google-site-verification: google21d08411ff346180.html Праведный Иосиф Аримафейский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Праведный Иосиф Аримафейский

Август 12th 2011 -

Праведный Иосиф Аримафейский

Память 31 июля/ 13 августа

Ио́сиф Аримафе́йский (ивр. ‏יוסף הרמתי‏‎) — иудейский старейшина,влиятельный член синедриона, в гробнице которого был погребён Иисус Христос; упоминается всеми четырьмя евангелистами в повествовании о погребении Иисуса (Мф. 27:57; Мк. 15:43; Лк. 23:50; Ин. 19:38).

Первыми помазанниками были те, кто в прямом смысле помазали бальзамическими маслами Тело Господне – Никодим и Иосиф. Иосиф же был первым хранителем Чаши, первосвященником, литургистом, мучеником, созерцателем тайн Божиих, затворником страстным. Его личность вообще не укладывается ни в какие рамки и неописуема. Его значение для III тысячелетия величайшее.

Иосиф Аримафейский происходил из г. Аримафеи (Рамафа; Ραμαθαίν - Ios. Flav. Antiq. XIII 4. 9 (127); ср.: 1 Макк 11. 34), располагавшегося на расстоянии ок. 30 км к северо-западу от Иерусалима. В Ветхом Завете упоминается также как Рамафаим-Цофим (1 Цар 1. 1, 19; 2. 11); у ап. Луки Аримафея названа иудейским городом (Лк 23. 51). Некоторые исследователи считают, что греч. текст Мк 15. 43 и Ин 19. 38 допускает понимание выражения «из Аримафеи» как «пришел из Аримафеи», т. е., когда начались события Распятия, Иосиф Аримафейский пришел из Аримафеи (Lohmeyer. 1951; Porter. 1992. P. 971; против этой теории- Luz. 1989. P. 577).

Согласно евангелисту Марку, Иосиф Аримафейский, «знаменитый член совета» (εὐσχήμων βουλευτής; отсюда славянское.    в гимнографии), принадлежал к числу тех, кто «ожидал Царствия Божия» (Мк 15. 43).

Согласно Евангелию — богатый и знатный член Синедриона из города Аримафеи или Рамафы (Рамы), был последователем Иисуса, но тайным, и не входил в число апостолов.

Именно Иосиф просил у Пилата тело казнённого Иисуса. Иосиф Аримафейский снял тело Спасителя с креста, обвил его плащаницей, положил во гроб, который был высечен в скале, и, привалив камень к двери гробницы, удалился (Мк 15. 43-46). Иосиф Аримафейский не допустил, чтобы тело Господа было брошено в общую могилу, как тела 2 распятых вместе с ним разбойников (Gordini. 1970. Col. 1292). Эта гробница не являлась семейным склепом Иосифа Аримафейского, но, очевидно, была специально им приготовлена (см.: Мф 27. 60; Ин 19. 41; ср.: Ис 53. 9 - Brown. 1988). Возможно, Иосиф Аримафейский недавно переехал из Аримафеи в Иерусалим, фамильная гробница находилась на его родине (Kee. 1962. P. 980). Из Евангелия от Матфея известно, что Иосиф Аримафейский был «богатым человеком» и учеником Христа (Мф 27. 57).

Важную деталь к образу Иосифа Аримафейского евангелист Лука, сообщая, что он был «человек добрый и правдивый» (т. е. подобный др. праведникам ВЗ: Захарии, Елисавете и Симеону — Лк 1. 6; 2. 25) и не участвовал в осуждении Спасителя (Лк 23. 50-51). Евангелист Иоанн, уточняя сообщения синоптиков, говорит об Иосифе Аримафейском («из страха от Иудеев») ученике Иисуса, к-рому в погребении своего учителя помогал прав. Никодим, принесший благовония для умащения тела (Ин 19. 38-40). Они обвили тело Иисуса плащаницей, которой, по одной из версий, является Туринская плащаница.

Ап. Иоанн объясняет причину того, что Спаситель был похоронен в гробе новом, «в котором еще никто не был положен», указывая, что так было сделано «ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко» (Ин 19. 42). Кроме того, он сообщает, что пещера, приготовленная И. А., находилась в саду (Ин 19. 41).

В христианстве считается, что погребением в гробнице Иосифа Аримафейского было исполнено мессианское пророчество Исаии: «Ему назначили гроб со злодеями, но Он погребён у богатого» (Ис. 53:9).

В апокрифических текстах — «Евангелии Петра», «Деяниях Пилата» и других — содержатся другие сведения об Иосифе, в большинстве своём легендарные. Так, например, «Евангелие от Петра» сообщает, что Иосиф Аримафейский был личным другом Понтия Пилата.

Именование Иосифа Аримафейского «членом совета» в Mк 15. 43; Лк 23. 50 (βουλευτής встречается только в этих местах в НЗ) могло подразумевать его участие в управлении некой местной общиной (см.: Taylor. 1959. P. 600; а также: Broer. 1972. P. 175-177). Однако, вероятнее всего Иосиф Аримафейский являлся членом Иерусалимского синедриона, т. к. он был богатым землевладельцем (Мф 27. 57; Jeremias. 1969. P. 96) и был связан с Никодимом, др. членом синедриона (Ин 7. 50; 19. 39). Кроме того, Иосиф Флавий использует однокоренное слово «совет» (βουλή) по отношению к Иерусалимскому синедриону (Ios. Flav. De bell. II 16. 2 (336)). На основании иудейского закона, по к-рому тело казненного не должно было оставаться на дереве после захода солнца (Втор 21. 23), а погребение рассматривалось в качестве обязанности, к-рая должна выполняться даже по отношению к телам врагов (Ios. Flav. De bell. III 8. 5 (361)), некоторые совр. библеисты предположили (Broer. 1972. P. 175-183, 190-198; Brown. 1988. P. 234-238), что Иосиф Аримафейский, как один из иудейских вождей, мог просить у Пилата тело Иисуса, ссылаясь на требования закона. Таким. образом благодаря Иосифу Аримафейскому Господь, распятый как преступник, был достойно и благоговейно погребен (ср.: Ис 53. 9). Однако в таком случае Иосиф Аримафейский мог нарушить постановления закона о ритуальной чистоте (ср.: Числ 19. 11-13; Brown R. E. John 13-21. Garden City (N. Y.), 1970. P. 940) и серьезно рисковал своим высоким положением в обществе (Ин 19. 38; ср.: Мк 15. 43, где сказано, что Иосиф Аримафейский «осмелился войти к Пилату»). Действия Иосифа Аримафейского скорее свидетельствуют о нем как о последователе Господа, бывшем прежде «тайным учеником» из-за опасений преследования со стороны иудеев. Согласно мнению Дж. Кроссана, история с Иосифом Аримафейским является позднейшей легендой, возникшей на основе апокрифического «Евангелия от Петра» (ок. II в. по Р. Х.) и вставленной в текст Евангелий (Crossan. 1988), однако эта гипотеза была отвергнута большинством специалистов, в т. ч. и на основании текстологического анализа (см. подробнее: Das Evangelium nach Petrus: Text, Kontexte, Intertexte / Hrsg. Th. J. Kraus, T. Nicklas. B.; N. Y., 2007).

Иосиф Аримафейский представлен отважным учеником Христовым, который, несмотря на распятие Своего Учителя, не оставил надежду на грядущее Царствие Божие. Он не участвовал в «совете их» (т. е. в осуждении на смерть Господа), и св. отцы видели в нем «блаженного мужа», изображенного в Пс 1 (Athanas. Alex. In psalm. I 1; Hieron. In Matth. 27. 57, 58; Ioan. Damasc. Hom. in sabbat. sanct. 28). Свт. Иларий Пиктавийский называет Иосифа Аримафейского «образом апостолов», хотя он не упоминается среди 12 ближайших учеников Господа (Hilar. Pict. In Matth. 33. 8 // SC. Vol. 258. P. 256-258). Многие св. отцы подчеркивали значимость примера Иосифа Аримафейского для христиан: свт. Григорий Богослов в слове «На Святую Пасху», призывая слушателей уподобиться свидетелям Христова воскресения, говорит следующее: «Если ты Иосиф Аримафейский, проси тела у распинающего; очищение мира пусть будет твоим очищением» (Greg. Nazianz. Or. 45. 24); а свт. Григорий Нисский символически сближает достойное погребение тела Господа, совершенное Иосифом Аримафейским с достойным причастием Тела Христова в Евхаристии, которое не должно приниматься «в оскверненную плащаницу совести и... в смрадном от мертвых костей и всякой нечистоты гробе сердца» (Greg. Nyss. De spatio // PG. 46. Col. 626b).

Свт. Иоанн Златоуст предположил, что Иосиф Аримафейский мог быть учеником Господа из числа апостолов от 70 и, вероятно, был известен Пилату. То, что Иосиф Аримафейский и Никодим принесли благовония, которые «имели силу надолго сохранять тело и не давать ему скоро предаться тлению», по словам святителя, показывает, что «они не представляли о Христе ничего великого» и «думали о Христе, как о простом человеке». Иосиф Аримафейский, как и апостолы, был одержим страхом (Ioan. Chrysost. In Ioan. 85. 2), однако своим поступком он явил великое дерзновение, любовь и мужество. Будучи почтенным членом синедриона, он отважился на «явную смерть, потому что возбуждал всеобщую против себя ненависть, когда обнаруживал свою любовь к Иисусу» (Idem. In Matth. 88. 2). Согласно блж. Иерониму Стридонскому, слова евангелиста о богатстве Иосифа Аримафейского не свидетельствуют о тщеславии ап. Матфея, хотевшего показать, что у Иисуса был учеником знатный человек, а служат объяснением того, как Иосиф Аримафейский смог получить тело Господа у Пилата (Hieron. In Matth. 27. 57, 58). Свт. Кирилл Александрийский пишет об осуждении бесчеловечности иудеев, не совершивших должного погребения Христа, и об их обличении «учеником из Аримафеи», подчеркивая в то же время тайный характер веры Иосифа Аримафейского и Никодима, которые «еще были одержимы неразумным страхом и славе у Бога предпочитали земные почести». Если бы они имели «совершенно бесстрашную веру», то оказались бы «святыми и добрыми стражами заповеди Спасителя нашего». По словам свт. Кирилла, И. А. и Никодим — 2 законных свидетеля (Втор 19. 15) истинности смерти и погребения Иисуса Христа (Сyr. Alex. In Ioan. XII [19. 38-39]). Подобным образом служение Иосифа Аримафейского рассматривает также свт. Епифаний Кипрский (Epiph. Adv. haer. II 341. 14). Тот факт, что Иосиф Аримафейский положил тело Господа в новый гроб, должен, по мысли св. отцов, исключить всякое подозрение, будто вместо Господа восстал другой человек (Ioan. Chrysost. In Matth. 88. 2; Hieron. In Matth. 27. 57, 58; Ioan. Damasc. Hom. in sabbat. sanct. 28).

Образ Иосифа Аримафейского приобретает легендарные черты по сравнению с каноническими книгами. В «Евангелии от Петра» Иосиф Аримафейский, называемый «другом Пилата и Господа», просит у Пилата тело Христа еще до Его распятия (Evang. Petr. II 3; VI 23-24). Мн. подобные детали, касающиеся Иосифа Аримафейского, находятся в «Деяниях Пилата» (Acta Pilat. III-IV вв.), впоследствии они вошли в «Евангелие от Никодима» (IV-V вв.). В этом же тексте сообщается, что иудеи обвиняли Иосифа Аримафейского и Никодима за их расположение к Господу, заключили Иосифа Аримафейского в темницу, откуда он был чудесным образом освобожден и перенесен в Аримафею. Вернувшись в Иерусалим, он рассказал о своем чудесном освобождении (Evangelium Nicodemi. XI 3 сл.; XII 1 сл.; XV 1 сл.). В апокрифе «Отмщение Спасителя» (ок. IX-X вв.), получившем наибольшее распространение в Англии и Аквитании, описывается поход Тита, сына имп. Веспасиана, который отправляется в Палестину, чтобы отомстить за смерть Господа. Захватив Иерусалим, Тит освобождает Иосифа Аримафейского, заключенного в башне и выжившего благодаря пище, посылавшейся ему с неба (Vindicta Salvatoris. 21). Это предание затем воспроизводится в житийном сборнике XIII в. «Золотая легенда» Иакова из Варацце (Iacobus de Voragine. Legenda aurea. 52, 63 / Ed. G. P. Maggioni. Firenze, 1998. P. 363, 366, 458). Коптское «Евангелие от Гамалиила» (V в.) описывает воскрешение благоразумного разбойника, совершенное Иосифом Аримафейским и Никодимом с помощью плащаницы, в которую первоначально было обернуто тело Христа (Evangelium Gamaliel. 9-11). В VI в. Григорий Турский, ссылаясь на «Деяния Пилата», в «Историю франков» включил рассказ о заключении и об освобождении его из башни (Greg. Turon. Hist. Franc. I 20 // PL. 71. Сol. 171).

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.