google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобноисповедница Матрона Дивеевская | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобноисповедница Матрона Дивеевская (видео)

Ноябрь 6th 2015 -

В апреле 1933 года инокиня Матрона была арестована вместе с проживавшими с нею сестрами. Их обвинили в том, что они, «имея классовую ненависть к советской власти, в организационном порядке систематически вели антисоветскую агитацию, направленную к срыву колхозно-политических кампаний, распространяли провокационные слухи о войне, голоде и падении существующего строя». В папках уголовных дел матушек хранятся «вещественные доказательства»: бумажные иконы, фотографии блаженных и обязательно стихи — свидетельства «антисоветской пропаганды»:

Обитель, обитель родная,
Как грустно, как жаль мне тебя.
Я плачу, от скорби больная,
Тебя всей душою любя.
Наш храм одиноко в ограде
Стоит заколочен, забит, —
И нет в душе места отраде,
А сердце болит и болит.
Снесли корпуса беспощадно,
Увозят со стен кирпичи,
Я в муках терзаюсь нещадно,
От боли хоть прямо кричи.
Святые ворота разбиты,
Ни звона, ни пенья вокруг…
Мы горем печали убиты
Без многих любимых подруг.
Обители славной не стало,

И жалко ее мне, как мать,
Чу, слышу: опять застучало —
То начали стены ломать.
О старица наша родная,
О, где ты, утешь, помоги.
Я плачу, от скорби больная, —
Хоть что-нибудь нам сбереги.
Все сердце покоя не знает,
Душа истомилась, болит.
Обитель родная, святая,
Как умирая, глядит.
И плачу, я плачу слезами:
О, где вы, прошедшие дни?
Теперь лишь осталися с нами
Душевные муки одни,
Теперь лишь осталися с нами
Печали да слезы одни.

21 мая 1933 года, в день святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, инокиня Матрона была приговорена к трем годам заключения и отправлена в Дмитровский концлагерь в Московской области, считавшийся одним из самых тяжелых, где люди, как правило, надрывались и умирали от непосильного труда на строительстве канала. Годы, проведенные здесь, были для матери Матроны только началом ее крестного пути.

Вернувшись из заключения, матушка поселилась в селе Веригине Арзамасского района Горьковской области. Здесь был храм в честь Покрова Божией Матери. Инокиня Матрона устроилась при церкви сторожем и уборщицей. Читала, пела на клиросе. Жила также и тем, что ей подавали за чтение Псалтири по усопшим.

Правление колхоза села Веригина дало инокине Матроне такую характеристику: «…вела агитацию за религию <…> о том, что можно свободно проводить всякие религиозные обряды, несмотря на срыв работы в колхозе таковыми, занималась агитацией против колхоза, с оставшимися единомышленниками указывала, что нужно терпеть, как мученики, но не всходить в колхоз».

10 ноября 1937 года матушку арестовали во второй раз. В этот же день в Арзамасском районном отделе НКВД инокиню Матрону вызвали на допрос, где ее обвинили в принадлежности к контрреволюционной церковно-фашистской диверсионно-террористической организации. Она ответила: «Виновной я себя не признаю и давать показания категорически отказываюсь». На этом допрос закончился. Как выяснилось впоследствии, по этому делу осудили тридцать девять человек, в их числе были священники и миряне церкви села Веригина и церквей близлежащих сел, относящихся к Скорятинскому сельсовету. Всех признали виновными. Тринадцать человек приговорили к расстрелу, а остальных, в их числе и мать Матрону, — к заключению в исправительно-трудовой лагерь. Десять лет предстояло там провести матушке. Но сначала ее полгода продержали в Горьковской тюрьме и только после этого объявили приговор. Инокиню Матрону этапировали в Казахстан, в Карагандинский лагерь (Карлаг).

Как добиралась матушка до места, мы можем понять из воспоминаний других заключенных. Все они очень похожи: «В вагоне площадью двадцать пять метров помещали семьдесят человек. По торцам вагона были устроены двухъярусные нары. Против двери стояла железная печурка, а в полу вырезано круглое отверстие, служащее уборной, из которого ураганом врывался снег. Приходилось терпеть до остановки: там было потише.

На нарах могли разместиться не более шестидесяти человек, а остальные спали на полу или ждали, когда кто-либо уступит им место. При такой тесноте в вагоне приходилось днем и ночью лежать на нарах. Днем, правда, можно было иногда скорчившись в три погибели сидеть. Тогда перед лицом болтались ноги обитателей верхних нар. Спали в шубах, в валенках (у кого они были), в шапках. Утром приходилось отдирать от стены полы примерзшего пальто. Ежедневно получали сухой паек. Это была пайка мороженого хлеба и половина ржавой селедки». Такое питание при недостатке воды в пути вызывало мучительную жажду. Многие заключенные умирали уже в дороге.

С Божией помощью преодолев трудный путь, мать Матрона весной 1938 года прибыла на станцию Карабас, откуда была направлена в Караджарское отделение. Оно находилось в тридцати километрах от административного центра Карлага — поселка Долинка. Здесь матушке предстояло прожить до ноября 1947 года.

В Казахстане к тяготам жизни заключенных добавлялись превратности местного климата. Как пишет одна из бывших узниц Карлага, «он мало отличался от севера Колымы, Норильска… Морозы достигали минус сорока и ниже. Ветер был такой, что можно было ложиться на него и не падать. Бураны — бич степей Казахстана. Страшны они тем, что снег летит совершенно горизонтально и пропадает всякая видимость. Люди совсем теряют при этом ориентацию. И даже при небольших расстояниях засыпает снегом с головой, и они замерзают.

Документы из следственного дела инокини Матроны (Власовой)

Документы из следственного дела инокини Матроны (Власовой)

Летом наступала несусветная, палящая днем жара с суховеями, доходящими до пыльных ураганов, которые высушивали почвы и, конечно, самих людей».

Справка из Карлага в отношении арестованной Власовой М.Г.

Справка из Карлага в отношении арестованной Власовой М.Г.

В лагере инокиня Матрона была на тяжелых общих работах, потом — в больнице уборщицей. Начальство Карлага отмечало ее добросовестный труд и скромное поведение. Как рассказывала матушка, в заключении с них снимали нательные кресты, отбирали припрятанные иконы, книжечки с молитвами. Но заключенные делали крестики из лучинок и хлебного мякиша. У самой инокини Матроны серебряный крестик с цепочкой был зашит в одежде. С ним, а также с небольшой иконой Божией Матери «Взыскание погибших» она не расставалась все семнадцать тяжких лет неволи. Тем, что было пережито ею в Карлаге, она никогда не делилась с родственниками. Но много лет спустя она рассказывала схимонахине Маргарите (Лахтионовой): «Как издевались над нами… Работали тяжело, возвращались поздно, идти было далеко. Многие падали на дороге и замерзали. Как мы выжили — не знаю… Там ведь не выживали… Только то помогло, что Господь не оставлял и преподобный». Мать Матрона говорила, что однажды, во время случившейся перестрелки, она чудом осталась в живых.

«Близ еси Ты, Господи, и вси путие Твои истина» (Пс. 118:151). Это постоянное ощущение одесную Господа, Божией Матери и преподобного Серафима помогало матери Матроне пережить такие тяжкие внутренние скорби, от которых могли впасть в отчаяние люди, не имевшие надежды в Боге. Об этом свидетельствуют многие бывшие заключенные: «Каждодневное недосыпание, нервное напряжение, постоянные мысли о воле вместе с тяжелыми физическими перегрузками, хронической простудой, круглосуточным чувством голода подтачивают в человеке все силы, уничтожая его.

Каждая клеточка воспаленного от постоянных дум и жизненных стрессов мозга перенапряжена до предела. Он беспрерывно находится во взвинченном состоянии. Ни разум, ни тело не выдерживают этого испытания. Предел человеческой выносливости нарушается безвозвратно. Он уже не в состоянии разумно мыслить. Начинается тупая апатия и полное безразличие ко всему окружающему и к собственной судьбе у одних, иные же находятся у черты грядущего, медленно подкрадывающегося безумия. Возникает опасность неминуемого срыва, и он наступает…».

Но не таков опыт души, уповающей на Господа и познающей в напастях и обстояниях Его всесильную помощь. Принимая скорби внешние и внутренние как крест свой, мать Матрона поистине в терпении своем стяжевала душу свою (Лк. 21:19) и умножающимся же страданием ее избыточествоваше тайно и утешение от Господа (служба святым новомученикам и исповедникам Российским).

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.