google-site-verification: google21d08411ff346180.html Основы и путь христианской жизни (Часть 1) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Основы и путь христианской жизни (Часть 1)

Апрель 2nd 2016 -

Новая жизнь выражается в новом образе нравственности. Он выражен любовью, которую Господь отрывает миру через творение и Его воплощение. Это значит, что период всей жизни христианина после крещения, когда он становится членом Тела Христова, дается для стяжания Божественной любви, ради которой он изначально был создан. Именно такая жизнь дается как дар, которую Церковь непрерывно питает через Евхаристию и молитву, чтобы верующий иметь силу в повседневной жизни.

Действие этой силы зависит от воли человека. Благодать Божия не действует в вопреки человеческой воле. По словам Марка Пустынника, благодать крещения освобождает человека, но он по своей воле продолжает делает то, что хочет, хоть и принял крещение, потому что он остается свободным. Потому необходимо, чтобы человек работал над собой, дабы избежать любой склонности ко злу. Жить согласно тому, как то говорит таинство крещения, и оставаться неизменным сторонником добра. Так образ христианской жизни показывает нам, что такое воля и свобода.

Благодатью Святого Духа воля человека остается свободной и проявляется в соблюдении Божественных заповедей. Выражая любовь к Богу соблюдением Божественных заповедей, верующий, добровольно подчиняя свою волю Божественной, является соработником в деле своего спасения и становится Его подобием.

Нравственность в новой духовной жизни человека является следствием новой отнологичности, творимой благодатью Святого Духа и действием силы веры.

Новая жизнь наполняется многочисленными плодами Святого Духа – радостью, миром, долготерпением, благонравием, кротостью, воздержанием и иными подобными добродетелями. Ветхий человек живет эгоизмом и самолюбием, что препятствует действию благодати Божией. Но когда человек смиряет себя, освобождает свое сердце от эгоизма и самолюбия, тогда создается пространство для схождения и обновления Святым Духом.

Когда же человек отказывается от воли Христовой, воспринимает христианскую веру как некую теорию и его участие в таинствах является обыденным, тогда Церковь это определяет – как заблуждение. И когда это заблуждение объясняется как человеческая слабость и признается это, тогда мы видим феномен нравственного отклонения. Но, если это интерпретируется и представляется как нормальная ситуация, тогда мы видим феномен т.н. нравственной ереси. В первом случае, ситуация изменяется через покаяние человека. В противном случае, ситуация в основном остается неизмененной, если только не произойдет богословское переосмысление.

Православная жизнь не ограничивается только принятием православных догматов и участием в православном богослужении. Это лишь критерии для осуществления добрых дел веры в процессе «уподобления Богу» в повседневной жизни верующего человека. Но при этом существует пренебрежение нравственностью, которая занимает важное место в Православии. Подобное пренебрежение проявляется не только на практике, но и поддерживается определенными богословскими кругами.

Таким образом, мы видим, что есть попытка объяснить, что аскетический образ жизни и духовная борьба не играют роли в православном учении об обожении человека. Православная истина нам представлена как теоретическая гипотеза, далекая от ее практического применения и переходящая в область идеологии, в следствие чего она блекнет как истина жизни.

В прошлом, полное или частичное опровержение учения об обожении человека во Христе, Церковь определяла как ересь и осуждала. Мы знаем, что подобное было с Арием, Евномием, Македонием, Несторием, Евтихием и с прочими еретиками.

Тоже самое происходит, когда опровергается учение об обожении человека во Христе и приводит к разрыву православного догмата и богослужения с нравственностью.

И это снова нам говорит, что перед нами еще один феномен ереси, но уже как нравственной.

Нравственная жизнь, как о ней учит Православная Церковь, заключается в применении ее догматического учения. Бог не открыл людям богословские истины, чтобы удовлетворить их любопытство и обогатить знаниями, но показал то, что должно стать первообразом и чему они должны подражать в своей жизни. Не существует догмата без нравственности. Поэтому нет догматической ереси без последствий безнравственности. Но нравственная ересь отличается от догматической, потому что она не затрагивает сам догмат. Она полагает, что догмат неприменим в жизни и рассматривает его как теоретическое учение, а не как индикатор жизни.

Нравственная ересь не является типичным искажением догмата, но по существу, признает его бессмысленность, открывая тем самым путь к секуляризации. К сожалению, сегодня такая всеобъемлющая тенденция существует в протестантском мире, где секуляризация не считается заблуждением или отдалением от духа Христианства, а его естественным продолжением и развитием. В конечном итоге мы имеем полную идеологизацию богословия, подрыв нравственности и бессмысленность сотериологичности догматов и самой нравственности.

Совмещение нравственной и социальной жизни с религиозной верой или с теологической доктриной является не только богословской позицией, но и социальной концепцией. Кроме всего прочего религиозная и социальная жизнь человека органично сочетаются между собой и выражают врожденную коммуникативность в двух плоскостях, вертикальной и горизонтальной. И характерно то, что видные социологи Э. Дюркгейм, Г. Зиммель и Макс Вебер развивали свою социологическую теорию на основе изучения религии, в которой они видели ее, как центральный феномен в человеческой жизни. Особенно последний, как известно, связывал зарождение капитализма с протестантизмом, в частности с кальвинизмом.

Религиозность, как вертикальная плоскость коммуникативности, влияет на горизонтальную коммуникативность человека, т.е. на социальную, в том числе и на нравственную его жизнь, но и находится под ее влиянием. Вера в любом религиозном учении не является чем-то отдаленным от повседневной жизни и действий человека. Религиозная вера отражается в нравственной и социальной жизни. Так, православие использует свое догматическое учение в православном образе жизни. Поэтому его всегда интересует не только правильный догмат, но и правильная нравственная концепция. Лукавое учение приводит к развращенной жизни, так же и лукавая жизнь навязывает лукавые догматы.

Окончание следует…

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Метки:

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.