил владыку в произнесении проповеди, угрожающей общественному спокойствию. Епископ Мефодий возразил, что подобного рода проповеди не говорил, а после литургии небольшому числу богомольцев – было их около ста пятидесяти человек – рассказал о происшедшем ночью обыске; сделал он это ради успокоения народа и предупреждения нелепых слухов, которые могли появиться в городе. Председатель исполкома извинился за «печальный факт», как он выразился, и сказал, что это обвинение было ошибкой.

27 марта Совет рабочих и солдатских депутатов постановил послать телеграммы министру Керенскому и обер-прокурору Святейшего Синода с просьбой об удалении епископа Мефодия из Петропавловска за реакционную деятельность, угрожающую общественному спокойствию.

На другой день в местной газете появилось сообщение Совета рабочих и солдатских депутатов, где говорилось, что в монастырской церкви солдатами ничего святотатственного допущено не было, что они вели себя корректно, как и подобает в святом храме; между тем архиерей стал распространять клевету, обратившись к тысячной толпе с проповедью во время литургии.

Просьбу большевиков удалить епископа из города Святейший Синод оставил без внимания.

1 мая 1917 года епископ Мефодий направил в Святейший Синод обстоятельный доклад о происшедших событиях, в котором, в частности, писал: «Без сомнения, провокация, пущенная из еврейского лагеря, сделала свое дело.

Замечательно, что обвиняют меня в реакционной деятельности бывшей. В чем же она выражалась? Никаких данных нет. Я не был ни “союзником”, ни “черносотенцем”. По приезде из Уфы 23 марта, я за каждым богослужением в дни Пасхи призывал народ к объединению, к подчинению Временному правительству, к миру и взаимной любви... Народ возмущается произволом Совета рабочих и солдатских депутатов. У нас в Сибири “свободы” стараются использовать много шире, чем в коренной России. Все хотят управлять, а повиноваться некому.

Вопрос об удалении меня по просьбе Совета рабочих и солдатских депутатов будет обсуждаться на собрании мирян и духовенства города Петропавловска. Резолюция будет представлена обер-прокурору для доклада Святейшему Синоду. Возмутили обыском в церкви православный народ и, спасая себя, свалили все на архиерея. Они надеялись, что по их капризу сейчас архиерея уберут. Если будет такой произвол, какой у нас сейчас, то, конечно, служить трудно. Каждое слово стараются уловить, перевернуть и поставить на счет. Славу Богу, мы начинаем привлекать мирян к церковному делу, объединять с клиром. Народ горой стоит за Церковь, хотя сектанты и евреи пробуют хулить святые иконы, приглашают устно и печатно сдирать с образов ризы, снимать кресты и тому подобное. Народ православный возмущается и готов иной раз на печальные эксцессы. Только слово наше архипастырское и пастырское, беседы, моления удерживают от печальных погромов. Докладывая о сем, долгом почитаю просить Святейший Синод защитить меня от напрасной клеветы, не основанной на фактах, от капризного произвола Совета рабочих и солдатских депутатов города Петропавловска. Просьба их об удалении меня не имеет данных, кроме подозрения и желания себя спасти, закрыть факты святотатства в храме при обыске. Солдаты не столь виноваты, как унтер-офицер, приказавший им. Он был, вероятно, баптист».

После захвата власти большевиками в России началась гражданская война, которая в иных местах переросла в крестьянские восстания. Крестьянское восстание, вспыхнувшее в Западной Сибири в 1921 году, стало одним из крупнейших очагов сопротивления безжалостному режиму. Крестьяне захватили Петропавловск, Ишим, Тобольск, везде беспощадно расправляясь с коммунистами и их семьями. Повстанцами было образовано Северное Сибирское правительство. На восстание против антинародного большевистского режима большевики ответили с удвоенной жестокостью. Карательные большевистские отряды сотнями, без разбора расстреливали жителей захваченных сел и городов, сжигали дотла захваченные поселения. Когда красные заняли город Петропавловск, то первое, что они сделали, это убили епископа Мефодия.

17 февраля 1921 года владыка служил Божественную литургию в Никольской церкви в Петропавловске. После молебна он вышел со словом примирения на площадь к собравшемуся перед храмом народу – и здесь перед храмом был убит. Епископ Мефодий был заколот штыками; уже убитому епископу красноармейцы нанесли еще несколько штыковых ран, а затем в одну из ран вонзили крест.

Владыка Мефодий причислен к лику святых в Соборе новомучеников и исповедников Российских в 2000 г.

Комментарии закрыты.