google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобномученик Корнилий, игумен Печерский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобномученик Корнилий, игумен Печерский

Март 4th 2011 -

Исследователь Н.Серебрянский также считает, что на записи Курбского (относящего дату смерти игумена Корнилия к 1575 году) нельзя полагаться как на достоверные, ибо «последний писал об этом, находясь вдали от места происшествия, со слов других и сведения у него могли быть неточными». Этот же автор продолжает далее: "Более правильной нужно считать хронологическую дату монастырской летописи, так как, несомненно, сохранялось точное воспоминание о времени смерти преподобного. Затем точность этой даты подтверждается и летописями: Псковскою 1 и Новгородскою. В Псковской имя Корнилия упоминается в последний раз при описании событий 7077—7078 гг., когда преподобный во главе священного собора встречал Грозного царя во Пскове, а это и могло произойти 20-го февраля, тем более, что, по свидетельству новгородского летописца, Грозный отправился из Новгорода во Псков 13-го февраля 1570 года. Далее Н.Серебрянский говорит: «Следует думать, что мученическая кончина преподобного Корнилия, согласно преданию, произошла не в монастыре, а во Пскове, только не в 1577 году».

20 февраля считается днем кончины игумена Корнилия и по монастырской «Кормовой» книге (л.112 об., 20 февраля: «Преставление печерского игумена Корнилия. Панихиды по нем поют и служат соборные, на братию корм и нищих кормят, с ним же поминают отца его Стефана, да матерь Марию»). Из рассмотренных мнений очевидно, что одни придерживаются предания, распространенного в Печорах, другие — псковского. Согласно печерским сказаниям казнь игумена была совершена у входа в монастырь: «Преподобный Корнилий встречал с крестным ходом входившего в обитель царя Ивана Грозного, был усечен мечом от руки его, но царь, тут же опомнившись от припадка обычной своей болезни — грозного гнева, на руках донес охладевающее тело преподобного игумена до храма Пречистой Богородицы, а в знак своего раскаяния пожертвовал в обитель колокола и золота для риз на святые иконы».

Есть еще другой вариант печерского предания, повествующий о том, что убитый царем «Корнилий идет за ним по пятам, держа в руках отрубленную голову и умирает только тогда, когда Грозный раскаивается и начинает молиться. После этого Иван 1У ускакал из монастыря, позабыв там коляску, седло, ложки и кошелек с деньгами».

Разумеется, что Печерское предание достовернее, ибо до сих пор дорога от монастырских ворот вниз к Успенскому собору называется в народе «Кровавым путем».

Итак, что касается года кончины преподобного Корнилия, мы считаем, что это был, несомненно, 1570 год. Об этом свидетельствуют «Повесть:», надпись на гробнице, а также соответствующие исследования. В отношении же дня и месяца кончины преподобного Корнилия можно безоговорочно подтвердить дату февраля, указанную в «Повести» и в надписи на гробнице, так как сравнительно недавно студент Ленинградской духовной академии Степан Вахрушев случайно обнаружил керамическую плиту в пещерах, датированную 20 февраля 1570 года. Это и есть несомненная дата кончины преподобного Корнилия. Керамическая плита, изготовленная в те далекие времена, по технике и мастерству похожа на множество других керамид, находящихся и ныне в пещерах.

В монастырской повести и «Сказаниях» князя Курбского о причинах мученической кончины преподобного Корнилия ничего не сообщается. В народе распространено предание о том, что игумен Корнилий принял мученическую кончину от руки царя за самовольное построение вокруг монастыря каменной ограды. Но предание это несостоятельно, так как Иван Грозный, разумеется, был осведомлен о стройке в монастыре. Во-первых, стены монастыря воздвигались под непосредственным наблюдением военачальника Ивана Грозного, специалиста по военнооборонительным сооружениям, во-вторых, по свидетельству исследователя П.И.Якушкина, "согласно преданию, Корнилий взял у Грозного разрешение на постройку ограды вокруг обители. Только Грозный велел ему соорудить небольшую ограду. Но Корнилий во время Ливонской войны успел выстроить не примитивную ограду, а целую неприступную крепость, которую царь заметил за 12 верст с Мериной горы.

Действительно, игумен Корнилий имел возможность вести разговор с Иваном Грозным об укреплении монастыря, когда в 1558 году он вместе с архимандритом Юрьевским Варфоломеем и другими лицами доставлял в Москву иконы и, по-видимому, был у Ивана Грозного. Следовательно, царь знал о намеченном сооружении монастырской ограды, но здесь он, вероятно, был поражен ее грандиозностью.

Нет необходимости останавливать внимание на позднейших исследователях, причислявших преподобного Корнилия к боярской антигосударственной группировке. Гораздо целесообразнее обратиться к посланиям князя Курбского к старцу Вассиану. Сохранились три его послания. В первом Курбский благодарил старца Вассиана за присланные ему книги. (Об одной из присланных книг Курбский пишет в этом послании так: «Книга, глаголемая Райская, иже суть в Божиих Церквах, некая Райская, от вашея святости к рукам моим пришла и некая уже от словес в ней смотрел есми», и, предчувствуя приближение царской опалы, просил помолиться за него.

Второе послание князя Курбского представляет собой единственный документ, в котором открыто излагается политическая программа княжеско-боярской оппозиции в России периода опричнины. В ней резко критикуются действия «державного» царя Ивана IV и его «властителей», обвинявшихся во всех бедах, постигших Русское государство: произволе и беззакониях в судах, в оскудении дворянства, притеснениях «купеческого чина» и землевладельцев. Здесь Курбский подготовляет почву для оправдания своей измены «нестерпимыми муками».

Но для старцев Псково-Печерского монастыря, во главе с игуменом, его политика была неприемлема. В третьем своем послании князь Курбский жалуется старцу Вассиану на него самого и игумена Корнилия за отказ в присылку ему денег, что не нашел ни заступничества, ни утешения у архиереев, владык и у «вашего чина, преподобия». Из этого очевидно, что совершенно нет оснований приписывать игумену Корнилию какие-либо связи с Курбским.

Необходимо так же принять во внимание тот факт, что если в Новгороде, после «идеологических оппонентов» царя, монастыри и церкви были разграблены, земли конфискованы и переданы в собственность царя, то отношение царя к Псково-Печерскому монастырю было совершенно иным, чем к новгородцам. Иван Грозный не только не делал дознания в поисках предателей, но, напротив, внес большой вклад на изготовление рамы для чудотворной иконы и оказал монастырю много различных благодеяний.

Из всего сказанного можно сделать вывод: ни приписываемая Корнилию политическая связь с Курбским, которой на самом деле не было, ни самовольная постройка игуменом крепостной стены вокруг монастыря, ни появление в свет описания бедствий подданых, не принадлежавшего игумену, не могли послужить причиною казни преподобного Корнилия.

Из литературы известно, что Иван Грозный был подвержен приступам ярости, примером чего может служить совершенное им трагическое убийство собственного горячо любимого сына Ивана. Жестокие приступы гнева у Ивана Грозного рассматривались как результат его психической неуравновешенности. Такова, на наш взгляд, и причина мученической смерти преподобного Корнилия. Убиение преподобного Корнилия является как бы последним актом звериной и вместе с тем трагической расправы сначала с новгородцами, затем, в каком-то отношении, со псковичами и изборянами. Наконец, жутким убийством преподобного Корнилия закончился жесточайший психический приступ больного властелина.

Преподобный Корнилий, как игумен Псково-Печерского монастыря, является светильником нравственного совершенства, исключительным примером чести и усердия, высочайшим молитвенником перед Богом, помощником и покровителем всех, притекающих к нему и идущих по великому пути спасения.

Замечательный носитель русской культуры, государственный деятель, игумен Корнилий был необыкновенной и самой замечательной личностью в истории Псково-Печерского монастыря.

Следует обратить серьезное и глубокое внимание на всю долгую жизнь преподобного Корнилия, как гражданина великого Русского отечества, поборника его крепости и славы.

Вот уже более 400 лет, как «преподобный Корнилий был предпослан от царя земного к Царю Небесному», и весь опыт прошедших лет во возлелеянной им «Богом зданной обители» свидетельствует о предстательстве за нас в тиши явленной благодатной силы этого молитвенника, печальника Земли Российской.

Подводя итог обширной деятельности самого выдающегося игумена в истории Псково-Печерской обители, можно в заключении сказать, что «Корнилий был, поистине, для Псково-Печерского монастыря тем, чем Феодосий для Киево-Печерского монастыря. Оба были подлинными основателями своих монастырей и первыми основателями их, как монастырей деятельных.

Поэтому-то всякий, кто попадает в таинственный и темный пещерный древний храм Успения Пресвятой Богородицы, вырытый в горе, с его узкими рытыми коридорами-переходами, невольно ищет глазами гробницу того, кто своими трудами сохранил Псково-Печерскую обитель для современников. Молча он подходит к стене с гробницей, там, в сумерках сияния ее серебра, смиряется его душа и благоговейно склоняются колена».

Преподобный Корнилий много послужил возрождению Псково-Печерской обители. Его управление возвысило значение монастыря и как оплота славянства перед тевтонской силой и как рассадника христианского просвещения. О памяти игумена Корнилия «из рода в род» поет «Корниловский» колокол, который «делаша мастеры псковичи».

Молебные песнопения и служения у раки мощей преподобного Корнилия в Успенском соборе Псково-Печерского монастыря начали совершаться с 1954 года. Этим актом было воздано должное богоугодной жизни и подвигам преподобного Корнилия, показавшего высокий пример христианской жизни и живой образ средоточия великих добродетелей и совершенств.

Память святого преподобномученика Корнилия чтится 20 февраля по церковному календарю.

Преподобный мученик Корнилий глубоко почитается местными жителями и приезжими богомольцами, которые обращаются к нему за исцелением от болезней и берут благословение на разные случаи жизни: И можно с уверенностью сказать, что из тех, которые приходят в обитель к преподобному с чистой верой и теплой молитвой, ни один не уходит, не получив душевного успокоения и новых сил для перенесения тяжелых жизненных невзгод. «Светильник добрых дел был еси при жизни, отце преподобне, и светильник Божия благодати явился еси по смерти, сияя чудесы и исцеления источая».

Приводится в сокращении.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.