google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобная Геновефа Парижская | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобная Геновефа Парижская

Январь 15th 2015 -

“Отныне блаженны мертвые, умирающие о Господе,...
они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними”.
Апокалипсис 14:13

Преподобная Геновефа Парижская

Преподобная Геновефа Парижская
Франция, Париж, приход прп. Серафима Саровского

Память 3/16 января.

День смерти святых – это их новое рождение – не конец жизни, а славное ее продолжение.

Почитание преподобной Геновефы началось сразу же после ее кончины. Парижане, а с ними и весь французский народ, торжественно похоронив в древней крипте, под престолом храма свв. апостолов Петра и Павла, свою святую покровительницу, продолжали с той же любовью и верой обращаться к ней за помощью и утешением, и ее заступничество “за люди своя” перед престолом Божиим было неустанным. Известный летописец VI века св. Григорий Турский в 562 году, то есть через пятьдесят лет после кончины св. Геновефы, писал: “Св. Женевьева погребена в базилике свв. апостолов. При земной своей жизни была она исполнена духовной силы... и испрошенное у ее гробницы не остается без милосердного ответа; болящие горячкой по ее молитвам получают исцеление”.

При папе св. Григории Великом существовала уже особая служба св. Геновефе, совершавшаяся со второй половины VI века 3 января, о чем свидетельствуют древние служебники с чином Галликанской литургии. Службы эти, с чтением паремий и отрывков из святоотеческих творений, с пением антифонов, гимнов (род стихир) и своеобразных акафистов, отличались большой литургической полнотой и красотой [прим.: в сокращенном виде эти службы в дни памяти св. Женевьевы совершаются во Франции и сейчас]. Имеются также написанные по-латыни стихами и прозой поэмы и священные гимны от IХ, XIV и XV веков, восхваляющие св. Геновефу. Известный ученый XVII века иезуит Денис Пэтоу, в благодарность за полученное у мощей преподобной Геновефы исцеление, собрал эти гимны и в 1638 году издал их под общим заглавием: “Геновефа, покровительница Парижа, прославляемая латинской и греческой службами”. Это указывает на то, что в XVII веке св. Геновефа прославлялась и Западной и Восточной церковью. В 530 году, то есть через 18 лет после кончины преподобной, было написано первое ее житие, составленное по всей вероятности современником, так как он пишет о нашествии Аттилы, осаде франками Парижа и о голоде, как общеизвестных для всех фактах. Многие события, рассказанные им в “Житии”, например, встречи св. Геновефы со св. Германом, в точности совпадают с их описанием другим его современником, священником города Лиона Константиусом, написавшим житие духовного руководителя св. Геновефы, св. Германа, епископа Оксерского. В святцах имя св. Геновефы появилось в VIII веке.

Вскоре после кончины преподобной Геновефы, в местах, где она часто бывала, – Моу, Арсисе, Сен-Дени, Реймсе, стали воздвигаться храмы, часовни и монастыри ее имени, возникали приходы, целые деревни и селения “св. Женевьевы”. На ее родине, в Нантерре, над домом, где она родилась и провела детство, был воздвигнут храм; в нем находился колодец, с которым связано первое чудо св. Геновефы – исцеление матери благословленной ею водой [прим.: и сейчас еще среди развалин древнего храма находится этот колодец; можно также посетить древнюю подземную молельню]. Луг, на котором, по преданию, пасла она овец, стал называться Парком св. Женевьевы, и на нем была построена часовня. Дом в Париже, в котором она жила, был преобразован в храм, известный под названием “св. Женевьева Малая”, в отличие от базилики на горе, где почивали мощи преподобной. Этот храм на горе, построенный по просьбе св. Геновефы королем Хлодвигом в честь свв. первоверховных апостолов, стал называться “храмом свв. апостолов и св. Женевьевы”, но уже к восьмому веку он окончательно переименовался в “храм св. Женевьевы”, а возвышенность, на которой он стоял, до сих пор носит название “Горы св. Женевьевы”. На этой горе, поближе к своей святой покровительнице, стали селиться горожане и сельские жители, и вскоре под сенью храма образовалось “предместье св. Женевьевы”, ставшее потом известным под именем “Левого Берега”, или “Латинского квартала” в Париже.

Народное почитание преподобной Геновефы все росло, и как в окрестностях Парижа, так и в далеких провинциях воздвигались храмы и строились обители в честь преподобной, “не оставлявшей сродники своя”; и за пределами Франции, даже и в Новом Свете, возникали храмы в честь св. Женевьевы.

Мощи преподобной Геновефы до нашествия норманнов покоились в каменной гробнице в крипте базилики свв. апостолов; перед гробницей горела неугасимая лампада. Во время норманских набегов мощи преподобной уносились в местечко Дравей (в 845-850 гг.) и в Маризи (в 857 г.). При возвращении их в Париж по пути шествования совершалось множество чудесных исцелений, и на этих местах возникали новые часовни и места паломничества. Так возник приход “св. Женевьева лесов”; а в самом лесу, в естественном гроте (пещере) была устроена как бы часовенка со статуей св. Женевьевы [прим.: эта статуя преподобной в предместье Парижа, которое до сих пор называется “св. Женевьева лесов”, имела потом большое значение в истории почитания православной галльской святой русскими людьми].

Когда в 885 году норманны снова осадили Париж, мощи его святой покровительницы были перенесены за крепостные стены в Ситэ; народ носил их к тем местам крепости, которые подвергались наибольшему натиску врага, и каждый раз враг отступал. С 890 года, когда был заключен мир, рака со св. мощами оставалась на престоле в верхнем храме базилики, а крипта, где находилась почитаемая гробница преподобной, стала приходским храмом нового Латинского квартала. В 1161 и 1248 гг. мощи преподобной Геновефы открывались для всенародного поклонения.

Уже в VI веке, всего лишь через несколько десятилетий после смерти преподобной Геновефы, в стенах базилики собирались поместные соборы 573 и 577 годов. Это говорит о том, каким почетом стал пользоваться храм, гдо почивали мощи святой. Поэтому понятно, что монастырь или “аббатство”, образовавшееся вокруг базилики и занимавшее огромную площадь, имело чрезвычайно большое духовное и каноническое значение в эпоху средних веков. Вступая в управление своей епархии, епископ, а впоследствии архиепископ, Парижский, должен был “испросить на то благословения у св. Женевьевы”. Для этого существовал особый чин. Аббатство св. Женевьевы сыграло и крупную просветительную роль. Вокруг монастырских стен возник ряд учебных заведений: Наваррский колледж, колледж Сорбонны и другие. Здесь образовался и Парижский университет.

Во время общественных бедствий, когда Франции грозила какая-нибудь опасность, был обычай обращаться за помощью к св. Геновефе. В таких случаях обычно торжественный крестный ход с ее мощами направлялся к кафедральному собору. Историки отмечают 75 таких торжественных процессий. В них принимали участие епископы, король и его двор, все монашеские ордена и парижские приходы, ректоры университета со своими профессорами. В двенадцатом веке в Париже появилась страшная заразная болезнь – “священный огонь” или “болезнь воспламененных”. Это было какое-то внутреннее, не поддающееся никакому лечению, воспаление. Народ нес своих больных в кафедральный собор, ими был наполнен весь огромный храм. Едва рака с мощами св. Геновефы была внесена в собор, как многие больные исцелились. В память этого чуда храм “св. Женевьевы Малой” был переименован в храм “св. Женевьевы воспламененных”.
Неисчислимы чудеса, совершавшиеся у мощей преподобной Геновефы. Среди исцеленных ею был и известный ученый-гуманист XV–XVI вв. Эразм Роттердамский, который после своего исцеления св. Женевьевой воздал ей благодарение, написав латинскими стихами “Оду св. Женевьеве”. В письме к некоему Николаю Вернеру он говорит о своем чудесном исцелении, описывая и самый крестный ход 12 января 1491 года, во время которого оно произошло.

Во время Французской революции мощи св. Геновефы сгорели. Но частицы, подаренные в свое время настоятелями аббатства различным приходам, сохранились. Они находятся в храме “св. Стефана на Горе”. В 1803 году его настоятель извлек из-под развалин древней базилики гробницу, в которой покоилась в крипте св. Геновефа, и перенес ее в храм. И все, кто чтит православную галльскую святую, преподобную Геновефу, поднимаются на “ее гopy”, чтобы поклониться ее мощам, поставить свечку к гробнице и помолиться.

В Русской Православной Церкви память о западной поместной святой, преподобной Геновефе, постепенно стерлась. Но те из русских, кто, живя во Франции, учились в университетском Латинском квартале Парижа, узнав, что покровительница Парижа и учащихся есть православная святая V века, первые положили, точнее “обновили”, ее почитание. Они, по общему студенческому обычаю, стали ходить молиться (особенно перед экзаменами) к гробнице св. Женевьевы, “нашей св. Жинэт”, как называли ее парижские студенты.

С 1928 года в Париже существовал французский православный приход св. Женевьевы, состоявший главным образом из русской молодежи, почитавшей преподобную. В древнем Латинском квартале на самой “Горе св. Женевьевы”, был в 1935 году открыт храм в честь Божией Матери “Всех скорбящих Радости”. Здесь же находилось древнее аббатство св. Женевьевы, в двух шагах в католическом храме “св. Стефана на Горе” (Saint-Etienne-du-Mont) находятся каменная гробница преподобной Геновефы и частицы ее мощей. Основатели прихода справедливо полагали, что одним из путей взаимного ознакомления восточного и западного миров является почитание православными русскими людьми западных святых, чтимых одновременно и Православною Церковью, а к таким святым принадлежит и преподобная Женевьева. Почитание св. Геновефы являлось таким образом для западного мира живым доказательством подлинной кафоличности Православия. Храм, освященный в честь Божией Матери “Всех скорбящих Радости”, стал в общежитии широко известен под именем храма св. Женевьевы. Не случайно он был основан на “Горе св. Женевьевы” – в самом центре многоязычного Латинского, университетского, квартала Парижа.

В среде русской эмиграции, интеллектуально не соприкасавшейся с западным миром, почитание преподобной Женевьевы началось иным образом. Некоей прихожанке патриаршего Трёхсвятительского храма в Париже, страдавшей сильными и ничем не излечимыми головными болями, было во сне видение. Она видела грот, в котором стояла высокая женщина. У ее ног лежала разорванная книжка. Женщина сказала: “Почему русские не молятся мне в моем городе?” После многих попыток понять и выяснить, кто же была явившаяся ей во сне женщина, эта прихожанка, ничего не знавшая о святой Женевьеве, случайно попала в городок “Св. Женевьева лесов”, где находится грот, посвященный преподобной. И там она увидела наяву то, что видела перед тем во сне: в гроте стояла статуя явившейся ей святой, а на земле лежала разорванная книжка, оказавшаяся ее “Житием”. После того, как прихожанка эта помолилась преподобной, головные боли у нее прекратились. В храме Трёх святителей икона преподобной Женевьевы стала особо чтимой, а в приходе Божией Матери “Всех скорбящих Радости” и св. Женевьевы был освящен престол во имя православной галльской святой Геновефы.

В 1936 году группа французов во главе с епископом Веннартом и настоятелем о. Дионисием Шамбо была принята в лоно Русской Православной Церкви. Им разрешено было сохранить западный обряд и западные облачения. Маленький приход Божией Матери “Всех скорбящих Радости” и св. Женевьевы стал жить полной жизнью. Православные французы появились в нем с первых же дней его существования. Сначала для них каждый воскресный день совершался перед литургией молебен на французском языке, а затем основатели прихода с благословения его настоятеля перевели литургию св. Иоанна Златоуста, и воскресная служба на французском языке стала совершаться через воскресенье, что стало традицией прихода. В настоящее время на французском языке совершаются и всенощные бдения.
В 1941 году настоятель о. Михаил Бельский и приходский совет обратились к настоятелю храма “св. Стефана на Горе” с просьбой разрешить служить православные молебны у гробницы св. Женевьевы. Высшие католические церковные власти дали разрешение, и с тех пор 3 января (по новому стилю) после литургии в храме Божией Матери “Всех скорбящих Радости” и св. Женевьевы все присутствующие идут к гробнице преподобной, где совершается торжественный молебен соборным служением всего духовенства патриарших приходов в Париже.

В 1945 году в Париж прибыл Высокопреосвященный Митрополит Крутицкий Николай. После вечерни в маленьком, не вмещавшем всех пришедших, храме Божией Матери “Всех скорбящих Радости” и св. Женевьевы Митрополиту Николаю было преподнесено певчими детского хора деревянное изображение св. покровительницы Парижа (работы Леонида Успенского), а затем все направились к ее гробнице. Предупрежденный о посещении аббат, настоятель храма св. Стефана, встретил высокого гостя у входа в храм и почтительно проводил его в придел св. Женевьевы. Здесь Высокопреосвященный Николай совершил молебен над гробницей преподобной, а затем аббат вручил иерарху Русской Церкви ковчежец с частицами ее мощей, к которому он приложился сам и держал его, пока прикладывались все присутствующие.

Эта краткая, но полная необычайной духовной радости, служба явилась великим торжеством Православия, и была образом подлинного единства, о котором св. Церковь молится и к которому зовет св. покровительница Парижа преподобная Геновефа. И никогда еще так радостно и торжественно, как во время этого богослужения, не звучал возносившийся под высокие своды прекрасного древнего храма православный тропарь преподобным Женам: “В Тебе, Мати, известно спасеся еже по образу, приемше бо крест последовала еси Христу, и деюще учила еси презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней, тем же и со Ангелы срадуется, преподобная мати Геновефа, дух твой”.

Васильев А.

Журнал Московской Патриархии. 1957, № 5
Тропарь и кондак преподобной Геновефе
Тропарь, глас 8.

В тебе, мати, известно спасеся еже по образу: / приимше бо крест, последовала еси Христу, / и деющи учила еси презирати убо плоть, преходит бо, / прилежати же о души, вещи безсмертней. / Темже и со ангелы срадуется, преподобная Геновефа, дух твой.

Кондак, глас 2.

За любовь Господню, преподобная, покоя желание возненавидела еси, пощением дух твой просветивши, крепко бо звери победила еси. Но молитвами твоими противных шатание разори.

Оставьте комментарий!