google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Ферапонт Белозерский, чудотворец | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Ферапонт Белозерский, чудотворец

Январь 8th 2016 -

Преподобный Ферапонт Белозерский, чудотворец

Преподобный Ферапонт Белозерский, чудотворец
Можайск,  Храм прор. Ильи, XVIII в.

Память 27 мая/ 9 июня

Красоты этого мира, тленные и преходящие, умеют привлекать любящих их и этой малой сладостью колебать чувства возжелавших их, воспарять ум их страстями и заставлять не только презирать обещанные блага, но и отвращаться — увы! — от самого Творца истинной жизни, предпочитая эти настоящие блага будущим и добровольно принимая лютую и бесконечную смерть.

Соответственно и те, кто возлюбил вечные блага и, на них уповая, безмерно их возжелал, еще здесь получают, о тамошнем истинном блаженстве помышляя, воздаяние и награду за труды тамошней красотой. Ведь для живущих здесь очищенными обыкновенно не только презирать временное и суетное, но и душу свою возлюбленную губить, как и подобает, ради Христа, как сказано в святых Евангелиях, и больше всех сладостей и красот любить смерть за него. И когда не находят они быстрой смерти, потому что нет гонителей, способных им ее доставить, то решают они иначе прийти к желанной цели — принимая долгую и трудную смерть, испытывая во всякое время тысячи болезней, претерпевая их в постах, в бдении и многих различных подвигах, борясь с ненавистниками-бесами и постоянно, во плоти пребывая, принуждая естество сопротивляться бесплотным. Об одном из таких достойных и божественных мужей я и хочу поведать.

Не сам я решился или дерзнул за это взяться. Даже и философским умом обладающий человек и в слове сильнейший — и тот ведь не принялся бы за такое дело дерзостно. Тем более меня, страстный и нечистый ум имеющего, лишенный премудрых мыслей, словом же вовсе грубого, необученного и по всему, можно сказать, варвара, боязнь удерживает от того, чтобы начать это дело. Но все-таки, самого этого святого призвав молить Бога, я начну и Богу, и благонравным людям приятное повествование о нем с самого начала — с рождения, воспитания и прочего его пребывания (в мире).

Этот преподобный отец наш Ферапонт родился у благочестивых и благородных родителей-христиан, детей боярских, по фамилии Поскочиных, происходящих из города Волоколамска в Московской земле.

Однажды напал на него страх Божий и стал он думать, как бы бежать ему от этого суетного мира и от житейских попечений. Ибо знал блаженный, сколько зол, скорбей и болезней претерпевает человеческая душа, погружаясь в суету этого мира, и какого множества благ лишается, отпадая от своего Создателя, Бога, каждый день вызывая его гнев многими неправдами и заслуживая вечную муку. У многих ведь благочестиво живущих людей в обычае подолгу размышлять об этом, часто это обдумывать и, рассматривая свою жизнь, изучать состояние своей души; так делал и этот блаженный Феодор. Таким ведь именем он был наречен своими родителями во святом крещении, и так и звали его родители и очень любили; и он рос, преуспевая в изучении благих дел. Любили его и родственники его, и ближайшие соседи, как это часто бывает у сожительствующих в миру.

Сам же он прежде всего о том печаль имел, постоянно молясь Всемилостивому Богу и призывая на помощь Пречистую Богородицу, как бы избежать мирской суеты века сего и сподобиться святого иноческого образа. К этому он стремился и сильно этого желал. Но как печальный не долго пребывает в своей печали, тем более о Боге, о чем и Святое Писание говорит: «Печаль производит в человеке неизменное покаяние и обращает к Богу» — так и с ним вскоре произошло.

Выбрав подходящее время и утаившись от своих родных, пришел он в дом Пречистой Богородицы в пригороде царствующего города Московской державы, в Симонов монастырь, и стал там умолять архимандрита и братию, чтобы они удостоили его святого иноческого образа. Бог же и Пречистая Богородица не пренебрегли мольбой раба своего, обратили к нему сердце архимандрита, и он был принят архимандритом и братией, и тот повелел постричь его и облечь в иноческую одежду. И нарекли ему имя Ферапонт, и передали его старцу для научения жизни в келье и монастырскому чину, чтобы он познал искусство иноческого служения, я имею в виду, — божественного бдения и постничества.

И пребывал он, Божией благодатию, в великом послушании у старца, добросовестно трудясь в молитвах и коленопреклонениях, постоянно молясь Богу, постясь в установленное время день и ночь и все чувства свои старательно, изо всех сил, оберегая, а особенно душевную и телесную чистоту. Помыслы же свои и желания он всегда исповедовал старцу, каялся своему духовному отцу, и хорошо соблюдал себя от вражеских стрел, часто Богу молясь, и всегда призывал на помощь себе Пречистую Богородицу, отеческими молитвами ограждался и совершенно ни в чем не следовал своей воле, как то и обычно у многих послушников Бога ради. Старателен он был и в церковном пении и искусен во всякой монастырской службе, добросовестно слушаясь отца и всей братии и с настойчивостью горячо убеждая всех молиться о нем Богу и Пречистой Богородице.

Отец же и братия, видя такие его хорошие устремления, благодарили Бога и молились о спасении его души, испытывая его во всяких необходимых для монастыря службах. Блаженный же Ферапонт все это с радостью от них принимал, с глубоким смирением и молчанием усердно им повиновался и служил отцам совершенно беспрекословно. Ибо знал блаженный, что ничем так не исправляется душа живущего в послушании инока, как смиренномудрием и терпением. Хоть и не был святой искусен в грамоте, зато стяжал он душевную доброту и здравый ум, о чем и отец наш Антоний Великий говорил: «Не нуждается в книгах человеческая душа, если имеет здравый ум».

Много лет блаженный Ферапонт прослужил отцам так, как уже было рассказано. И начали архимандрит и братия посылать его и за пределы монастыря по монастырским делам. И все, что отец ему повелевал, он усердно с прилежанием исполнял. Посылали же его по городам и в дальние земли для покупки потребного монастырю. Послали его однажды и на Белоозеро по необходимым делам. И он, отправившись туда, Божией благодатью исполнил то, что повелел ему отец. А было это далеко, на большом расстоянии от тамошней страны, Московской земли. Местность же та была пустынной, и много там было лесов, непроходимых болот, множество вод, озер и рек. И преподобный, чтобы лучше с теми местами познакомиться, обошел ту землю, внимательно ее рассматривая, и очень ее полюбил. Ибо желала эта святая душа и некоторые новые добродетели стяжать, — верх же всех добродетелей есть безмолвие.

Что же чудный Бог, все предвидящий? С самого начала зная, что Он хочет сделать, словно перстом показывал Он путь тем блаженным душам, направляя их к тому полезному, с помощью чего хотел просветить ту землю, что и осуществилось впоследствии. А произошло это так.

Ферапонт вернулся в свою страну, Богом хранимый, и пришел в свой монастырь к отцу и братьям, добросовестно исполнив то, что ему повелели.

Преподобный же Кирилл, называемый ныне Белозерским Чудотворцем, пребывал в то время в старом монастыре Рождества Пречистой, живя там в безмолвии. И подумывал и он куда-нибудь далеко от мира уединиться и там безмолвствовать, но долго с этим помыслом боролся, постоянно молясь Богу и Пречистой его Матери, говоря: «Пречистая Мать Христа моего! Ты знаешь, что всю мою надежду о Боге я на тебя возложил с юности моей. Ты и наставь меня, как сама знаешь, на тот путь, на котором я могу спастись», и так он подолгу молился. Был же у святого обычай после долгого своего правила и славословий, поздним вечером, непосредственно перед тем, как вкусить немного сна, петь напоследок Акафист Пречистой. Он всегда так делал.

О видении Пречистой

И однажды ночью, когда он, по своему обыкновению, допоздна молился и пел Акафист Пречистой перед ее образом, дойдя в икосе до слов «Необычное рождение видя, устранимся от мира и ум обратим к небу», вдруг он услышал голос, говорящий: «Кирилл! Выйди отсюда и иди на Белоозеро, ибо там я приготовила тебе место, на котором ты сможешь спастись». И одновременно с тем, как раздался этот голос, воссиял яркий свет. Отворив оконце келии, Кирилл увидел яркий свет, сияющий к южной стороне Белоозера. И этим голосом, словно перстом, ему было показано место, где теперь стоит монастырь. От этого голоса и видения святой исполнился великой радостью, ибо по этому видению уразумел, что — «Не пренебрегла Пречистая Богоматерь моей просьбой!» И всю ночь провел он, бодрствуя, удивляясь сопровождавшему голос видению. И была эта ночь для него не ночью, но словно пресветлым днем.

А спустя небольшое время после того, как это с ним произошло, пришел посетить святого Ферапонт. Они прочли молитву и благословились, — поскольку блаженный Ферапонт пострижен был там же, где святой, и по возрасту был ему сверстник — и начал Кирилл выспрашивать его: «Нет ли, возлюбленный, там, на Белоозере, места, где бы можно было иноку безмолвствовать?» Ферапонт отвечал: «Да, очень много там, отец, подходящих для уединения мест». Блаженный же о своем видении ему еще не рассказал, но как бы просто так расспрашивал его.

Затем, через какое-то время, договорившись, они оба ушли из монастыря и, с Божьей помощью, отправились в путь. И шествуя много дней, пришли они на Белоозеро. И стали они обходить там многие места, но все они не нравились святому, потому что искал он указанное и суженое ему место, на которое прежде был зван Пречистой, еще в старой обители. Походив много, пришли они наконец туда, где теперь стоит монастырь, и тут же святой узнал указанное ему ранее место и очень его полюбил, и, прочтя молитву, сказал: «Здесь покой мой во век века, здесь поселюсь, потому что Пречистая изволила это. Благословен Господь Бог отныне и до века, услышавший нашу молитву». И они водрузили на том месте крест и пропели благодарственный канон в похвалу Пречистой Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии.

Тогда блаженный Кирилл все открыл своему спутнику, преподобному Ферапонту, — как Пречистая явилась ему, еще когда он жил в старой обители, и «сказала мне прийти в эти места», и что слышал он голос, повелевший ему уйти из старой обители, что он и исполнил, как он сказал, «с помощью наставляющей меня Пречистой Богородицы».

Ферапонт же, услышав это, очень обрадовался милости Божией, и оба они прославили Бога и Пречистую его Богоматерь. И так они сначала навес построили и принялись копать в земле келийку и, занимаясь этим, некоторое время провели вместе.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.