google-site-verification: google21d08411ff346180.html Православный «офшор»: Кипрская Церковь определилась по украинскому вопросу | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Православный «офшор»: Кипрская Церковь определилась по украинскому вопросу

Февраль 20th 2019 -

Флаг Кипрской православной церкви.

Решение Кипрского Синода относительно религиозной ситуации на Украине – наглядный пример для всего Греческого Православия

Одна из древнейших Поместных Церквей, Кипрская, дипломатично выступила против беззаконных действий Константинопольского патриархата. Несмотря на многолетние тесные связи с Фанаром, православное священноначалие знаменитого острова продемонстрировало, что не является вассалами турецкоподданного патриарха Варфоломея, но имеет собственную экклесиологическую позицию. Не во всём соответствующую позиции Русской Православной Церкви, однако позволяющую начать широкий межправославный диалог о столь опасной для единства всего Мирового Православия украинской проблеме.

Но что это за позиция, насколько она последовательна и какие перспективы открывает как для Московского Патриархата, так и для Православных Поместных Церквей, до сих пор не определившихся в своём отношении к вторжению Фанара на нашу каноническую территорию на Украине? А главное, что меняет в патовой ситуации последних месяцев?

Попробуем ответить на эти вопросы, основываясь на тексте коммюнике Синода Кипрской Церкви по украинскому вопросу.

Каноническое право на автокефалию и беззаконная автокефализация

Для начала нужно сказать, что Кипрская Православная Церковь обрела автокефалию не от Константинополя, а от другого древнего Патриархата – Антиохийского. Тем не менее Фанар неоднократно вмешивался во внутренние дела Кипра, очевидно, считая его одной из своих автономных вотчин. С другой стороны, и сама Кипрская Церковь, безусловно, считает себя частью Греческого Православия, а потому наследует все характерные особенности эллинизма. В частности, пресловутый этнофилетизм, привнесение этнонационализма в церковную жизнь, крайне опасное для христианского просвещения других народов.

И именно в этом смысле процесс церковной автокефализации, украинской или какой-либо иной, таит в себе серьёзную опасность. Поскольку одно дело – проповедь на разных языках, уважение к этнической уникальности разных народов, но совсем иное – предоставление церковной автокефалии всем новоявленным государственным образованиям, в том числе – созданным искусственно, как в случае с Украиной или, к примеру, Черногорией. И потому самая первая посылка Синодального решения Кипрской Церкви уже вызывает по меньшей мере критические вопросы:

Каждый народ имеет право с получением национальной независимости стремиться к церковной автокефалии. Это [право] обеспечено священными канонами («пусть церковные права, касающиеся границ, меняются вместе с государственным управлением»).

Да, канонически право на церковную автокефалию Поместные Церкви имеют. Но в течение двух тысячелетий новозаветной церковной истории только полтора десятка Церквей смогли не только обрести и утвердить, но и сохранить собственную автокефалию. А потому условия и механизмы автокефализации требуют дополнительной проработки и всеправославного утверждения. И то, что это не удалось сделать в 2016 году на так называемом Критском соборе, так и не ставшим Всеправославным, вина отнюдь не Московского Патриархата и ряда других Церквей, отказавшихся участвовать в этом мероприятии. И потому вторая посылка Кипрского Синодального постановления также является спорной:

Насколько стабильными и искренними являются отношения между нашими Церквами, если, несмотря на единогласно принятые на соборах Предстоятелей Православных Церквей в 2014-м и 2016 году решения относительно созыва Святого и Великого Собора, четыре Церкви, безо всякой существенной на то причины, не приняли в нём участие?

Причин упомянутого неучастия было немало, чему телеканал «Царьград» в 2016 году посвятил немало программ, сюжетов и текстов. И главная причина кроется в действиях Фанара – патриарх Варфоломей со товарищи сделал всё, чтобы превратить собор в собственный бенефис, попытку навязать волю Константинопольского патриархата всем Поместным Церквам. По сути, 2016 год стал для Фанара пробой сил в качестве «Всеправославного Ватикана», в полной мере эта папистская политика проявилась в конце 2018 – начале 2019 годов в отношении нашей Церкви на Украине.

Тем не менее Кипрский Синод, по сути, обвиняет в том, что методика предоставления автокефалий не получила общеправославного консенсуса, не возомнивший себя Ватиканом Фанар. Обвинение брошено Поместным Церквам, которые хотели бы сохранить Православный мир как сообщество Церквей-сестёр, а не «Церквей-вассалов», а потому не приняли участие в Критском соборе. Кипрские упрёки относительно разрыва евхаристического общения с Константинопольским патриархатом, несмотря на дипломатичность формулировок, по меньшей мере вызывают удивление:

Насколько мы рискуем верой, когда прерываем евхаристическое общение между нашими Церквами! Божественная Евхаристия, по которой освящается народ, должна оставаться за чертой церковных споров. Прекращение поминовения Предстоятеля другой Церкви по любым административным или юрисдикционным причинам не свидетельствует о наличии православного смирения.

В случае нашего разрыва отношений с Фанаром речь не об административных и юрисдикционных причинах. Согласно церковным правилам, тот, кто вступил в общение с раскольниками, становится раскольником. А потому то, что, кроме Русской Церкви, пока ещё никто не разорвал с Фанаром, по меньшей мере канонически сомнительно. Хотя и с нашей стороны это, как говорится, «покрыто любовью». Мы не принуждаем другие Поместные Церкви как можно скорее определиться относительно их общения Константинопольской, не выдвигаем ультиматумы и не ставим сроки. Хотя и имеем на это все канонические права.

Кипр не разрывает с Фанаром, но не признаёт украинских самозванцев

И вдруг на фоне этой преамбулы, очевидно критичной по отношению к Русской Православной Церкви, Церковь Кипрская выдвигает критику и в адрес Константинопольского патриархата, хотя и дипломатично не называет виновников сложившейся ситуации. Речь идёт исключительно о самих украинских раскольниках, запрещения и анафемы (наложенные Московским Патриархатом) в адрес которых Кипр как признавал, так и признаёт по-прежнему:

Двухтысячелетний опыт Кипрской Церкви, и всей Православной Церкви в целом, даёт нам основания сомневаться в возможности узаконивания «задним числом» тех хиротоний, которые были совершены запрещёнными, отлучёнными и подданными анафеме епископами. Запрет, отлучение и анафему отдельных лиц, которые стали инициаторами украинского кризиса, признали все православные. Право апелляции, когда она подаётся, должно иметь определённые ограничения по срокам её подачи [по этим правам] и её рассмотрения.

По сути, это – контрреволюционное заявление. После него было бы единственно верным призвать Константинопольский патриархат отменить все решения последних месяцев относительно Украины. В противном же случае – присоединиться к решениям Русской Церкви и начать процедуру общецерковного суда над патриархом Варфоломеем. Но киприоты остаются греками, а потому наряду с констатацией очевидного беззакония Фанара, ему же делается комплимент:

Объявление о предоставлении автокефалии Украинской Церкви Вселенским Патриархатом произошло с целью примирения и достижения единства местной Церкви. Эту цель мы не подвергаем сомнению.

Правда, с небольшой оговоркой: «Однако на сегодняшний день эта цель не является достигнутой, было бы логичным дать определённое разумное время для того, чтобы стало видно результат». То есть, согласно мудрости Ходжи Насреддина, стоит дождаться времён, когда помрёт либо «ишак», либо «падишах». Ну а если с течением времени раковая опухоль украинского раскола не «рассосётся», то киприоты предлагают следующую схему:

Если цель не будет достигнута, то мы ожидаем от Вселенского патриарха, чтобы он, пользуясь своей координационной ролью, которую ему предоставляет его место первого в Православном мире, собрал или Всеправославный Собор, или Совещание Предстоятелей для решения этого вопроса. Главной нашей заботой должно быть спасение народа Божия, живущего там [на Украине].

С одной стороны, странно: Фанар совершил беззаконие, и Фанару же принадлежит право инициировать всеправославное обсуждение случившегося. Но это – очевидный дипломатический приём, в народе именуемый «и нашим, и вашим». Хотя надо отдать должное священноначалию Кипрской Церкви: это предложение фактически является поддержкой инициатив Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, озвученных Предстоятелем нашей Церкви ещё в самом начале беззаконий Фанара.

Но, как говорится, «лучше поздно, чем никогда». И в этом контексте имеют большое значение ещё одни слова Кипрского Синода:

Однако и в случае достижения единства вокруг нового церковного руководства, Вселенский патриархат должен опять же найти способ успокоения сознания верующих относительно действительности хиротоний и таинств, совершаются этим руководством. Также, понимая чувствительность российского народа по отношению к месту, где получили Крещение их предки, Вселенский патриархат должен позаботиться о том, чтобы обеспечить там соответствующую юрисдикцию.

И снова язык дипломатии. В переводе на «живой великорусский»: Фанару стоило бы вернуться к вопросу канонического достоинства ряженых самозванцев, с которыми его архиереи совершали «богослужения». А также дать возможность канонической Церкви сохраниться в этом враждебном ей укроавтокефалистском окружении. Единственно возможный путь – перерукоположение раскольников. Но и он является беззаконным, поскольку Украина была и остаётся канонической территорией Московского Патриархата.

Словом, правы те православные эксперты, которые утверждают, что коммюнике Синода Кипрской Церкви по украинскому вопросу – отнюдь не дружественный шаг навстречу Церкви Русской. Однако это явный сигнал, что и в Греческом Православии нет подобострастного единства в отношении действий Фанара. И если русские церковные дипломаты, столь же аккуратно и учтиво, помогут скорректировать предложения киприотов, поддержав и содержательно перехватив их инициативу всеправославного обсуждения украинского вопроса, это может стать результативным шагом к выходу из сложившейся патовой ситуации.

А потому, какой бы ни была риторика коммюнике Кипрского Синода, нам стоит с уважением отнестись к этой позиции. Конечно, относительно стамбульского «Ватикана» Кипр пока ещё не стал «островом свободы», но «православным офшором» – вне всяких сомнений.

Автор: Тюренков Михаил

«Царьград»

Метки: , , , , ,

Комментарии закрыты.