google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Нил Сорский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Нил Сорский

Май 19th 2012 -

Преподобный Нил Сорский
Память:  7/20 мая в день преставления и в 3-ю Неделю по Пятидесятнице вместе с Собором Новгородских святых.

Православный святой, преподобный, крупный деятель Русской церкви, основатель скитского жительства на Руси, автор «Предания», «Устава о скитской жизни», а также ряда посланий, известный своими нестяжательскими взглядами.

Прп. Нил Сорский  родился в 1433 году, был из дворянской фамилии Майковаи в молодости был на государственной службе. Начало иноческой жизни полагал он в обители преподобного Кирилла Белозерского.

Сам себя он называл «невежей и поселянином» (в письме Гурию Тушину), но из этого не следует его крестьянское происхождение: самоуничижительные эпитеты характерны для такого рода литературы. Сам же преподобный Нил по этому поводу говорил: «Аще кто от родителей явленных мира, или сродники име от преимущихъ въ славе мира, или самъ в сану коемъ или в чести в миру бе. И сиа безумие суть. Сия бо сокрывати подобает». С другой стороны известно, что до пострига будущий подвижник служил подьячим, занимался списыванием книг, был «скорописцем». В сборнике Германа Подольного, одного из близких Нилу монахов Кирилло-Белозерского монастыря под 1502 годом сообщается о преставлении «Нилова брата» — Андрея, который был пострижен там с именем Арсений. Андрей Фёдорович Майко личность известная. Это один из видных дьяков при правительствах Василия II и Ивана III. Его имя часто встречается в документах тех лет. Андрей Майко стал родоначальником дворянского рода Майковых. Таким образом, Николай Майков был образованным горожанином и относился к служилому сословию.

Пострижен Нил Сорский был в Кирилло-Белозерском монастыре при игумене Кассиане, постриженнике Спасо-Каменного монастыря. Временем его пострига можно считать середину 50-х годов.

В Кирилло-Белозерский монастыре духовно сблизился с настоятелем его, старцем Паисием Ярославовым, который в свое время отказался от митрополичьей кафедры. Дружба их продолжалась до самой их кончины.

По всей видимости, в монастыре Нил занимал заметное положение. Ряд монастырских документов от 1460 года до 1475 года имя Нила называет среди монастырских старцев, решавших хозяйственные вопросы. Возможно, другим монастырским послушанием будущего святого было списывание книг. Во всяком случае, его почерк угадывается в ряде рукописей из библиотеки Кириллова монастыря.

Историю внутренней своей жизни отчасти открыл сам преподобный в послании к князю иноку Вассиану, по настоятельной его просьбе.

«Пишу к тебе, — говорит он, показывая себя, — любовь твоя по Боге вынуждает к тому и делает меня безумным, чтобы писать тебе о себе. Не просто и не по случаям надобно нам поступать, а по Святому Писанию и по преданию святых отцев. Удаление мое из монастыря (Кириллова) не было ли ради душевной пользы? Ей, ради ее. Я видел, что там живут не по закону Божию и преданию отеческому, а по своей воле и человеческому рассуждению. Много еще и таких, которые, поступая так, неправильно мечтают, будто проходит житие добродетельное... Когда мы жили вместе с тобою в монастыре (Кирилловом), ты знаешь, как удалялся я мирских связей и старался жить по Священному Писанию, хотя по лености моей и не успевал. По окончании странствования моего пришел я в монастырь (Кириллов) и вне монастыря, вблизи его, устроил себе келию, жил, сколько мог. Теперь переселился я вдаль от монастыря, нашел благодатию Божиею место по мыслям моим, мало доступное для мирских людей, как сам ты видел. Живя наедине, занимаюсь испытанием духовных писаний; прежде всего, испытываю заповеди Господни и их толкование и предания Апостолов, потом — жития и наставления святых отцев. О всем том размышляю, и что по рассуждению моему нахожу Богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя. В этом жизнь моя и дыхание. О немощи моей и лени возложил упование на Бога и Пречистую Богородицу. Если что случается мне предпринимать и если не нахожу того в писании, на время отлагаю в сторону, пока не найду. По своей воле и по своему рассуждению не смею предпринимать что-нибудь. Живешь ли отшельнически или в общежитии, внимай Святому Писанию и следуй по стопам отцев или повинуйся тому, кто известен как муж духовный в слове, жизни и рассуждении... Святое Писание жестко лишь для того, кто не хочет смириться страхом Божиим и отступить от земных помышлений, а желает жить по своей страстной воле. Иные не хотят смиренно испытывать Священное Писание, не хотят даже слышать о том, как следует жить, как будто Писание не для нас писано, не должно быть выполняемо в наше время. Но истинным подвижникам и в древние времена, и в нынешние, и во все века слова Господни всегда будут словами чистыми, как очищенное серебро; заповеди Господни для них дороги более, чем золото и каменья дорогие, сладки более, чем мед и сот».

По этому письму видно, между прочим, и то, что путь жизни, избранный Нилом, изумлял собою современников. Да и подлинно было чему изумляться, особенно слабым.

Примерно между 1475—1485 годами преподобный Нил вместе со своим учеником Иннокентием Охлябиным совершил длительное паломничество в Палестину, Константинополь и на Афон. Долгое время Нил Сорский пробыл на Афоне, где основательно познакомился со скитским устройством.

После возвращения в Россию на реке Соре, в небольшом удалении от Кириллова монастыря, Нил основал скит (впоследствии Нило-Сорская пустынь). В основу устройства скита были положены традиции скитского жительства древних скитов Египта, Афона и Палестины. От желающего подвизаться в скиту преподобного Нила требовалось знание Писания и решимость следовать им. «Если есть и воля Божия, чтобы они пришли к нам, то подобает им предания святых знать, хранить заповеди Божии и исполнять предания святых отцов». Поэтому в скит принимались только грамотные монахи, прошедшие искус в общежительных монастырях.

Место, избранное им, полюбилось ему потому, что оно было, по его словам, «мирским маловходно».

Оно было низко и так окружено болотистыми мхами, что для сооружения скита пришлось нанести целую гору земли. «Было оно, — по словам посетившего его царя Иоанна Васильевича IV, — уныло и плачевно всем». То же впечатление вынес от Ниловой пустыни исследователь старины ХIХ в. С. Л. Шевырев. Он писал: «Дико, пусто и мрачно то место, где Нилом был сооружен скит. Почва ровная, но болотистая, кругом лес, более хвойный, чем лиственный. Река Сора, или Сорка, давшая прозвище угоднику Божию, не вьется, а тянется и похожа более на стоячую, нежели текучую воду. Среди различных угодий, которыми изобильна счастливая природа стран Белоезерских, трудно отыскать место более грустное и уединенное, чем эта пустыня...»

Настоятелем этого скита по общему желанию братии стал прп. Нил. Сам он не хотел этого. Но с самой глубокой древности, по словам святоотеческих книг, избирались настоятели опытные в духовной жизни. Это было необходимое условие для духовного процветания монастырей.

Устав, составленный прп. Нилом своим ученикам, имеет глубокое значение и для нашего времени.

Устав получил название «Предание», в нем прп. Нил учит, что истинный монах должен образовать себя через жизнь по евангельским заповедям, духовное чтение и молитву. Начав с обыкновенной усердной устной молитвы, монах приобретает, если на то есть воля Божия, непрестанную внутреннюю молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Это и есть память Божия. С ней вместе даруется Богом сердце сокрушенное и смиренное, то есть покаяние. Но добиваться самому, без помощи благодати Божией, такой высокой молитвы не следует. Она есть плод той же усердной молитвы, но устной. Она есть дар Божий. Также не следует самовольно стремиться к отшельнической жизни. Никто не должен говорить: «Ныне невозможно жить по Писанию и следовать святым отцам». Но надо всеми силами стараться подражать им. Тем, кто обращался к нему за советом, прп. Нил отвечал евангельским и святоотческим учением. Это давало словам его особую силу.

Так делали наставники монашества и в наше время, например оптинские старцы. «Старцем» назывался в монастырях опытный в духовной жизни монах, которому было поручено духовное руководство братии. В женских монастырях были старицы. Прп. Нил учил ежедневно открывать старцу малейшие свои мысли и грехи. Духовная польза от такой исповеди была столь велика, что даже опытные монахи ее не оставляли. Прп. Нил настаивал также на монашеской нищете во исполнение обета нестяжания.

Монастыри, по его учению, должны питаться работой братии и не иметь никакой собственности, В крайнем случае прп. Нил разрешает принимать подаяние от мирян, но только умеренное. Церковь в скиту его была деревянная, простая, без украшений, согласно учению древних отцов. Ризница и утварь были самые простые. Скитяне, числом 12, жили по одному в маленьких, тесных кельях, на большом расстоянии один от другого, и только в канун воскресного дня и больших праздников они собирались все в церковь.

Всенощное бдение продолжалось всю ночь. Пения не было, только читали. Даже на Божественной литургии пели только Трисвятое, Херувимскую песнь и «Достойно есть». По совершении ее скитяне расходились по кельям на безмолвное житие. Лучшие из учеников прп. Нила по жизни и образованию были иноки Иосифо-Волоколамского монастыря — Дионисий и Нил, оба из княжеского рода.

Подвизаясь в безмолвии с малой братией, преподобный, однако, не оставил книжных занятий, которым придавал большое значение. Судя по количеству цитат, наибольшее влияние на Нила оказали Григорий Синаит и Симеон Новый Богослов, Иоанн Лествичник, Исаак Сирин, Иоанн Кассиан Римлянин, Нил Синайский, Василий Великий.

Главным его трудом следует назвать состоящий из 11 глав «Устав скитской жизни». «Устав» предваряет краткое предисловие:

«Смысл этих писаний охватывает следующее: как подобает делание совершать иноку, хотящему истинно спастись в эти времена, что и мысленно и чувственно по божественным Писаниям и по житию святых отцов, насколько возможно, подобает поступать».

Таким образом, «Устав» преподобного Нила — это не регламент скитской жизни, а аскетическое наставление в духовной борьбе. Большое внимание преподобный уделяет «умной», или «сердечной», молитве, цитируя при этом Григория Синаита и Симеона Нового Богослова. Нет сомнений, что Нил Сорский принадлежит мистическо-созерцательному направлению в православном монашестве, возрождение которого связано с именем преподобного Григория Синаита. О связи преподобного Нила с исихазмом, как расширенно именуют монашеское харизматическое движение XIV—XV веков, писала М. С. Боровкова-Майкова. Из современных авторов этому аспекту уделили внимание Г. М. Прохоров, Е. В. Романенко.

Предание ученикам «О жительстве от святых писаний» уделяет больше внимания организации скитского быта, отношению к имуществу, отношениям с приходящими из мира людьми. Говорится об умеренности в посте, который должен соответствовать «силе тела и души». В начале «Предания» дано исповедание веры Нила Сорского.

Кроме того, известен ряд его посланий: Гурию Тушину, Герману Подольному, Вассиану Патрикееву, «брату, пришедшему с восточной стороны», а также две молитвы.

Другой стороной литературной деятельности преподобного Нила была его деятельность как переписчика и составителя житийных сборников. О методе работы преподобного с текстом красноречиво говорят его фразы из посланий Гурию Тушину и Герману Подольному. В послании Тушину он пишет: «Если не найду согласное с моими соображением о начинании дела, откладываю его, пока не найду; когда же найду, благодатью Божьей, делаю в благой уверенности как одобренное. От себя же не смею делать, поскольку я невежда и поселянин». «Когда случается мне что-то предпринять, если не нахожу того в Святых Писаниях, откладывая на время, пока не найду»,— пишет он в послании Герману Подольному. Сравнивая списки, он находит в них «много неисправленна», старается исправить «елико возможно его худому разуму». Поэтому списывает «с разных списков, тщася обрести правый». Если это не удаётся, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: «От зде в списках не право», или: «Аще где в ином переводе обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется».

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.