google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Иоанн Колов | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Иоанн Колов

Ноябрь 21st 2015 -

Преподобный Иоанн Колов

Преподобный Иоанн Колов
Афон, монастырь Дионисиат. 1547 г.
Тзортзи (Зорзис) Фука

Память  9/ 22 ноября

Преподобный Иоанн Колов (греч. Ιωάννης Κολοβός («колобос» — крошка, карлик);  египетский монах, авва. Благодаря указанию еп. Захарии, что Иоанн Колов прожил 70 лет, рождение святого можно отнести приблизительно к 339 г.

Согласно Житию, Иоанн Колов был уроженцем деревни Теси, расположенной недалеко от Оксиринха, и в 18 лет ушел в Скит. О юности Иоанна Колова нет сведений, за исключением следующей истории.

Иоанн Колов признался старшему брату, что хочет быть как ангелы, которые не трудятся и не имеют никаких забот, кроме служения Богу, и ушел в пустыню. Ангельское житие начал с того, что разделся догола и пошел в пески. Ночью замерз — пустыня глупцов не любит, стал проситься под крышу, а брат отпер не сразу, сказав, что Иоанн Колов стал ангелом, а потому он не знает, кто стучится в дверь. Только утром брат согласился принять Иоанна  Колова со словами: «Ты человек… снова начинай работать, чтобы было что есть» (PG. 65. Col. 204-205). Согласно Житию, брат стал монахом значительно позже Иоанна Колова и фактически был его учеником. Однако значительно более краткая версия, сохранившаяся в Apophthegmata Patrum, ее тон и детали позволяют отнести этот эпизод скорее к юности святого, может быть еще до ухода того в пустыню.

После этого Иоанн нашел себе учителя, преп. Пимена Великого, которому стал ангельски послушен. Именно этому святому было дано задание поливать совершенно засохшее дерево, которое через три года этого идиотического занятия вдруг зазеленело и стало плодоносить. От всех бывших свидетелями чуда дерево то было названо «древом послушания».

Иоанн Колов стал духовным наставником Арсения Великого и блаженной Таисии Египетской. Им было написано житие преподобного Паисия Великого, в котором он впервые рассказал историю семи отроков Эфесских. Его попросили поговорить с монахиней Паисией, которая решила вернуться “в мир”. Он ничего особенно не говорил, просто сел рядом с ней и заплакал. Когда она робко спросила, открыт ли ей еще путь покаяния, он сказал: “Да”. — “Тогда покажи мне его”, — сказала Паисия. Он встал и вышел, не говоря ни слова. Она последовала за ним, а ночью умерла. Иоанн сказал братьям, что ему было от Бога откровение: ее покаяние, длившееся несколько часов, оказалось столь же полным, как многолетние труды многих подвижников и подвижниц. Когда берберы напали на Скит, Колов вместе с другими монахами бежал и скончался на берегу Красного моря. Когда собратья попросили его перед смертью сказать им о главном в искусстве святости, он отетил: “Я никогда не следовал своей воле и никогда не учил другого тому, что сперва не испытал на себе”.

Авва Иоанн Колов говорил: я желаю, чтобы человек искал всех добродетелей со смиренномудрием. Так, каждый день, вставая рано, приступай к каждой добродетели и заповеди Божией с величайшею твердостью, со страхом и терпением, в любви к Богу, со всякой готовностью души и тела, с глубоким смирением, в постоянной скорби сердца и хранении его, в продолжительной молитве и прошениях с воздыханием, в чистоте языка и хранении очей. Если бесчестят тебя, не гневайся; будь миролюбив и не воздавай злом за зло; не обращай внимания на оскорбления других; не думай высоко о себе, но будь ниже всякой твари; презирай все тленное и плотское; будь под крестом, в борьбе, в нищете духовной, в духе и деле аскета; пребывай в посте, в покаянии, плаче и в подвиге воинствования, в рассуждении, в чистоте души, в добром расположении духа; работай в безмолвии, пребывай в ночных бдениях, в голоде и жажде, в холоде наготе и трудах. Закрой гроб твой, как бы ты уже умер, каждый час имея смерть перед своими глазами.

В Скиту Иоанн Колов стал учеником аввы Аммоя. После того как авва Аммой заболел, Иоанн Колов 12 лет ухаживал за ним, не услышав ни слова благодарности. Только перед смертью авва Аммой сказал собравшимся старцам, указывая на Иоанна Колова: «Это ангел, а не человек!» (PG. 65. Col. 240). Еп. Захария называет Иоанна Колова священником и игуменом.
Перед смертью авва Аммой повелел Иоанну Колову поселиться рядом с выросшим из сухой ветки деревом. По прошествии времени в этом месте стали собираться те, кто жаждали совершенствоваться духовно под руководством Иоанна Колова, но это не был монастырь, хотя бы и лаврского типа. Лишь в одном из 2 фрагментов на саидском диалекте, в рассказе, носящем легендарный характер, о поездке Иоанна Колова по поручению Феофила, еп. Александрийского, в Вавилон, говорится, как перед отъездом Иоанн Колов собрал братию и поручил заботу о ней и о монастые (из контекста можно предположить, что речь идет о лавре) неким апе Захарии и апе Иоанну. Руины монастыря прп. Иоанна  находятся недалеко от монастырей Дейр-Абу-Макар и Дейр-Анба-Бишой.

Иоанн Колов- один из самых выдающихся представителей скитских подвижников 2-й пол. IV в. В Apophthegmata Patrum говорится, что благодаря смирению «он повесил весь Скит на своем мизинце». Смирение и страх Божий являются, по словам Иоанна Колова, превыше всех добродетелей. Отличительной чертой святого было и то, что он не терпел ни малейших проявлений раздора или гнева, предпочитая вернуться в келью, чтобы восстановить невозмутимость духа. Так было по дороге в церковь, когда Иоанн Колов услышал, как 2 брата ссорятся. Не менее интересно и его отношение к борьбе со страстями. После того как Бог по просьбе избавил его от страстей, Иоанн Колов отправился за советом к старцу. Тот велел ему просить Бога о возвращении страстей, в борьбе с которыми душа совершенствуется. Иоанн Колов сделал так, как сказал ему старец, и с тех пор просил у Бога лишь одного: стойкости в искушениях.

Иоанн Колов был более склонен к созерцанию, чем к активной деятельности. Apophthegmata Patrum представляют образ анахорета, погруженного в молитву и общение с Богом: он перестал плести корзину только тогда, когда ее край уперся в стену. Тем не менее Иоанн Колов всегда был готов помочь монахам и поддержать приходивших к нему за советом. При этом он проявлял безграничное терпение, как в случае с забывчивым братом, трижды приходившим к нему с вопросом и трижды забывавшим слова Иоанна Колова. Благодаря Иоанна Колова этот монах избавился от забывчивости.

Квинтэссенцию воззрений Иоанна Колова приводят Apophthegmata Patrum: «...я желаю, чтобы человек приобрел понемногу от всех добродетелей. Так, каждый день, встав рано утром, клади начало во всякой добродетели и заповеди Божией с величайшей стойкостью, со страхом и с терпением, в любви к Богу, со всякой готовностью души и тела, с великим смирением, в постоянной скорби сердца и хранении его, в продолжительной молитве и прошениях с воздыханием, в чистоте языка и хранении очей. Если бесчестят тебя, не гневайся; будь миролюбив и не воздавай злом за зло; не обращай внимания на прегрешения других; не оценивай сам себя, но будь ниже всякой твари; отрекись от вещественного и плотского; на кресте, в борьбе, в нищете духовной, в занятии и духовном подвижничестве, в посте, в покаянии, плаче и в подвиге воинском, в рассуждении, в чистоте души, в добром соучастии, в безмолвной работе, в ночных бдениях, в голоде и жажде, в холоде, в наготе и трудах. Закрой гроб твой, как будто ты уже умер, рассуждай всякий час, что смерть рядом с тобой».

В Житии Иоанна Колова сказано, что незадолго до смерти святого Скит был разорен берберами, вынудившими Иоанна Колова уйти в Клисму (ныне Суэц), где спустя недолгое время он умер; это произошло 17 окт., в воскресенье. Такое совпадение числа, месяца и дня недели было в 398 и 409 гг. Из источников известно о нескольких нападениях берберов на Скит, одно из самых значительных произошло в 407 г. Если в Житии имеется в виду это событие, как считают Л. Рено и Ж. К. Ги, то дата смерти Иоанна Колова приходится на 409 г.

Последние годы Иоанн Колов провел отшельником на горе прп. Антония близ Клисмы, где заботы о нем взял на себя один благочестивый мирянин из близлежащей деревни. После смерти Иоанна Колова, его тело было похоронено в церкви этой деревни. Спустя 400 лет (т. е. в 804 г.), согласно сообщениям Синаксарей, здесь были моначтырь и резиденция мелькитского (т. е. православного) епископа. Братии из монастыря прп. Иоанна Колова в Скитской пустыне при содействии копт. патриарха и арабов удалось выкрасть мощи святого и перенести их в Скит. Память этого события отмечается в копто-араб. Синаксаре 29 месоре (22 авг.). Позднее она перешла в эфиопский Синаксарь, где отмечается в тот же день, т. е. 29 нахазе. Некоторое время мощи Иоанна Колова находились в монастыре прп. Иоанна Колова в Скиту, в настоящее время они хранятся в монастыре св. Макария (Дейр-Абу-Макар) и в монастыре Сирийцев (Дейр-эс-Суриани) в Вади-эн-Натрун.

Комментарии закрыты.