google-site-verification: google21d08411ff346180.html Моздокская икона Божией Матери | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Моздокская икона Божией Матери

Май 17th 2011 -

Моздокская икона Божией Матери

Моздокская чудотворная икона Божией Матери принадлежала к числу древнейших святынь Православной Церкви. Часто она называлась Иверской, так как была написана в Иверии, хотя в большинстве случаев необоснованно связывают ее название с известной афонской святыней. Она была написана на деревянной доске по золотому фону. Над ликом Богородицы сокращенно по-грузински написано «Пресвятая», а над Богомладенцем «Иисус Христос». Икона имела серебряную позолоченную чеканной работы ризу. На ризе, в отличие от иконы, Богородица увенчана короной, которую украшал бриллиант. Икона была размером 1 ¾ аршина (1м 25см) в длину и 1 аршин 7 вершков (1м 3 см) в ширину.

Списки с Моздокской иконы преимущественно распространены на Северном Кавказе (Ставропольская, Бакинская, Ростовская-на-Дону, Краснодарская, Майкопская епархии), в Закавказье, части Нижнего Повольжья (Калмыцкая епархия) и Воронежской области.

Летописных и исторических свидетельств о древности Моздокской иконы Пресвятой Богородицы нет. Не сохранились находившиеся в Моздокской Успенской церкви печатная записка и рукописное сказание об этой иконе, а так же архивное дело Кавказской духовной консистории, на основании которых в 1895 году было составлено «Сказание о чудотворной Иверской иконе Божией Матери, находящейся в Успенской церкви города Моздока». Сами первоначальные письменные свидетельства, легшие в основу «Сказания», появились достаточно поздно и основывались на устном предании, которое в свою очередь лишь «согласуется со свидетельствами истории, ими объясняется и подтверждается».

Согласно этим свидетельствам история этой иконы такова. В конце XII — начале XIII столетия в Грузии царствовала (1184 — 1213 гг.) святая благоверная царица Тамара. Это был один из лучших периодов в истории Грузии. Дочь осетинской княгини Бурдухан и жена осетинского князя Давида-Сослана царица Тамара с мудростью государственного управления соединяла святую ревность об утверждении христианства среди подвластных ей горских племен1. До сего дня сохранились остатки храмов2, построенных ею вгорах и ущельях Кавказа и Закавказья3.

В один из таких храмов около осетинского аула Марьям-Кау в Куртатинском округе Тамара прислала икону Божией Матери. По преданию, эта икона была написана придворным иконописцем, человеком благочестивым, подготовившимся к своему труду шестинедельным постом. Образ впоследствии прославился чудесными знамениями. Трижды горела церковь, в которой пребывала эта икона, и каждый раз после пожара ее находили целой на горе, неподалеку от церкви. Видя такое чудо, жители аула стали почитать ее чудотворной.

Со смертью царицы Тамары счастливые времена для Осетии закончились. Орды степняков, предводительствуемые Тамерланом, покоряя Кавказ, ознаменовали свое шествие в 1387—1394 и 1403 годах опустошением городов и сел, разграблением христианских святынь и разрушением храмов. Персы и турки, споря за обладание Осетией, приносили новые беды и новые опустошения. Бедствия Грузии отозвались печальными последствиями и на племенах Кавказа, куда пастыри Церкви приходили из Иверии. Вместо них с проповедью ислама появлялись мусульманские муллы. Осетины, не имея у себя учителей христианской веры, под влиянием Корана начали отпадать от Православия. Хотя большинство осетин не приняли и ислам, а впали в язычество, представлявшее собой синтез христианских, исламских и натуралистических верований. Свет Христовой веры начал угасать у осетин, но они, несмотря на тьму язычества, сохранили уважение к святыне христианских храмов, называя их «дзуарами» — святилищами, а церковным предметам, оставшимся в храмах, приписывали магическую силу. В новом религиозном опыте осетин нашлось место для почитания Пресвятой Богородицы и Ее икон , благодаря чему и сохранилась икона царицы Тамары.

Дальнейшая судьба Иконы связана с возрождением православного христианства на Северном Кавказе. В 1567 году царь Иван Васильевич Грозный основал на реке Тереке город Терки и учредил на Кавказе русское воеводство. Соседи-горцы, общаясь с поселившимися здесь русскими, стали принимать христианство.

Двумя столетиями позже, в 1745 году, когда русское присутствие на Кавказе значительно возросло, императрица Елизавета Петровна учредила в крепости Моздоке особую Осетинскую Духовную Комиссию, целью которой была проповедь среди горцев Православия. В результате деятельности Осетинской Комиссии многие горцы, обращенные в христианство, оставляли свои аулы и селились в соседстве с русскими. Таким образом, около города Моздока из горцев-христиан образовалось поселение. В целях лучшей постановки христианской миссии и управления кавказскими приходами в 1793 году императрицей Екатериной II учреждена в Моздоке епископская кафедра. Моздокским епископом был определен главный член Осетинской Духовной Комиссии архимандрит Гаий (Такаов).

В первые годы епископства Гаия (предположительно 1796-97 года) к Моздоку прибыла большая группа осетин, переселявшихся на русскую линию из Куртатинского округа. На место своего нового жительства они везли икону Божией Матери, присланную им царицей Тамарой. У Моздока они остановились на ночлег. Ночью от той арбы, на которой находилась Чудотворная икона, был виден чудный свет. Когда на другой день осетины хотели продолжать свой путь, арба с иконой Божией Матери не двигалась с места. Только когда один из них рассказал, что он ночью слышал голос, повелевающий оставить святую икону на том месте, где стояла арба, они поняли причину происходившего. Как ни тяжело им было расставаться с дорогой святыней, однако они оставили святую икону на указанном месте.

Слух о чудотворной иконе и о всех обстоятельствах прибытия ее скоро дошел до Преосвященного Гаия. С торжественным крестным ходом он вышел из города, совершил перед иконой молебен и намеревался поставить ее в Моздокском кафедральном соборе. Но ему чудесным образом также было открыто, что икона должна оставаться на том самом месте, где провела ночь. Вскоре здесь была построена часовня, где и была помещена чудотворная икона.

В 1797 году вместо часовни был выстроен и освящен храм во имя Успения Пресвятой Богородицы, при котором образовался женский монастырь. Лес для постройки храма пожертвовали жители станицы Луковской. Примечательным в истории строительства является то, что в станице Луковской, кроме русского казачьего населения, проживали также осетины и кабардинцы.

В 1799 году Моздокскую епархию упразднили. Успенский женский монастырь был закрыт. Хотя епископской кафедры в Моздоке не стало и Успенский монастырь опустел, все же в Успенскую церковь продолжали стекаться богомольцы.

Празднования в честь Моздокской иконы были установлены с первого года ее появления у Моздока. Благочестивый православный народ особо чествовал Святыню в день Успения Богородицы и в день Преполовения Пятидесятницы. Предполагают, что именно в Преполовение Икона оставлена здесь переселявшимися осетинами.

В эти два праздничных дня в просторной ограде деревянной Успенской церкви не было места. Здесь можно было встретить не только православных, но и армяно-григориан, армяно-католиков, лютеран, старообрядцев и даже мусульман. У православных осетин и кабардинцев был обычай приходить накануне праздника к церкви и проводить в молитве всю ночь. Многие из осетинских и кабардинских женщин шли сюда босиком и ночью с молитвой на устах по нескольку раз обходили церковь на коленях.

Чудеса, явленные Матерью Божьей через Моздокскую икону, были многочисленны. Ранние свидетельства о чудесах от Иконы не сохранились. Записывать их стали лишь в начале XIX века. Так о благодатных явлениях от Моздокского образа Богородицы, бывших с 1824 по 1895 год, можно прочитать в «Сказании», а с 1895 по 1917 года во Владикавказских епархиальных ведомостях.

В 1894 году Преосвященный Владимир, епископ Владикавказский и Моздокский получил разрешение Святейшего Синода приносить чудотворную Икону осенью на два месяца во Владикавказ. Принесение Моздокской иконы во Владикавказ являло собой великое торжество, на которое собиралось множество народа со всех окрестностей.

Переносимый Чудотворный образ шествовал по особому, ежегодно составлявшемуся маршруту таким образом, чтобы охватить как можно большее количество приходов на пути следования от Моздока до Владикавказа.

Епископом Владикавказским и Моздокским Антонином (Грановским) в 1915 году составлен акафист Божией Матери в честь Ее Моздокской иконы. Акафист был одобрен и благословлен к печати Святейшим Синодом.

До конца 30-хгодов XX столетия4 Моздокская икона Пресвятой Богородицы пребывала в киоте заправым нижним клиросом Моздокского Успенского собора. Сохранилась ли она и где ее местопребывание, до сегодняшнего дня не известно.

Среди списков с Моздокской иконы Божьей Матери в настоящее время прославились чудотворениями и пользуются особым благоговейным почитанием в народе иконы, находящиеся в Успенской церкви г. Моздока (бывшая армянская), Свято-Никольском храме г.Прохладного, Ильинской церкви г.Владикавказа.

Старица Анастасия Владикавказская

Среди подвижников благочестия исследуемого периода православным народом Северной Осетии особо почитается старица Анастасия (Андреева). Все изложенные здесь свидетельства о ее жизни основаны на устном предании.

По самой распространенной версии старица Анастасия родилась в благочестивой православной семье. Ее родители Андрей и Устиния Андреевы были владельцами кирпичного завода, Андреевской бани и больших Шалдонских садов. Благочестивые родители смогли дать Анастасии христианское воспитание и хорошее светское образование.

Дважды Анастасия Андреева была замужем. В первый раз родители отдали ее за одного из состоятельных владикавказских горожан5. Этот брак не был долгим. После кончины мужа родители снова выдают ее замуж, за вдовца с двумя дочерями. Второй брак оказался для Анастасии более продолжительным и счастливым. С большой любовью она относилась к своим падчерицам, уделяя много внимания их религиозному воспитанию. Оставшись второй раз вдовой, она ежедневно ходила в храм, молясь о упокоении своего почившего супруга.

В первый год по смерти мужа во сне ей явился Ангел, повелевавший оставить мир. Проснувшись, Анастасия рассудила, что это видение могло быть искушением от врага спасения, и не поверила виденному. По благословению духовника она возложила на себя пост и сугубое молитвенное правило, которое совершала на протяжении долгого времени каждый день неукоснительно. В числе молитвенных воздыханий Анастасия просила Бога простить ее за то, что ради осторожности она не проявила послушания ангельскому велению, исповедуя себя недостойной такого чудного посещения.

Прошло четыре года со дня кончины мужа. К тому времени девочки-падчерицы выросли и, определившись, стали жить отдельно от Анастасии. В это время вновь является Анастасии Ангел и повелевает раздать все нажитое нуждающимся, а самой иди к Богу. На этот раз без всякого колебания, к большому неудовольствию родных, она раздала свое имущество и поступила в новооткрытый Владикавказский Покровский женский монастырь.

По всей видимости, Анастасия проводила жизнь тихую, была во всем послушна сестрам обители, строго соблюдала монастырские правила. Она не была начальствующей в монастыре, хотя, имея хорошее образование, могла ею стать, так как часто настоятельницами были сестры, едва умеющие писать. Покровская обитель тогда только устраивалась, переписка настоятельницы монастыря с епархиальным начальством касалась лишь строительных работ, а не монастырского благочиния, поэтому об этом периоде жизни Анастасии Андреевой говорить трудно. Сохранились лишь только устные свидетельства о том, что она приняла там постриг6.

Однажды в одну из городских церквей7 пришла нищенка в подряснике просить милостыню. Все присутствовавшие за богослужением, к великому своему удивлению, узнали в ней Анастасию, которая прежде жила очень богато.

Так началась подвижническая жизнь Анастасии вне монастыря. Благословение на оставление монастыря она, как считают, получила у епископа Владикавказского Владимира (Сеньковского), всегда благосклонно относившегося к ней. Сохранилось свидетельство, что в год, когда впервые принесли из Моздока во Владикавказ Моздокскую икону Божией Матери и святыня временно стояла на носилках посередине храма, на глазах у бывшего во множестве здесь народа старица Анастасия стала засовывать за икону картонку. Один из наблюдающих за порядком священников стал запрещать ей это делать, тогда вышедший из алтаря епископ Владимир попросил священника ей не препятствовать8.

Оставив монастырь, Анастасия Андреева поселилась во Владикавказе на улице Суворовской в убогом строении, сплетенном из хвороста с маленькой печкой внутри. Убранство ее нового жилища состояло из стола, лавки, ящика для посуды и самого дорогого — икон, перед которыми неугасимо горела лампадка.

Проводя в молитве практически всю ночь, она изредка ложилась отдохнуть на лавку, кладя под голову большой камень. Днем в пути или за работой она творила умную молитву, при этом ее губы обычно двигались, и издалека видевшим ее казалось, будто она говорит.

Послушанием своим она считала ежедневно на то подаяние, которое ей давали люди, готовить пищу и кормить нуждающихся. Буквально все, принесенное ей, она раздавала, ничего не оставляя на следующий день.

Все, кто о ней вспоминал, описывают старицу Анастасию следующим образом: лицо старицы было необычайно красиво, казалось, что оно сияет, а голубые ее глаза смотрели на всех с любовью и лаской. Она была слегка согнута, всегда облачена в подрясник, мантию и клобук, под которым была черная вязаная шапочка9. В руке старица держала палку-посох10, за спиной же носила мешок с песком. Зимой и летом старица ходила в галошах, надетых на босую ногу. Бывало, что из сострадания люди дарили ей обувь, но она обычно отдавала её другим, считая, что не вправе иметь то, чего нет у других.

Старица постоянно ходила быстро, как будто куда-то спешила. Но благодаря именно этой быстрой походке, в городе ее сразу узнавали. На базарах и в магазинах продавцы стремились зазвать к себе Старицу, чтобы она прикоснулась к их товару, так как заметили: если она прикасалась или брала что-то себе, то торговля шла успешно. Многочисленные владикавказские извозчики наперебой предлагали свои услуги Анастасии, и если Старица садилась, то день был доходным. Хотя старица Анастасия пользовалась вниманием продавцов и извозчиков, однако не каждого жаловала, а лишь только тех, кто честно относился к своей работе и не лихоимствовал.

Господь дал старице Анастасии дар прозорливости. Именно о прозорливости Старицы существует множество свидетельств.

Из свидетельств Марии, проживающей во Владикавказе по ул. Дзержинского в доме №42. Мария почитает старицу и часто бывает на ее могилке. Однажды у могилки встретила пожилую женщину, которая рассказала ей, что в 30-е годы ее мужа призвали в Красную Армию. Долгое время от него не было известий. От беспокойства за мужа она не могла найти себе места. Решила пойти к старице Анастасии узнать, жив ли ее муж. Напекла пирожков и пошла, а ребята на улице стали просить ее угостить пирожками, та им отказала. Пришла, а старица Анастасия у калитки встречает ее со словами: «Эти пирожки, что ты принесла, отдай детям, а муж твой вернется домой».

Из воспоминаний Екатерины Канищевой, которая с детства была хорошо знакома со старицей Анастасией. Старица называла семью Канищевых Богодуховскими за их крепкую веру, радушие и страннолюбие. Екатерина была самой младшей в семье. Близкая приятельница Екатерины Канищевой рассказывала случай, произошедший с ее матерью: «К Пасхе мама купила на последние деньги десяток яиц. По дороге с базара ей встретилась старица Анастасия, которая спросила: „Вы несете яички?“ и, не дожидаясь ответа, со словами: „Дайте их мне, у вас и так есть“ повернулась и пошла. Мама всю дорогу домой шла расстроенная. Войдя в дом, она увидела целую корзину яиц, стоящих на столе. Их привезли родственники из села, пока она ходила на базар».

Приходили к Старице и ради праздного любопытства, действительно ли она прозорливая, таковых она укоряла. Многие из тех, кто пришел поискушать, тут же раскаивались и со стыдом уходили. Однажды к Старице пришли посетители, желая, чтобы Анастасия предсказала им будущее. Постучались, а Старица через закрытую дверь: «Вам надо на Шалдон (район Владикавказа) к персиянке-гадалке, а мы на картах не гадаем».

В конце своей жизни Старица стала ходить по улицам и останавливаться около домов. Бывало, остановится напротив какого-то дома, с грустью посмотрит на дверь, палочкой начертит крестик и идет дальше. Люди стали замечать, что таким образом старица призывала к покаянию и давала знать, что скоро в этом доме будет утрата.

Из воспоминаний Протасовой Зинаиды Васильевны, проживающей во Владикавказе по ул. Суворовской в доме №24. Жила по соседству со старицей Анастасией. С детства помнит, что очень много людей приходило к ней со своими проблемами. Зинаида Васильевна рассказывает, что бывало, когда Старицу обижали, она никогда не гневалась, а только благодарила обидчика.

Особое отношение у нее было к детям, им она давала конфеты и монетки.

Родственница Зинаиды Васильевны, Екатерина Пыжова, рассказывала ей, что в 1902 году всей семьей они переехали жить во Владикавказ. И уже договорились купить дом, но перед сделкой ей посоветовали сходить за советом к старице Анастасии. Когда же Екатерина пришла к ней, то Старица ей сказала: «Этот дом не твой, твой напротив стоит». Не понимая смысла сказанного, Екатерина ушла. Но насколько велико было ее изумление потом, когда прежняя сделка расстроилась, а соседи напротив, решив уехать из Владикавказа, предложили купить их дом.

В 1919 году отца Зинаиды Васильевны арестовали чекисты, и долго семья не знала, что с ним. Мать решила пойти к старице Анастасии. Приходит, а Старица встречает ее со словами: «Иди скорее домой, он дома». Было чему удивляться. Когда она вернулась, муж уже ждал ее дома.

У родственницы Зинаиды Васильевны сын ушел в армию и долго не писал домой. Мать стала о нем беспокоиться. Пришла к Старице, стала рассказывать о своем горе, а та в ответ, показывая рукой, как летит самолет: «Твой сын высоко-высоко». Вскоре сын приехал на побывку и рассказал, что служит в летном полку.

Из воспоминаний Татьяны Федоровны Пацевич. По улице Автобусная дом 7, квартира 13 жила скончавшаяся в 94 года раба Божия Мария, которая рассказывала Татьяне Федоровне, что когда она принесла крестить в церковь своего сына, их встретила в храме старица Анастасия. Погладив младенца, Старица сказала: «Шестьдесят три, шестьдесят три». Мария вспомнила это пророчество, когда похоронила сына, которому исполнилось шестьдесят три года.

Из воспоминаний Елены, 1970 года рождения, проживающей по ул. Интернациональной в доме №48. Бабушка Елены Марфа рассказывала, что в молодости она тяжело заболела, врачи ей поставили диагноз «рак гортани». За ней ухаживала ее сестра Анна. Как-то Анна возвращалась с базара, где купила на последние деньги полтыквы и полвилка капусты, по дороге встретила старицу Анастасию, которая подошла к ней и говорит: «Давай свою тыкву и твою капусту. Где твоя больная сестра? Я зайду». Анна привела Старицу к больной. Матушка Анастасия после молитвы обратилась к Марфе: «Хватить лежать, вставай». После ухода Старицы больная почувствовала облегчение и вскоре вовсе выздоровела. Марфа скончалась в возрасте девяноста двух лет.

Когда клир Михаило-Архангельского кафедрального собора в 1923 году признал обновленцев, старица стала ходить молиться в Александро-Невскую («Линейную») церковь, где служил протоиерей Дмитрий Беляев, не примкнувший к обновленцам.

Скончалась старица Анастасия 24 декабря 1932 года. На похороны старицы собралось множество народа. Люди, узнав о ее кончине, приезжали из пригородных сел. Здесь у гробаАнастасии Андреевой стояли как православные, так и обновленцы11. ЕкатеринаКанищева свидетельствует, что от 25 дома на улице Суворовской до часовни на Ильинском городском кладбище ее провожало почти все владикавказское духовенство12. Отпевали ее в Ильинской церкви, похоронив неподалеку от храма.

У ее могилки, на Владикавказском Ильинском городском кладбище, всегда людно. Почитание Старицы, начавшееся еще при ее жизни, продолжается до сего дня. В трудные годы гонений на Церковь, когда казалось, что уже не осталось веры у людей, на ее могилке совершались первые молитвы тех, кто прежде никогда не молился. В народе существует ставшая уже традиционной молитва, с которой верующие обращаются к Владикавказской святой: «Старице Анастасие, аще имеешь дерзновение ко Господу Богу нашему, молись о нас грешных!» и по вере получают просимое.

Наиболее известными почитателями старицы Анастасии являются Святейший и Блаженейший Илия II, патриарх Грузии, Преосвященный Александр, епископ Бакинский и Прикаспийский, профессор Московской Духовной Академии архимандрит Матфей (Мормыль).


1  Тамара была царицей государства, которое распростерлось от Черного до Каспийского моря, «от Спер (линия от Трапезунда к Карсу) до Дербента, Хазаретии и Скифии»

2 Протоиерей Иоанн Болгарский, русский миссионер среди осетин, писал в конце XVIII века архиепископу Астраханскому Антонию о религиозном состоянии осетин. В этом письме он сообщает, что видел собственными глазами храмы, которые построила грузинская царица среди осетин именуемая Динарой (Тамарой). Создавая эти храмы, святая Тамара не жалела средств на их украшение, снабжала их церковной утварью и богослужебными книгами. Вновопостроенные храмы она присылала из Иверии священнослужителей.  см. Сказание о явлении чудотворной иконы Пресвятой Богородицы именуемой «Моздокская» / Кавказ. – 1846. — №34. — С.2.

3 Анонимный автор в своей заметке помещенной в газете «Терские Ведомости» за 1911 год пишет: «В горах Дигории сохранились до сих пор в полуразвалившемся виде несколько древних храмов, почитаемых местным населением. Внешность их мало чем отличается от обыкновенных горских саклей – те же крохотного размера двери и окна, та же плоская крыша и прочее. Внутренность их представляет из себя два отделения – храм и алтарь. В алтарях хранятся еще некоторые священные сосуды, изъеденные ржавчиной и покрытые пылью, а в одном из них (недалеко от Махческа) я видел даже хоругвии с изображением херувимов. Народ проникнут к этим древним святыням глубоким благоговением и ежегодно совершает в них жертвоприношения». (Терские Ведомости. – 1911. — №273. – С.4.

4 Год, когда икона исчезла, в точности установить не удалось. Большинство из опрошенных называют 1936-38 года, но все уверены в том, что в немецкую оккупацию Моздока ее уже не было.

5 Некоторые утверждают, что в первом браке Анастасия была замужем за офицером.

6 Заштатный протоиерей Ливан Тимиров, родившийся и проживающий ныне во Владикавказе ссылаясь на мнение многих знавших старицу еще при жизни, что Анастасией ее нарекли при постриге. Однако нельзя отрицать свидетельств, что Анастасией ее звали в миру.

7 Предположительно в новый Михаило-Архангельский кафедральный собор.

8 Из тетради бывшего благочинного Владикавказского округа, Ставропольской епархии архимандрита Александра (Ищеина). Отец Александр (ныне епископ Бакинский и Прикаспийский) общаясь со старыми прихожанами Ильинской церкви, многие из которых уже почили, стремился собрать по возможности больше фактов из реальной жизни старицы Анастасии. Собранные им свидетельства при всей своей не многочисленности на сегодняшний день являются самыми полными.

9 Эта шапочка храниться в благочестивой православной семье Канищевых, проживающих во Владикавказе.

10 Этот посох храниться у грузинского патриарха Илии II, родители которого были почитателями старицы Анастасии.

11 На сегодняшний день практически невозможно установить отношение старицы Анастасии к обновленчеству и обновленцам в частности. Рассказывают, что накануне обновленческого раскола Анастасия надела овчинную шубу на изнанку и пришла в Линейную церковь. Зайдя на амвон, и став напротив Царских врат громко произнесла: «О людях мирских нам ничего не сказано, а в священстве война». Эти же слова влагают в уста Старице, когда кто-то просто приходил к ней узнавать об обновленчестве.

12 Необходимо отметить, что 30-40 годы ХХ века духовенство, сохранившее верность святителю Тихону, патриарху Московскому служило только в часовне на Ильинском кладбище, во всех остальных храмах служили обновленческие священники.

Метки:

Оставьте комментарий!