google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Александр Парусников пресвитер | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Александр Парусников

Ноябрь 15th 2010 -

Священномученик Александр Парусников

Память 3 ноября по ст.ст. / 16 ноября по н.ст.

Священномученик протоиерей Александр Парусников родился в 1891 году в семье священника Казанской церкви села Алёшино в Московской губернии. Окончил Рижское духовное училище и Вифанскую Духовную Семинарию. После окончания Семинарии женился на Александре Ивановной Муравьевой, дочери протоиерея города Дмитрова — отца Иоанна Муравьева, известного своей благотворительностью. В семье Парусниковых впоследствии родилось шесть детей.

В 1913 году Александр Парусников был рукоположен во диакона и затем во священника, и назначен настоятелем храма в селе Большое Ивановское. А матушка Александра Ивановна в этом же селе стала работать учителем в сельской школе.

Отец Александр много служил, окормлял многочисленную паству, однако революция 1917 года резко оборвала мирное течение жизни этого прихода. Войну, голод, произвол властей вполне испытала на себе и священническая семья Парусниковых. С 1918 по 1921 год отца Александра периодически привлекали к так называемым «тыловым работам», в 20-х годах семья священника была лишена избирательных прав, и, следовательно, лишена прав на любую социальную поддержку государства.

В 1924 году отец Александр был назначен настоятелем Знаменской церкви в селе Кузьминское и вскоре возведен в сан протоиерея.

В 1929 году отца Александра арестовали и он некоторое время провел в тюрьме. Освободившись, священник продолжил свое служение в Знаменской церкви.

Служение отца Александра в 30-ые годы можно без преувеличения назвать пастырским подвигом. Несмотря на непосильные налоги, преследования со стороны властей, отсутствие клира, он регулярно совершал богослужение. Часто ему приходилось служить одному в пустом храме. В эти годы храм ограбили, украли серебряные богослужебные сосуды. После этого случая отец Александр стал забирать сосуды домой.

Все члены семьи священника в советское время стали лишенцами, им не полагались продуктовые карточки, а купить еду на рынке было не за что. Голод.
Один из эпизодов тех лет.
Сочельник перед Рождеством Христовым, завтра великий праздник, а у них в доме ничего нет, даже хлеба.
Александра Ивановна сидит за пустым столом грустная. Отец Александр собирается идти в храм ко всенощной, открывает дверь на крыльцо и кричит: «Мать, иди сюда!» Александра Ивановна вышла, и видит – на крыльце стоят два мешка, а в них хлеб, крупа и картофель. «Вот тебе и праздник», – говорит отец Александр жене.
В конце двадцатых годов у отца Александра отобрали полдома, поселив туда начальника местной милиции, он болел туберкулезом в открытой форме, от чего впоследствии и скончался.
Обычным его занятием было ходить по половине, где жила семья священника, и плевать. Александра Ивановна не раз становилась перед ним на колени и, умоляя его не делать этого, говорила:
– Мы виноваты, но пощадите детей.
– Поповская сволочь должна дохнуть, – говорил тот в ответ.
Вскоре в семье священника заболел туберкулезом сын, затем другой, затем заболела дочь, потом другая дочь.
Не проходило года, как Александра Ивановна провожала кого-нибудь из детей на кладбище.
Отец Александр шел как-то по улице с дочерью, держа ее за руку, а люди, идущие навстречу, оборачивались и плевали священнику вслед. Священник почувствовал, как тяжело все это переживает дочь, и, успокаивая ее, тихо сказал: «Ничего, Танюша, это всё в нашу копилку».
Вернувшись как-то после службы домой, священник узнал, что у семьи отняли корову — единственную кормилицу их.
– Корову увели? Пойдемте все быстренько; детки, вставайте на коленочки.
Давайте благодарственный молебен отслужим Николаю Чудотворцу.
Александра Ивановна с недоумением посмотрела на него и воскликнула:
– Отец?!
– Сашенька, Бог дал, Бог взял. Благодарственный молебен давайте отслужим, – сказал отец Александр.
С тех пор, как у них не стало коровы, каждый день на крыльце появлялась корзинка с бутылью молока и двумя буханками хлеба. Старшие дети пытались выследить, кто приносит еду, но это так и осталось тайной.
По ночам отца Александра часто вызывали в НКВД и однажды сказали:
– Уходи из церкви, ведь у тебя столько детей, а ты их не жалеешь.
– Я всех жалею, но я Богу служу и останусь до конца жизни в храме, – ответил священник.

Наступление на храм продолжалось, и уже незадолго до закрытия, примерно в середине 30-х годов, с него были сброшены колокола. Отец Александр, как благочинный, много ездил по селам района. В те годы большинство храмов были закрыты, и он духовно окормлял эти приходы.

В 1934 году многодетную семью Парусниковых выселили из дома. Их приютила прихожанка — Наталия Николаевна Демидова.

Отец Александр продолжал посещать те приходы, в которых были арестованы священники, и на свой страх и риск совершать там богослужение и различные требы.

В 1937 году, за две недели до ареста, отца Александра забрали в НКВД и предложили стать осведомителем. Он решительно отказался, хотя прекрасно понимал, к каким это приведет последствиям. Когда сотрудники НКВД пришли с ордером на арест, священника дома не оказалось, так как он поехал прощаться с родными, поэтому его арестовали утром на следующий день.

На допросах следователи пытались добиться от священника признания в контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации. Отец Александр стойко и мужественно держался на допросах, никого не оговорил и не признал себя виновным ни по одному пункту обвинения. «Я говорил только о том, что надо молиться Богу и быть честным тружеником», — отвечал он на вопросы сотрудника НКВД.

Протоиерея Александра Парусникова «за контрреволюционную деятельность» приговорили к расстрелу, приговор привели в исполнение в группе других осужденных на Бутовском полигоне под Москвой 16 ноября 1937 года.

Комментарии закрыты.