google-site-verification: google21d08411ff346180.html Память святого мученика Вонифатия | Алчевск Православный

Память святого мученика Вонифатия

Декабрь 31st 2012 -

Святой мученикъ Вонифатій

Память 19 декабря/1 января

Святой мученик Вонифатий был из сельских жителей, простой воин маовитянин. Был главным управляющим имениями знатной римлянки Аглаи (Аглаиды), дочери проконсула Акаки

Толстые руки землепашца и большие кисти с мясистыми пальцами сжимали рукоять длинного и тяжелого меча неказисто и неумело, словно черенок лопаты. Вонифатия позвал долг перед семьей, кому-то надо было пойти воином к восставшим. На отце была большая семья, старший брат Елисей – женат и имел детей, а младший брат Иорам был еще молод, а три сестры – не в счет.

Молитвы святому мученику Вонифатию

Акафист святому мученику Вонифатию

В боях с римлянами Вонифатий был бесстрашен и своей неумелостью владеть мечом приводил в ужас нападавших легионеров. Он рубил направо и налево, как будто орудовал не двуручным мечом, а колол дрова топором. За ним шли товарищи, прикрывая Вонифатию спину от случайного удара.

Сила восставших маовитян таяла на глазах, легионеры теснили их последние отряды, помощи ждать было неоткуда. Но Вонифатий даже не задумывался о своей судьбе, ему хватало кружки хмельного вина и случайной женщины на ночь.

Однажды в тяжелом бою он оторвался от своих и кто-то из легионеров оглушил его сзади. Восставшие и легионеры после боя разошлись подбирать своих погибших и раненных, а оглушенный Вонифатий оказался в плену у римлян. Спас его от гибели выкованный родственником шлем с толстым войлочным подшлемником. Контузия, которую он получил в сражении, долго еще не отпускала, но затем прошла во время длительного и изнурительного перехода на чужбину. Там он был продан одной похотливой, богатой и знатной римлянке Аглаиде.

Из века в век люди говорят, что время лечит душевные раны и горечи потерь, это случилось и с Вонифатием. Жизнь он вел грешную, плотскую и нетрезвенную. С кубком вина, на груди любвеобильной Аглаиды, он забыл родину, потерю родных и близких. Сожительство со своей госпожой только увеличивало его земной грех перед Господом Богом. Но он болел сердцем о таком поведении своем и всегда имел намерение изменить образ жизни. Часто со слезами молился об этом Богу. Бедные и несчастные не отходили от него без утешения.

Однажды Аглаида – госпожа Вонифатия – принимала у себя далекого родственника Диметриана, который вернулся в Рим из десятилетнего плена христианином. Он долго рассказывал Аглаиде о мученической смерти ее мужа Антония от долго незаживающих ран, которого все в Риме считали давно погибшим. Диметриан поведал о тяжелой жизни в плену у кочевников, о жестоких гонениях на христиан в Малой Азии. Своими рассказами Диметриан так расстроил женщину, что Аглаида в тот же день отпустила раба Вонифатия на свободу, раскаявшись в своей греховной жизни.

Аглаида узнала, что если с благоговением хранить в доме мощи святых мучеников, то их молитвами легче получить спасение, ибо под их благодатным воздействием умаляются грехи и воцаряются добродетели.

Она снарядила Вонифатия на Восток, где в то время шло жестокое гонение на христиан, и просила привезти мощи какого-либо мученика, чтобы он стал их руководителем и покровителем. Вонифатий на прощание, смеясь, спросил; «А что, госпожа, если я не найду мощей, а сам пострадаю за Христа, примешь ли ты мое тело с честью?»

Аглаида заметила, что не время сейчас для смеха, а нужно спешить, чтобы выполнить ее поручение. На ее слова Вонифатий лишь скорбно улыбнулся.

Взяв самое необходимое, Вонифатий выехал в дальнюю дорогу. Перед глазами у него встал отчий дом, до боли в сердце родные мать, отец, братья и сестры, которых он не по своей воле оставил много лет назад.

Естественно, Вонифатий не мог сразу отказаться от всех своих пагубных пристрастий. В пути довольно часто пил вино и веселился. Однако во время такого длительного пути из Рима в Малую Азию, Вонифатий не только думал о подвигах мучеников-христиан, но все больше и больше узнавал о них, о жестоких казнях ни в чем не повинных людей. Он нет-нет да сравнивал свою греховную жизнь с жизнью мучеников-христиан, и к нему пришла вера, раскаяние в нем усилилось до готовности покаяния. Душа горела жаждой спасения, страх перед Господом Богом коснулся души и сердца его. И он сам решил пострадать за Христа — всю остальную дорогу он постился и постоянно был в молитвенном настроении. А вскоре он был готов принять мученический венец.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.