google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Варлаам Керетский, чудотворец Кольский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Варлаам Керетский, чудотворец Кольский

Ноябрь 18th 2015 -

  Преподобный Варлаам Керетский

День памяти преподобного Варлаама Керетского: 6 / 19 ноября (день блаженной его кончины в день своих именин в постриге в память прп. Варлаама Хутынского). Так же празднуется и День обретения его мощей: 15 / 28 января 1725 года.

Варлаа́м Ке́ретский (в миру Василий; около 1505 — около 1590) — православный священник, позже монах; провёл аскетическую жизнь на Кольском полуострове в XVI веке
Варлаам (до пострига — Василий) родился в селе Кереть на берегу Белого моря, вероятнее всего, в семье простого помора.

Согласно житию Василий был «научен книгам» (был грамотным), что было большой редкостью в те времена. Возможно, обучение проходило в Шуерецком скиту у старца Зосимы и преподобного Феодорита Кольского.

Около 1535 г. Василий вступил в брак и был рукоположён сначала в диакона, а вскоре и в иерея, после чего направлен настоятелем в Никольскую церковь города Колы.

Являясь подвижником благочестия и непрестанным молитвенником, отец Василий всячески боролся с саамским язычеством, проповедовал истинность Православия и изгонял бесов.

Нравом он был суров и порой крут, но честен и чист пред Богом и людьми. Сильно скорбел он о тяжком «идолобесии», о вере языческой в которой пребывали еще многие лопарские семьи – коренные жители этих мест. Кольский батюшка смело противостал этой власти князя тьмы издревле сильной на Кольском Севере, в этих «землях Полнощных», и «добре подвизаясь на невидимого врага козни», вступил в опасную схватку с «тьмой века сего» (Еф. 6,12).

Закляв древнего демона, что запирал вход в Кольский залив, требуя жертвоприношений на языческом капище Абрам-мыса, сильно озлобил молодой священник эту силу бесовскую, хотя до времени она затаилась. С тех пор путь из залива в море стал свободен, страхи и наваждения бесовские исчезли, и жертвы языческие на мысу прекратились.

Согласно преданию, отец Василий изгнал беса, обитавшего на Абрам-мысе и топившем утлые судёнышки рыбаков; тот, покидая «насиженное место», пригрозил, что отомстит «попу».

Около 1540 г. иерей Василий с матушкой возвращается в родное село Кереть. Там и произошла трагедия, изменившая жизнь будущего преподобного. Точно известно, что священник Василий однажды убил свою жену, но по какой причине не вполне понятно. Согласно житию он заподозрил жену в супружеской неверности и убил в припадке ревности. По другой версии жена отца Василия начала бесноваться, внося смущение и слухи среди односельчан; отец Василий попытался изгнать беса, но был обманут лукавым, и смертельно ранил жену.

Похоронив убитую супругу, Василий отходит в Колу для покаяния к преподобному Феодориту. Последний, согласно канону, налагает епитимию — возить тело жены в карбасе пока то не истлеет, проходя путь от Керети до Колы и обратно.

Старец, выслушав исповедь Василия, назначил своему духовному чаду небывалую епитимию, которая потрясла современников и навсегда осталась в веках недостижимым примером высоты покаянного подвига. «Дает он ему иго легкое – мертвого носить во гробе, покуда не изгниет тело умершее. Самому ж в посте и молитве пребывать, и таковое воздержание иметь, что рыбу только единожды на Пасху вкушать».

С этим благословением Варлаам возвращается в Кереть и вскоре потрясенные жители села увидели его несущим гроб-колоду с телом матушки, который он выкопал из могилы. «И сие откопав, в судно вложив во гробе, сам же во второй гроб устремился». «Второй гроб» – именно так для себя воспринимал Варлаам тот поморский карбас, в который уложил он свою страшную ношу, и в котором отправился он в свое беспримерное, смертельное плавание по Северным морям.

И путь его был «не яко у прочих человеков, ожидающих парусного плавания, но плавал он против зельнаго обуревания [сильного, бурного волнения] и весла из рук своих не выпуская, но труждаяся весьма, псалмы Давидовы поя, – то ему и пищей было». Такова была воля Божья – никогда не иметь ему на своем пути попутного ветра, и всегда грести против крепкой встречной волны.

Самая непогода, ее сосредоточение всегда находилось над «Варламьевой лодьей». В своем плавании, следуя древним торговым морским путем, «ходом в норвежский конец» из Керети в Колу, Варлаам неизбежно встречался с многочисленными судами. Можно представить то, жуткое впечатление, что оставалось в душе моряков от встречи в тумане с этим одиноким гребцом с его страшным грузом. Рыбаки и промышленники, справедливо полагали, что земному человеку подвиг такой не под силу, и уже принимали его лодку за некое видение.

«Мужеством души в веру вооружился, бурю и дождь и всякую воздушную нужду терпя, усердно хранил заповедь отца своего духовного… шествуя летом [«летом» – в течение года]3 дванадесять путей по окияну морю, по непроходным местам». То есть двенадцать раз в году должен был Варлаам пройти свой путь. Расстояние же между Керетью и Колой, или один путь Варлаама, составлял порядка тысячи километров. Этим маршрутом Варлаам ходил круглый год.

Как удавалось одолевать Варлааму этот свой путь, и есть ли мера, которой можно измерить всю непомерность скорбей выпадавших ему на этом пути, всю неподъемность такого подвига, и, по сути, невыполнимость поставленной перед ним задачи?

Одно можно сказать – он был не один. Принимая покаяние Варлаама, Феодорит назначал ему столь беспримерно тяжкую епитимию, с расчетом на помощь которую окажет ему его верная жена. Усопшая матушка брала на себя часть тяжести епитимии данной Варлааму, поскольку не захороненная ее плоть, по мысли Феодорита, не давая упокоения душе, вынуждала душу оставаться рядом со своим телом и, страдая вместе со своим супругом, укреплять и поддерживать его.

Пост, который нес Варлаам, относился к высшей его степени, к тому, что на церковном языке называется «сухоядением». И лишь, раз в году, на Пасху, приходя в очередной раз в Колу, к причалу Свято-Троицкого монастыря, Варлаам сподоблялся причащения Богоявленской водой и мог разговеться рыбой.

Совершая свое немыслимое плавание вокруг Кольского полуострова, Варлаам никогда не забывал о своем заклятом враге, и о непримиримой ныне его личной войне с князем тьмы и его «легионами». Потеряв все в этой жизни, ежеминутно готовый завершить свой земной путь, он без остатка вверил себя в руки Божьи и потому не боялся ничего, и силу бесовскую, гнал и преследовал, где только мог.

Как свидетельствовали современники Варлаама, этого одинокого скитальца в его плавании можно было видеть проходящего по морю «даже около Святаго Носа». В то время, для северных мореходов это было совершенно немыслимый риск. Плавание в районе мыса Святой Нос издревле было крайне опасно. Здесь сталкиваются течения двух морей, в результате чего образуются, так называемые, «морские сувои». Речь идет о больших волнах, подчиненных произвольному закону возникновения и не имеющих определенного направления развития, что весьма опасно даже для крупных судов.

Не удивительно, что во времена Варлаама мореходы предпочитали проходить Святой Нос, пересекая его по суше, волоком «от Волоковой губы до Лопского становища». Но тут их ждала другая беда. Именно в бухтах этого мыса водились особые черви – «корабельные сверлила» (моллюски Teredinidae), личинки которых цеплялись за днища судов и незаметно протачивали даже самую крепкую корабельную древесину, «творяху многие пакости над лодиями мореходцев».

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.