google-site-verification: google21d08411ff346180.html Прославление святителя Софрония, епископа Иркутского | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Прославление святителя Софрония, епископа Иркутского

Июль 12th 2010 -

Святитель Софроний, епископ Иркутский и всея Сибири

Святитель Софроний, епископ Иркутский и всея Сибири, преставился к Богу 30 марта 1771 года, на второй день Святой Пасхи.

Святитель Софроний (Кристалевский) родился в день Рождества Христова в 1704 году в Малороссии, где отец его служил в Черниговском полку. В Святом Крещении было наречено ему имя в честь первомученика архидиакона Стефана.

После ухода отца в отставку семья поселилась в местечке Березань Переяславского уезда Полтавской губернии. Здесь прошли детские годы Стефана. Родители будущего святителя были людьми благочестивыми, и воспитание дети получили достойное. Сестра Стефана, нареченная в иночестве Панкратией, впоследствии стала монахиней Корабиевского монастыря Переяславской епархии; старший брат также принял монашество и стал наместником Спасского Золотоношского монастыря.

По достижении школьного возраста Стефан поступил в Киевскую Духовную академию, которая позволяла получить начальное, среднее и высшее образование и славилась на всю Россию своими учеными.

Окончил академию Стефан в 1727 году. К этому времени он уже стал послушником монастыря, где подвизался в то время его старший брат. Через три года, 23 апреля 1730 года, он принял постриг с именем Софроний в честь святого Софрония, Патриарха Иерусалимского.

В 1732 году в киевском Софийском соборе он был хиротонисан митрополитом Коринфским Митрофаном во иеродиакона, а через несколько дней — во иеромонаха. После хиротонии Софроний был назначен казначеем монастыря, а через два года по указу Преосвященного Арсения (Берло), епископа Переяславской епархии, переведен в его архиерейский дом, в котором восемь лет прослужил экономом.

В 1735 году епископ Арсений посылает его по делам в Петербург. Во время пребывания иеромонаха Софрония в Петербурге в Святейшем Синоде на него обратили внимание. И когда в Синод поступило ходатайство о необходимости пополнить братство Александро-Невского монастыря, то в числе 29 иноков, отозванных из разных монастырей России, был и иеромонах Софроний.

1 января 1743 года он был назначен казначеем Александро-Невского монастыря, а через два года — его наместником, каким оставался более семи лет. Вызвав своего земляка, иеромонаха Синесия (Иванова), он поставил его строителем Ново-Сергиевской пустыни, приписанной к Александро-Невскому монастырю (именно здесь сто лет спустя писал свои бессмертные творения святитель Игнатий Брянчанинов).

Отец Софроний много трудов положил на благоустройство обители и улучшение преподавания в находящейся здесь семинарии. Совместно с настоятелем — архиепископом Феодосием (Янковским) — он заботился об укомплектовании монастырской библиотеки. При нем была построена двухэтажная церковь: верхняя — во имя святого Феодора Ярославича, старшего брата святого Александра Невского, а нижняя — во имя Святителя Иоанна Златоуста.

В 1750 году будущий святитель участвовал в переложении святых мощей благоверного князя Александра Невского в новую, серебряную раку. Бесспорно, что уже тогда иеромонах Софроний имел большое влияние на духовную жизнь столицы. Известно, что именно в эти годы императрицей Елизаветой и государственными мужами в монастырь делались большие вклады. Монастырь благоустраивался и процветал.

Императрица Елизавета в знак своей монаршей любви и уважения к Софронию собственноручно вышила для него епитрахиль, пояс и поручи (шитые по серебряной парче и красному бархату цветными шелками, серебром и золотом). Позднее своими же руками императрица вышила белый саккос (шитый золотом и серебром, весь изукрашенный Серафимами) и подарила его Софронию во время его хиротонии во епископа Иркутского и Нерчинского.

Софроний всю жизнь помнил голос, услышанный им в ночь после пострижения в монашество: «Когда будешь епископом, построй храм во имя Всех святых». В Санкт-Петербурге ему стало ясно, что голос тот был от Бога.

В 1747 году скончался епископ Иркутский Иннокентий II (Нерунович). Шесть лет Иркутская кафедра вдовствовала. Наконец, императрица Елизавета Петровна, высоко ценя духовные и организаторские качества наместника Александро-Невского монастыря Софрония, 23 февраля 1753 года предложила Святейшему Синоду назначить его на Иркутскую кафедру. С одной стороны, ему оказывалась высокая честь, предстояла хиротония во епископа, с другой — ждала поездка в необжитую суровую Сибирь.

18 апреля 1753 года (святителю Софронию тогда было уже 50 лет) в присутствии императрицы и всего двора в Успенском соборе Московского Кремля архимандрит Софроний был рукоположен во епископа Иркутского и Нерчинского.

Святителю Софронию предстояло след в след пройти подвижнический путь первого епископа Иркутского Иннокентия (Кульчицкого).
По приезде в Иркутск, святитель Софроний столкнулся с запустением во вдовствующей епархии. Многие приходы оставались вовсе без священнослужителей, многие храмы были закрыты, так что даже в великие церковные праздники служб не было.

Уже из первых распоряжений епископа Софрония видно, что духовенство было подвержено лихоимству, пьянству и многим другим порокам. С первых шагов святителю пришлось применять и поучительные, и понудительные меры.

Начал он с клира. Им были приложены все усилия для того, чтобы избавить священнослужителей от унизительной нищеты, в которой они находились, и от телесных наказаний, которым подвергались священники. Была проявлена также забота о поднятии образовательного уровня духовенства. Со всей строгостью повел святитель борьбу за нравственность церковнослужителей. Пьющим клирикам Владыка служить запретил.

Он перевел из Вознесенского монастыря в архиерейский дом школу, основанную в двадцатые годы XVIII века архимандритом Антонием (Платковским), после чего потребовал от благочинных прислать всех малограмотных клириков и их детей для воспитания и обучения. Первое время положение со священниками было настолько плачевным, что святитель Софроний вынужден был ходатайствовать перед Святейшим Синодом о присылке из России подготовленных священнослужителей. Но ходатайство осталось безответным. Было ясно, что церковный причт необходимо готовить на месте. А для этого нужны были время и средства, нужны были подготовленные преподаватели. Первым учителем стал сам архиерей, преподававший церковнославянский и русский языки. Уже через год в школе преподавались латинский язык и риторика. Школьная программа была приближена к программе тогдашних духовных семинарий, и ее выпускники становились подготовленными священнослужителями.

Строго и требовательно относясь к священникам, святитель Софроний в то же время отечески заботился о них. В результате его ходатайств императрицей Елизаветой был издан указ, по которому духовенство было избавлено от жестокого, безнравственного и унизительного телесного наказания, замененного умеренными епитимиями или штрафами в пользу богоугодных заведений. Фактически священнослужители вышли из-под контроля светской власти. Тем же указом иркутское духовенство наделялось землей, что избавило многих от нищеты.

Святитель не оставил без внимания и паству. Он предпринимает многомесячные поездки по епархии — в Нерчинск, Шилку, Керенск, дважды в Якутск и до самой Камчатки. Повсюду он видит пьянство, разбой, маловерие, отступничество или язычество, безграмотность и отсутствие каких бы то ни было школ. Все свои силы отдает он воспитательной и просветительной деятельности: сам служит на приходах, произносит проповеди, призывая к борьбе с пороками и исполнению христианских заповедей. За годы управления епархией святителем Софронием число храмов возросло в три-четыре раза, приходы получили подготовленных священнослужителей, была создана сеть приходских школ.

“Делами проповеди и светильником любви согревайте мир человеческий, ибо только от любви любовь воспламеняется и собою всякую ревность по Бозе приводит”, — так наставлял иркутское духовенство и миссионеров святитель Софроний, так жил сам.

Щедрость святителя Софрония не знала границ. Всего себя отдавал он делу благотворения — не съедал куска, не поделившись с кем-либо. Его жилище и весь Вознесенский монастырь были переполнены больными, бездомными, сиротами. И подлинно, от такой любви воспламенялись сердца пасомых: не он искал людей, нуждающихся в православном просвещении, а сами они, без различия племен и веры, шли к нему тысячами и отдавали свои души и сердца, умножая собою стадо Христово.

Очень любил святитель уставную службу, сам часто служил и всегда заботился о благолепии и торжественности богослужения, располагавших сердца молящихся к умилению, своим примером наставляя духовенство к красоте и возвышенности службы. Этому способствовало и святительское облачение владыки, дотоле богомольцами не виданное. Ему первому из иркутских епископов при хиротонии дарована была привилегия совершать богослужение в саккосе. До этого епископы служили в обыкновенных священнических ризах.

Святитель вел обширную миссионерскую деятельность. Он посещал язычников, населявших Иркутск, Якутск, Камчатку, Забайкалье, посылал к ним миссионеров, которым давал подробные инструкции, собственноручно написанные. Просвещая язычников светом православной веры, святитель Софроний заботился и об устройстве их быта, развитии у них оседлости, культурных начал земледелия. Он поселял их на монастырских землях, всячески стараясь изолировать от влияния язычества. Святитель устроил за собственный счет и подарил новокрещеным бурятам усадьбу с мельницей, покосами, пашнями и полным хозяйством на реке Китое. Позднее здесь возникло село Архиерейское, где свято чтилось имя святителя Софрония.

При такой бурной деятельности Владыка вел аскетическую жизнь: спал на полу, постелив овечью или звериную шкуру; большую часть ночи проводил в молитве; питался строго по-монашески.

В 1770 году, предчувствуя свою кончину, Преосвященный Софроний просит Святейший Синод об увольнении его на покой в родной Красногорский монастырь и о замене его более молодым архиереем. Но ответа на его прошение не последовало. Весной 1771 года святитель совсем занемог, а 30 марта, во второй день Пасхи, на 67 году жизни он отошел ко Господу. Тело почившего, облаченное в священные одежды, находилось в Казанском приделе иркутского Богоявленского собора до 8 октября — шесть месяцев и десять дней, пока не получено было распоряжение Святейшего Синода о предании его земле. Все это время тело святителя оставалось нетленным — признак того, что Преосвященный Софроний угодил Богу. К нему уже тогда начали обращаться с молитвой о помощи и предстательстве пред Господом — и многие получали исцеление своих недугов, телесных и духовных.

Освидетельствование останков святителя Софрония впервые было сделано в 1833 году. При переборке пола Казанского придела в 1854 году гроб и тело святителя Софрония второй раз были обретены нетленными. В 1870 году вновь была засвидетельствована нетленность мощей святителя. С 1870 года у гробницы Софрония по четвергам совершалось богослужение, образ его чтился как святыня — местночтимым святым блаженный Софроний стал уже в XIX веке.

В 1909 году были вновь открыты нетленные мощи святителя — от них исходило благоухание.

Слава о блаженном епископе Софронии распространялась все шире и преумножалась за счет чудесных знамений от его мощей. Перед Святейшим Синодом было возбуждено ходатайство о причислении его к лику святых и открытии его святых мощей для поклонения и чествования. Святейший Синод учредил особую комиссию под председательством архиепископа Серафима для более тщательного расследования чудесных знамений. Этой комиссией было исследовано 65 чудес, происшедших по молитвам к святителю Софронию. Комиссия представила отчет. Но 18 апреля 1917 года в иркутском Богоявленском соборе по неизвестной причине случился пожар, уничтоживший гробницу и нетленные мощи святителя Софрония. В этом можно усмотреть Промысел Божий, ведь иначе произошло бы надругательство над святыми мощами. Примечательно, что это событие, совпавшее с днем хиротонии святителя (18 апреля 1753 года), не только не умалило почитание святого, но еще более усилило его. После пожара православная общественность Иркутска выступила с ходатайством о прославлении святителя Софрония. Он был канонизован в апреле 1918 года Священным Собором Православной Российской Церкви. Первой под Определением Собора стояла подпись: «Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России».

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.