google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Стефан, Махрищский чудотворец | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Стефан, Махрищский чудотворец

Июль 26th 2011 -

Преподобный Стефан, Махрищский чудотворец
Память: 14 (27) июля.
Преподобный Стефан, великий угодник Божий и чудотворец, был духовным другом и собеседником преподобного Сергия Радонежского, первым наставником преподобного Кирилла Белозерского, святым, которого лично знали и почитали великие князья Симеон Иоаннович Гордый и Иоанн Иоаннович второй (Кроткий), к советам которого прислушивался святой благоверный князь Димитрий Иоаннович Донской, к гробнице которого совершал паломничество царь Иоанн Васильевич Грозный.

До XIV столетия на русском северо-востоке монастыри не имели еще своей истории, но почти одновременно в пределах Владимиро-Суздальской земли является несколько святых мужей, положивших начало иноческой жизни. Вслед за преподобным Сергием, создают монашеские общежития «Сергиевы собеседники» – преподобные Сергий Нуромский, Евфимий Суздальский, Димитрий Прилуцкий, Мефодий Пешношский, Стефан Махрищский, а затем, и их ученики – Роман Киржачский, Авраамий Галичский…

Владимирская земля в то далекое от нас время славилась громадными, непроходимыми дремучими лесами, отчего и города, возникшие здесь, именовались «Переяславль-Залесский» и «Владимир-Залесский». Избранники Божии, ищущие спасения не в суете мира сего, не в блеске и славе, могуществе и богатстве, а в созерцательном уединении, посте и молитве, уходили в овеянные легендами, воспетые в былинах и песнях владимирские дебри, и здесь, ревнуя о Господе, устрояли святые обители. Так основан был и Махрищский монастырь одним из избранных Божиих – преподобным Стефаном.

О детстве и юности будущего подвижника известно очень немногое. Родился он в Киеве (в Киевских пределах) в самом начале XIV века и немало лет подвизался в Киево-Печерском монастыре, где принял постриг с именем Стефан, вероятно, в честь первомученика архидиакона Стефана (мирское же имя Святого осталось неизвестным). Родители Стефана, люди богобоязненные и благочестивые, в отрочестве отдали сына в учение «чтению и письму Божественных книг», в чем он легко преуспел еще до поступления в Святую обитель. Начав же подвизаться в монастыре под руководством опытных старцев, Стефан, как говорится в древнем Житии, приучился к воздержанию от страстей, непрестанному посту, неусыпной молитве и беспрекословному послушанию, подавая пример строгой иноческой жизни и более старшим насельникам. Прежде всех приходил он в храм и последним выходил из него, на молитве в церкви стоял неподвижно, не переходя с места на место до окончания пения или чтения, не приклоняясь к стене, не переминаясь с ноги на ногу, имея руки согбенны, как бы осужденный. Наставников своих он слушал беспрекословно и служил всем так безропотно и кротко, что за смирение свое приобрел любовь и доверие братии. Вероятно, в Киевском монастыре Преподобный подвизался довольно долго и был уже известен в южнорусских областях как опытный подвижник.

Современниками преподобного Стефана были многие, прославленные в лике святых, преподобные, чьи нетленные мощи до сего дня почивают в Дальних пещерах Лавры. Среди них – преп. Силуан схимник, архимандрит Игнатий, затворники Лаврентий и Руф, Ипатий целебник, воин Тит, Арсений трудолюбивый, диакон Макарий, канонарх Леонтий… Пострижениками Киево-Печерского монастыря, подвизавшимися в то же время, были святители Дионисий Суздальский и Арсений Тверской.

В середине 14 столетия преподобный Стефан оставляет родную Печерскую обитель и направляется в Московскую землю. Возможно, причиной ухода преподобного Стефана из Киева было общее неустройство южной Церкви или же начавшиеся уже в то время притеснения православных на юге Руси. В Москву Преподобный пришел, вероятно, еще при митрополите Феогносте, который и благословил подвижника на подвиг пустынножительства. Несмотря на уговоры великого князя московского Иоанна Иоанновича Кроткого (1353—1359) остаться в любом из московских монастырей, преподобный Стефан испросил дозволения поселиться в безлюдном и уединенном месте.

Подвижник отправился на северо-восток и, после долгих поисков, избрал себе тихое место в дебри лесной, в 35 верстах от обители преподобного Сергия Радонежского, в бывшем княжестве Переяславля-Залесского, в волости Кинельской, при маленькой речке, именуемой Махрище. Здесь он водрузил крест, соорудил убогую келью и стал возделывать землю, а вскоре стали стекаться сюда окрестные жители, нуждавшиеся в духовном совете и благословении. Вняв неотступным просьбам, преподобный позволил поселиться рядом тем, кто желал разделить с ним труды и скорби пустынного жития. А вскоре (не позднее 1358 г.) святитель Московский Алексий благословил грамотой освящение церкви во Имя Святой Живоначальной Троицы и учреждение при ней иноческой обители, самого же Стефана поставил игуменом собранной братии. От великого князя Иоанна преподобный Стефан получил дарственную грамоту на пользование землей и значительные пожертвования на строительство монастыря.
Близость расположения двух монастырей и духовная дружба тесно связывали преподобного Стефана и игумена Земли Русской, преподобного Сергия. Они посещали друг друга, имели всякий раз между собой добрые и продолжительные беседы, взаимно утешавшие их в земных скорбях. Однажды, терпя скорби от братии, преподобный Сергий покинул родную обитель и пришел в Махрищскую пустынь. В ожидании его махрищский игумен благословил ударить в било и со всею братиею вышел к нему навстречу. Поклонившись взаимно до земли, подвижники просили друг у друга благословения, по великому смирению не желая принять на себя первенства. Едва был умолен преподобный Сергий, как гость, благословить Стефана и братию, после чего преподобные вошли в церковь и, по совершении молебного пения, долго беседовали о спасении души. Несколько дней пробыл преподобный Сергий в Махрищском монастыре, после чего с иноком этой обители Симоном, хорошо знавшим окрестные места, отправился далее в путь и в живописной местности на крутом берегу реки Киржач по благословению митрополита Алексия основал монастырь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, в котором и прожил около трех лет. Сам преподобный Стефан проводил своего друга за три версты от монастыря. У источника, на том месте, где они расстались, позднее была поставлена часовня, к которой ежегодно до революции бывал крестный ход из Махрищской Сергиевской приходской церкви.
Немало скорбей пришлось претерпеть и преподобному Стефану в деле устроения монастырской жизни. Крестьяне деревни Юрцово грубо восстали против преподобного, боясь, что он овладеет их землями. Не внимая кротким увещаниям преподобного, они грозили убить его, если он не уйдет из Махрищской пустыни. «Бог вас простит, чада, — смиренно ответил святой, — не вы это злобствуете, но лукавый диавол!» С этими словами преподобный покинул обитель, поручив управление ею священноиноку Илии. Тайно ночью с учеником своим Григорием он вышел из монастыря, отправившись на Север, где в 60-ти верстах от древнего города Вологды, в удельном княжестве Авнежском, близ реки Сухоны, (около 1370 г.) основал Троицкую Авнежскую пустынь. Шедрым жертвователем новой обители стал богатый местный землевладелец Константин Димитриевич, впоследствии постриженный преподобным Стефаном в монашество с именем Кассиан. Первые насельники Авнежского монастыря – Григорий и его ученик Кассиан были умерщвлены татарами в 1392 году во время нашествия татарского князя Бехтута, посланного Тохтамышем в Северную Русь. Мощи преподобномучеников, открытые в 1524 году, почивали в приходском храме упраздненного монастыря.

Далеко разнеслась слава о новоустроенной обители и достигла великого князя Димитрия (Донского), повелевшего преподобному Стефану явиться в Москву и пожаловавшему обоим его монастырям земельные и лесные угодия и озера. Житие упоминает и том, что великий князь много раз призывал Преподобного для духовных бесед, а последняя их беседа продолжалась столь долго, что многие из вельмож дивились такому почитанию князем махрищского игумена.
Известный во многих московских княжеских домах подвижник, преподобный Стефан не отказывал в беседах и наставлениях тем, кто приходил к нему с верою. Промыслом Божиим было устроено так, чтобы в некоем человеке по имени Косьма, ищущем духовного совета, опытный старец прозрел будущего великого подвижника и угодника Кирилла Белозерского. Воспитанник и сродник великокняжеского окольничьего Тимофея Васильевича Вельяминова  Косьма был казначеем его имения, но с юных лет имел тайное желание удалиться в монастырь. Косьме было уже около сорока лет, когда (возможно, 1380 году) в Москву прибыл преподобный Стефан. Узнав об этом, Косьма искал встречи с ним и со слезами просил игумена Махрищского постричь его в монахи, вопреки воле Тимофея Васильевича. Судя по всему, преподобный Стефан облек его в иноческие одежды (в рясофор) без пострижения и подобающих обетов и молитв, но нарек ему новое имя – Кирилл, а непреклонному опекуну представил дело так, будто бы Косьма уже пострижен. Гнев окольничьего был страшен, видимо, он даже не побоялся оскорбить преподобного, и только богобоязненная жена его Ирина смягчила суровость Тимофея Васильевича. Опомнившись, тот вернул Стефана, примирился с ним и, уступив его просьбе, позволил Косьме удалиться в святую обитель.

Стефан же поручил Кирилла архимандриту Московского Симонова монастыря Феодору, племяннику и ученику преподобного Сергия Радонежского, который и совершил его монашеский постриг. Приняв благословение святителя Алексия никогда более не оставлять обители, преподобный вернулся в Махрищскую пустынь, где игуменствовал уже до конца дней своих. Жил же он, по свидетельству древнего жития, «подвизаяся о церковном устроении и еже в монастыре совокуплении братии, и о сих спасении, яко отец чадолюбивый печашеся; не токмо словом учаше их, но и делом наказуя и нравом, сам собою во всем образ дая им: кроток же бе от юности, и тих и молчалив, и божественным писанием не токмо послушатель и хранитель, но и творец. Многим же видящим его смирение и кротость, паче же и ризную худость, не мнети его настоятеля братии, но единаго от последних в братии. Николи же бо видети его когда случися разъярившася на кого согрешающаго, но тихостию, словом и смирением учаше; бе же милостив толико, яко николи же просяща убога или странна отпустити тщима рукама. И слышавше сия добродетельная многая блаженнаго Стефана исправления окрест места того живущии людие христолюбивии прихождаху пользы ради.»

Достигнув глубокой старости (в возрасте около девяноста лет), предчувствуя приближение своей кончины, преподобный дал последнее наставление братии, поручая управление обителью священноиноку Илии. Облекшись в великую схиму, 14 июля (н.с. 27 июля) 1406 г. преподобный Стефан предал дух Господу. Честные останки его погребли у стены срубленного им храма. Благоухание, исходившее от тела преподобного, уверило осиротевшую братию в святости их игумена, укрепив в ней ревность и стремление жить по заветам отошедшего в вечность старца: хранить страх Божий, нести неустанный монашеский подвиг, помнить час смертный, иметь нелицемерную любовь в общежитии и всецелое отречение от мира.

После преставления преподобного Стефана основанная им обитель переживала самые разные времена. Были в ее истории и периоды упадка, и периоды расцвета. Но всегда на этом святом месте ощущались присутствие и благодатная помощь стяжавшего дерзновение ко Святой Троице игумена Махрищского преподобного Стефана.

Первые преемники святого Стефана – игумены Илия и Николай – строго соблюдали заветы преподобного, а день его праведной кончины по установленному обычаю освящался сугубой молитвой.

В 1408 году после страшного Едигеева разорения на пепелище осталось лишь несколько иноков, которые уже не сохраняли общежительный устав. Только при игумене Феогносте (после 1425 — до 1462) началось восстановление обители.

Однако последующие настоятели не соблюдали во всей строгости устав, введенный Стефаном, а почитание памяти первоначальника обители было уже не столь ревностным. Но и в эти годы люди приходили поклониться могилке преподобного старца, над которой, по преданию, выросли из одного корня три березки, сомкнувшиеся и сросшиеся кронами. Этот зеленый шатер, раскинувшийся над местом упокоения праведника, явился как бы прообразом того Троицкого храма, который в недалеком будущем был воздвигнут на этом месте. Сохранилось предание, относящееся к первой трети 16 века, о столетнем старце Германе, дни и ночи проводившем в молитве и удостоенном дивного видения. Однажды ночью, выйдя из своей кельи, старец увидел на могиле преподобного Стефана горящий огонь, который озарял своим светом всю обитель. Изумленный старец поспешил разбудить игумена, а тот, собрав братию в церкви, совершил молебное пение святой Живоначальной Троице. Вскоре посетил обитель игумен Троице-Сергиева монастыря Арсений Сухарусов, его повелением над местом погребения преподобного Стефана была поставлена гробница, покрытая пеленой, а на ней большая свеча.
Святитель Варлаам, ставший игуменом монастыря в 1557 году с особым усердием собрал все сведения о жизни святого первооснователя обители и преподнес свой труд митрополиту московскому Макарию. По благословению святителя иеромонах московского Данилова монастыря Иоасаф составил службу и житие преподобному Стефану, а царь Иван Васильевич Грозный пожертвовал средства на строительство каменного храма в честь Святой Живоначальной Троицы. При этом строительстве чудесным образом были обретены мощи святого. Когда был открыт гроб, поверх мощей обнаружили черный кожаный пояс с изображением двунадесятых праздников, подобный которому носили монахи Киево-Печерского монастыря. Пояс этот был вложен в серебряный крест, от которого многие стали получать исцеления.

Мощи преподобного Стефана были оставлены под спудом, а над ними вскоре была сооружена каменная церковь (в честь преподобного), ставшая северным приделом нового Троицкого храма. Придел был освящен в 1558 году в присутствии самого государя Ивана Грозного и царицы Анастасии, пожертвовавшей облачения на престол, пелены к иконам и покров на раку преподобного.

Множество исцелений совершалось у гроба преподобного Стефана: над бесноватыми, расслабленными и немыми, которые сами приходили или приводимы были в монастырь родными. Особенно много известно случаев исцелений от падучей болезни. Некоторые из чудесно исцеленных навсегда оставались в обители или ежегодно приходили сюда на поклонение святыне.

В 1997 году над местом упокоения преподобного Стефана был восстановлен храм в его честь, разрушенный в 1942 году, а над почивающими под спудом мощами поставлена рака. Память святого преподобного Стефана Махрищского и всея России чудотворца совершается 14/27 июля.

Оставьте комментарий!