google-site-verification: google21d08411ff346180.html Благоверый Игорь Ольгович, великий князь Черниговский и Киевский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Благоверый Игорь Ольгович, великий князь Черниговский и Киевский

Октябрь 1st 2010 -

Игорь послал к своим двоюродным братьям, Владимиру и Изяславу Давидовичам, спросить их: окажут ли они ему поддержку; Давидовичи обещали свою помощь, но потребовали себе многих волостей. Игорь удовлетворил их и звал их на помощь. Затем он призвал к себе киевских воевод тысяцкого Улеба, Ивана Войтишича и Лазаря Саковского, и убеждал их остаться ему верными. Но эти лица уже сносились с Изяславом и торопили его идти на Киев, извещая, что к Игорю идут на помощь черниговские Давидовичи.

Когда Изяслав приблизился к Киеву, Игорь увидел кругом себя измену: воеводы убеждали его выступить против Изяслава, а киевляне вскоре призвали к себе Изяславова тысяцкого со стягом, берендей из Мстиславовой рати перед самыми Золотыми воротами захватили великокняжеские товары.

Тогда Игорь послал против них брата Святослава, племянника Святослава Всеволодовича, Улеба и Ивана Войтишича с их полками; но последние двое не двинулись и Игорь только с братом и племянником, презирая очевидную опасность, выступил против Изяслава.

В происшедшей битве великокняжеские полки были рассеяны, сам великий князь заехал в болото, где увяз конь его, его брат и племянник спаслись бегством.

Только чрез четыре дня Игоря вытащили из болота и представили Изяславу, который отправил его в Выдубицкий монастырь, а отсюда в оковах в Переяслав, в монастырь св. Иоанна; здесь заключили его в поруб и приставили к нему стражу.

Победители разграбили дома Игоревой дружины; к ним присоединились теперь и Давидовичи. Святослав обращался за помощью к Юрию Долгорукому, но ничего не достиг и даже сам вынужден был бежать, с женой Игоря, из своей Северской области.

В кон. 1146 г., будучи тяжело болен, Игорь Ольгович обратился к Изяславу Мстиславичу с просьбой разрешить принятие монашеского пострига. Киевский князь дал на это согласие и освободил Игоря Ольговича из темницы. Бывший узник, который не мог ни есть, ни пить, ни двигаться, был принесен в келью. Через 8 дней его самочувствие улучшилось, и 5 января 1147 г. Переяславский еп. Евфимий совершил иноческий постриг Игоря Ольговича.

По-прежнему не доверяя Игорю Ольговичу, кн. Изяслав перевел его в свой родовой монастырь во имя вмч. Феодора Стратилата в центре Киева, где игумен совершил постриг Игоря Ольговича в схиму (М. Н. Бережков установил, что в монашестве Игорь Ольгович имел имя Гавриил, в схиме — Игнатий; см.: Бережков. 1893. С. 42. Примеч. 36).

После пострига князь поправился и принял схиму. День и ночь молился он перед келейной иконой Божией Матери о прекращении междоусобной войны, о воцарении мира и любви.

19 сентября 1147 г. у Софийского собора в Киеве собралось вече, на котором была решена судьба Игоря Ольговича. В присутствии киевского наместника кн. Владимира Мстиславича, митр. Климента Смолятича и киевского тысяцкого посол Изяслава Мстиславича, находившегося в очередном походе против Святослава Ольговича, передал сообщение об измене черниговских князей Владимира и Изяслава Давидовичей и Святослава Всеволодовича, тайно целовавших крест Святославу Ольговичу и намеревавшихся убить или захватить в плен правителя Киева. В ответ киевляне заявили о готовности поддержать Изяслава Мстиславича и отправиться в поход на Чернигов. Перед этим было решено убить Игоря Ольговича, поскольку он «ворог князя нашего и нашь» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 317). Несмотря на то что митр. Климент, как и Владимир Мстиславич и тысяцкие, «много возбраняше», напоминая, что убийство противоречит воле кн. Изяслава, киевляне не хотели отступать от своего намерения.

Явившийся на защиту Игоря кн. Владимир Мстиславич, с опасностью жизни, отбил его у киевлян и скрыл в доме своей матери, но народ снова собрался, вломился сюда и здесь же убил несчастного князя.

Игоревская икона Божией Матери. 2-я пол. XVI века

Последние часы своей жизни князь находился в молитве перед особо им почитаемой келейной иконой Божией Матери, которая впоследствии получила название Игоревской и стала почитаться как чудотворная.

У Десятинной церкви убийцы положили тело страстотерпца на повозку, отвезли на Подол и бросили на торговой площади.

Согласно Ипатьевской летописи, к выставленному на поругание телу князя-схимника приходили благочестивые киевляне и «взимаху от крове его и от покрова, сущаго на нем, на теле его, на спасение себе и на исцеление, и покрывахуть наготу телесе его своими одежами».

По повелению тысяцкого Лазаря тело Игоря Ольговича было перенесено в церковь арх. Михаила («новгородскую божницу», храм новгородских купцов), где, согласно черниговскому летописцу, «на ту ночь Бог прояви над ним знамение велико: зажгошась свече вси над ним в церкви тои» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 353-354).

Митр. Климент, на следующее утро оповещенный новгородцами о случившемся, запретил разглашать о чуде («повеле потаити такую благодать») и послал игум. Феодоровского монастыря Ананию, который, облачив нагое тело страстотерпца, совершил отпевание. В тот же день Игорь Ольгович был погребен в киевском Симеоновском монастыре — родовой обители потомков вел. кн. Святослава Ярославича, деда Игоря Ольговича. Когда кн. Изяслав узнал о расправе, то «печален бысть» и поклялся, что он «не повелел, ни науцил» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 318; Т. 2. Стб. 354-355). В 1150 г. кн. Святослав Ольгович торжественно перенес останки брата в родовую усыпальницу черниговских князей — «терем» (башню) Преображенского собора Чернигова.

История в христианском государстве обретала провиденциальный смысл, а государственная власть — сакральную санкцию, поэтому летописцы относились к убийству Игоря Ольговича иначе в сравнении с его языческим тёзкой Игорем Рюриковичем. Деяния киевлян, несмотря на их «оправдательные» отсылки к прецеденту 1068 года, объявляются «беззаконными». Толпа расправилась с князем-монахом без видимой опоры на правовые нормы. Более того, толпа, по летописи, «рүгающесѧ цр҃ьскомо и сщ̑еномү тѣлоу» («надругалась над царским и священным телом»). Игорь уподоблялся «святым правоверным царям».

Во время монголо-татарского нашествия на Русь (1237—1240 гг.) мощи князя Игоря вместе с ракой во избежание их поругания были спрятаны черниговцами под фундамент собора, где пребывают и поныне. Все попытки поднять раку с мощами наверх не принесли желаемого результата в связи с опасностью обрушения несущей стены собора. Рака с мощами святого Игоря находится под спудом, вероятно, возле северной стены.

Именем святого Игоря был назван его родной племянник — князь новгород-северский и черниговский Игорь Святославич, будущий герой памятника литературы Древней Руси «Слово о полку Игореве», который, как и его святой дядя, был похоронен в Спасо-Преображенском соборе города Чернигова.

Князь Игорь был канонизирован в родном Чернигове и почитается православии в лике благоверного, а также страстотерпца.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.