google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Арсений Новый, Паросский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Арсений Новый, Паросский

Февраль 12th 2016 -

Преподобный Арсений Новый, Паросский

Преподобный Арсений, хотя и не был уроженцем Пароса (Греция), прожил здесь почти сорок лет.

Он был подвижником и исповедником. Родился в Янине в 1800 году во времена правления тирана Али Паши. Его крестили с именем Афанасий. В возрасте девяти лет он осиротел, и родственники отправили его в православную школу в городе Кидония, что на берегу Малой Азии возле Митилини.

Там на формирование его личности оказал большое влияние иеромонах Григорий (Сарафис), благочестивый, прекрасно образованный учитель греческого языка и богословия. Впоследствии отец Григорий стал директором школы и прослужил в этой должности до самого ее закрытия в начале Греческого восстания. Отец Григорий познакомил Афанасия со старцем Даниилом Солунским, жившим какое-то время в Кидонии в качестве духовника и наставника многих местных христиан. Вскоре старец Даниил стал духовным отцом отрока Афанасия.

В 1814 году Старец решил отправиться на Святую Гору, и четырнадцатилетний Афанасий поехал с ним. Хотя по афонской традиции он был еще слишком молод, чтобы поселиться на Святой Горе, для него было сделано исключение, и он остался жить вместе со своим Старцем в небольшой келлии недалеко от Кареи. Он уже имел навыки монашеской жизни, и вскоре его постригли с именем Арсений.

Старец Даниил надеялся навсегда остаться на Афоне, но через шесть лет ему и Арсению пришлось покинуть Святую Гору из-за того, что они сочувствовали движению Колливадов. Это движение было основано группой афонских монахов восемнадцатого-девятнадцатого веков, выступавших за строгое следование православным традициям, частое причащение Святых Таин (в те времена в Греции было принято причащаться четыре, а то и менее раз в год). Они занимались умной молитвой. На них смотрели, как на обновленцев, считая, что это движение приведет к нестроениям в Церкви, и многие из них вынуждены были уйти с Афона. По воле Божией, старец Даниил и отец Арсений покинули Афон в начале 1821 года, всего за несколько недель до начала Греческого восстания и захвата Святой Горы турками.
Старец и его ученик отправились сначала в монастырь Пендели недалеко от Афин, но отец Даниил, будучи прозорливым и предвидя, что вскоре Пендели будет разрушен турками, решил отправиться на остров Парос. В то время на Паросе жили и другие участники движения Колливадов, в том числе отец Кирилл (Пападопулос) и братья-монахи Иерофей и Филофей — (Восиниотис). Они прибыли на остров незадолго до того, и теперь пытались на имевшиеся у них скудные средства восстановить монастырь, в котором долгое время никто не жил. Их средств не хватило бы на то, чтобы принять еще двоих человек, поэтому старец Даниил и отец Арсений отправились на соседний остров Сикинос, а оттуда — на остров Фолегандрос. Жители Фолегандроса тепло приняли их и просили Старца позволить отцу Арсению работать у них школьным учителем. Старец согласился, и отец Арсений около десяти лет учил детей в местной школе.

Константин Каварнос в своей книге “Св. Арсений Паросский” обращает на это особое внимание: молодой инок, закончивший учебу в возрасте четырнадцати лет, получил официальную должность и более десяти лет успешно проработал учителем, пользуясь всеобщим уважением. Этим успехом отец Арсений обязан своим интеллектуальным способностям, любовью к учебе и желанию служить своим ученикам, а более всего — той чистоте души, которую воспитал в нем его Старец и которая позволила ему обучать детей светским предметам, закладывая при этом основы православного мировоззрения.

Получилось так, что участники движения Колливадов, эти изгнанники, носители православной традиции, жившие на островах Греции, оставляли после себя небольшие группы христиан, иноков и мирян, которые в свою очередь оказывали влияние на следующие поколения. Даже сейчас в монастырях и деревнях на островах Эгейского моря чувствуется их духовное влияние.

Старец Даниил скончался в 1837 году, наказав ученику перевезти его тело на Афон или в любое другое место, где Господь сподобит его поселиться. Через три года отец Арсений покинул Фолегандрос, несмотря на протесты жителей острова. Сначала он остановился на Паросе, чтобы попрощаться с иноками, с которыми был знаком. Во время посещения монастыря святого Георгия (монастырь семнадцатого века) игумен отец Илия (Георгиадис) убедил отца Арсения, что Господу угодно, чтобы он поселился на Паросе. Отец Арсений остался и прожил там тридцать семь лет, до самой своей кончины.

После долгих лет, проведенных наедине с духовным отцом, отец Арсений оказался в обществе добрых и верных иноков. Он не ослабил подвигов воздержания, продолжая вкушать весьма скудную пищу один раз в день и часто проводил ночи в молитве. Изучение святоотеческих трудов и Писания в сочетании с практикой умной молитвы принесло духовный плод, который не остался незамеченным братией. Его особенно любили за неизменную доброту и дар духовного рассуждения, и после десяти лет, проведенных им в монастыре святого великомученика Георгия, отцы единодушно решили, что ему пора принимать священство. Он же, будучи убежден в своем недостоинстве, попытался отказаться. Однако местный Митрополит знал, что его отказ вызван смирением, и никакого реального препятствия не существует, поэтому настоял на рукоположении Арсения. В 1847 году, в возрасте сорока семи лет, Арсений стал священником.

Доброта, дар духовного рассуждения и святость нового священника словно магнит притягивали к нему не только многих местных жителей, приходивших к нему на исповедь, но и православных из Сирии, Афин и даже со Святой Горы. Они нашли в нем то, чего православные люди всегда ждут от своих духовных отцов — Христову любовь и прощение, отражающиеся в лике праведника, который способен привести своих духовных чад ко спасению. В более поздние годы Господь удостоил его даром прозорливости. В 1865 году скончался игумен Илия, и отца Арсения выбрали его преемником. Это было тяжкое бремя, и он, подобно святому Никифору Хиосскому, по прошествии нескольких лет отказался от него.

Несмотря на любовь к нему братии и местного населения, жизненный путь отца Арсения был тернист. Его добровольное воздержание, из которого произросло множество добродетелей, подверглось испытанию, подобно “злату в пещи”: местное начальство воздвигло против него клевету, и Митрополит запретил его в служении. Сведений о содержании клеветнических обвинений не сохранилось, известна лишь реакция отца Арсения, который легко простил клеветников и молился за них Господу. Со временем его восстановили в служении.

В обязанности отца Арсения входило совершение таинства исповеди в женской обители Преображения Господня (этот монастырь еще называют “Христос в лесу”), примерно в шести милях к югу от главного порта — Парикии. Этот труд был весьма нелегким, так как до отца Арсения нравственную атмосферу обители годами разъедал дух внутренней вражды и жестокосердия. Сестры искренне полюбили своего духовника, но истинное покаяние им давалось с трудом, и отцу Арсению нередко приходилось бороться с отчаянием о духовном состоянии своих чад.
Рассказывают о юной девушке с острова Сирос, которая попала в плохую компанию и, в конце концов, стала торговать собой. Через несколько лет она раскаялась в своем грехе и решила навестить сестру, монахиню обители Преображения Господня, надеясь, что та сможет утешить ее. Вместо этого сестра грубо оттолкнула ее — не только запретила ей войти в монастырь, но и настроила против нее некоторых монахинь. Они вместе стали избивать девушку, крича, что убьют ее за тот позор, который она навлекла на свою семью. Девушка убежала, в ушах у нее звенел голос сестры, говорившей, что ей следует покончить с собой. Она, плача, опустилась в изнеможении на землю у обочины дороги и просидела так какое-то время, обуреваемая мрачными мыслями, пока на дороге не появился отец Арсений. Он шел в обитель. Отец Арсений выслушал ее рассказ и утешил ее со свойственной ему добротой. Возвратив ей надежду на Божие милосердие, привел ее обратно в обитель и сразу же присоединил ее к числу сестер, чтобы она могла трудиться ради своего спасения. Он сурово обличил бивших ее монахинь:

“Теперь я, ваш духовный отец, говорю вам: вы не монахини, вы не христиане, вы даже не люди. Если бы вы увидели овцу, повисшую на краю пропасти, животное, которое вот-вот сорвется и погибнет, думаю, вы поспешили бы спасти ее. Почему? Потому что это — животное. Если вы проявляете столько заботы о животном, разве не следовало проявить заботу о сестре, которая не животное, а человек, с душой более ценной, чем весь этот мир? Она стояла над пропастью погибели и пришла просить у вас помощи, а вы подтолкнули ее, чтобы она скорее упала”.4
Когда они покаялись в своих злых словах и поступках, он временно отлучил их от Причастия — сестру той девушки на год, а остальных на полгода. В другой раз, после долгих лет, проведенных в попытках остановить ссоры и вражду между сестрами, он однажды ушел из монастыря в отчаянии оттого, что они никак не могут примириться друг с другом. Он решил предоставить их самим себе, отказаться быть их духовным отцом. На пути в монастырь святого великомученика Георгия встретился с самим святым Георгием, явившимся ему в образе красивого юноши и пожелавшего знать, почему он покинул монахинь. Не понимая, что перед ним сам святой Георгий Победоносец, отец Арсений сказал, что не может больше выносить их поведение, на что Святой ответил: “А почему ты не подумал о том, что Господь наш терпит ужасное поведение миллионов людей, даже тех, кто не верует в Него, но оскорбляет и презирает Его, кто богохульствует, и даже тех, кто распял Его. На Кресте Он молился о них, говоря: “Отче, прости им, не ведают бо, что творят”. Почему же ты не можешь потерпеть неправедные поступки четырех десятков монахинь — слабых женщин, которые и правда опечалили тебя своими грехами, но теперь раскаялись?”

Потом святой Георгий показал ему райские обители и темноту и смрад преисподней, после чего сказал, что если он не вернется и не будет духовным отцом этим монахиням, он никогда не увидит Царствия Небесного. Лик юноши просветился, как молния, и он исчез. В то же мгновение отец Арсений понял, кто говорил с ним. Он вернулся в монастырь и увидел, что все сестры стоят в храме на коленях и со слезами молят Бога, чтобы отец Арсений вернулся и простил их.

Однажды Парос поразила засуха. Дождя не было много месяцев. Иссохли и источники воды, и посевы. В келью к отцу Арсению явились местные жители, слезно прося его помолиться о том, чтобы Бог простил их грехи и послал дождь. Он сначала отказывался, считая себя недостойным так молиться, но они в отчаянии продолжали настаивать и умолять, пока старенький монах не опустился на пол в земном поклоне, прося Господа послать на Парос дождь. Потом он взглянул на небо и сказал: “Ступайте скорее домой, пока вас не застала буря”. Прошло совсем немного времени, и жаркое, безжалостное небо затянули тучи, и остров затопили потоки дождя. В тот год посевы взошли и плодоносили, и даже старожилы говорили, что не помнят такого обильного урожая.

Однако самые, может быть, большие чудеса были те, которые никто и не записывал — чудеса обновления веры, очищения душ, возрождения надежды и дарования сердцам радости. Отца Арсения любили все, и когда 18 января 1877 года он отошел ко Господу (он предвидел свою кончину за месяц до этого дня), весь остров погрузился в скорбь о потере духовного отца, человека, явившего им красоту образа и подобия Божия.

Pages: 1 2

Оставьте комментарий!