google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Врисий, прозорливый епископ Турский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Врисий (Брицкий), прозорливый епископ Турский

Ноябрь 25th 2012 -

Память 13/26 ноября

Брицкий родился в Туре, в бедной семье. В юности вступил в монашескую общину, основанную свт. Мартином Турским, который рукоположил Брицкого во диакона и позже во пресвитера.

После кончины святителя Мартина Турского, сего высокого и истинно несравненного человека, о чудесах которого в нашей стране написаны толстые тома, епископом в Туре стал Врисий (Брицкий).

Вспыльчивый характер Брицкого вызвал неприязнь со стороны братии. По свидетельству Григория Турского, свт. Мартин увещевал и порицал Брицкого, но в ответ тот не раз оскорблял своего наставника. Впоследствии Брицкий принес покаяние и был прощен еп. Мартином

В молодости сей Врисий досаждал святителю Мартину, который тогда был еще жив и здоров, поскольку Святитель часто пенял тогда молодому человеку, что тот тратит много времени на пустяки.

Однажды, когда к святителю Мартину пришел за исцелением один больной, он встретил на площади Врисия, бывшего тогда еще дьяконом. В грубоватой манере пришедший сказал: «Я здесь болтаюсь, ожидая Святого, но не знаю, где он и что делает». Врисий ответил: «Если ты ищешь этого юродивого, просто глянь туда. Он, как обычно, пялится на небо».

Подойдя к святителю Мартину, бедняк получил от него чаемое исцеление. Затем Святитель обернулся к дьякону Врисию и сказал:

«Значит я тебе кажусь юродивым, не так ли?»

Врисий так сконфузился, услышав это, что стал отрицать, что сказал такое, но Святитель продолжал:

«Я слышал твои слова, хотя ты и был от меня на большом расстоянии. Аминь, говорю тебе, ибо Господь только что открыл мне, что ты будешь удостоен чести быть епископом после моей смерти, но ты должен знать, что в период своего епископства будешь страдать от множества гонений».

Услышав это, Врисий засмеялся и ответил:

«Разве не правильно то, что я сказал, многое из твоих слов — чистое сумасшествие».

Даже после того, как его рукоположили во священника, Врисий продолжал причинять боль Святителю своими язвительными замечаниями.

Мартин приютил, воспитал и впоследствии возвел в сан диакона. Возбуждаемый злыми духами, Брикций стал страшно поносить своего незлобивого учителя в глаза и за глаза. Святой муж старался образумить его кроткими наставлениями; но это не действовало на безумца, и он продолжал изрыгать еще большие хулы и потом убежал. Встретив на дороге больного, спрашивавшего у него, где ему найти святого Мартина, Брикций назвал святителя старым обманщиком и другими позорными кличками. Когда, вскоре после того, по исцелении сего больного, Мартин встретил Брикция, то лишь кротко спросил его:

– Почему ты меня назвал обманщиком?

– Я никогда не называл тебя так, – отвечал диакон.

– Разве ухо мое не было у твоих уст, хотя ты и говорил за спиной у меня? – заметил святитель. – Ты также, когда я умру, сделаешься епископом, и тебе придется много пострадать.

После того с Брикцием сделались припадки бешенства, и, однажды, когда Мартин сидел на скамье пред своей келлией, Брикций набросился на него с яростными ругательствами, причем на соседних скалах ему виднелись два демона, поощрявшие его к безумству.

– Я святее тебя, – говорил диакон, – я воспитался в монастыре, а ты некогда был солдатом.

Братия требовали, чтобы Брикций был подвергнуть примерному наказанию и лишен священного сана; но Мартин спокойно перенес его ругательство. Когда вскоре после того Брикций, тронутый кротостью святого, опомнился и бросился к его ногам, мучимый угрызениями совести, Мартин только заметил:

– Брикций повредил только себе, а не мне. Господь Иисус Христос терпел около Себя даже Иуду: не должен ли я после сего терпеть юношу этого около себя?

Когда же Брикций, с согласия граждан, получил сан епископа, он все время проводил в молитвах. Хотя он был человеком гордым и тщеславным, однако его считали целомудренным. Но на тридцать третьем году его служения против него выдвинули обвинение в одном прискорбном проступке.

На тридцать третьем году его священнослужения против него было выдвинуто прискорбное обвинение. Одна женщина, которой его слуги обыкновенно давали стирать его белье и которая сама отказалась от ношения мирских одежд по религиозным соображениям, забеременела и родила ребенка. Все население Тура было взбудоражено гневом при этом известии. Все винили Епископа — все как один жаждали камнями забить его до смерти. «Твой благочестивый вид все это время был лишь прикрытием грехов твоих, — кричали они. — Господь нам не дозволит больше осквернять себя, прикладываясь к твоей недостойной руке». Врисий твердо отрицал обвинения.

«Принесите мне ребенка,» — потребовал он.

Внесли ребенка, которому от роду было всего тридцать дней.

Врисий сказал дитяти: «Во имя Иисуса Христа, Сына Господа Всемогущего, если я действительно твой отец, велю тебе так и сказать в присутствии этих людей».

«Не ты мой отец,» — ответило дитя.

Когда люди просили Врисия узнать, кто же был отцом, он ответил: «Это уже не мое дело. Я был в этом замешан постольку, поскольку вопрос касался меня. Если вас это интересует, сами спросите».

Тогда люди восстали против него и потащили его прочь, крича: «Ты больше не будешь править нами, лживо именуясь пастырем».

Чтобы оправдаться перед людьми, Врисий сунул в свою рясу горячие угли, прижал их тканью к телу и вместе со всей толпой пошел к могиле святителя Мартина. Когда дошел до могилы, отпустил угли, и они упали на землю, но на рясе его не осталось никаких следов горения. Тогда он продолжил свои оправдания: «В точности, как вы видите, что одежда моя не испорчена этими горящими углями, так и тело мое не осквернено соединением с женщиной». Но люди все же не поверили ему и изгнали из своего города, так что сбылись слова святителя Мартина: «Ты должен знать, что в период своего епископства будешь страдать от множества гонений».

Изгнав Врисия, люди в Туре избрали своим епископом Иустиниана.

Врисий отправился к Папе в город Рим. Плача и сокрушаясь над своей судьбой, он сказа,! Папе:

«Я заслужил все эти поношения, ибо грешил против Святителя Божия, называя его юродивым и полоумным. Когда видел чудеса, им творимые, я им не верил».

Врисия не было в Туре, когда люди сказали новому епископу: «Отправляйся за ним и подумай о своем положении, ибо, если ты не последуешь за ним, то заслужишь всеобщее наше презрение».

Раз так, Иустиниан оставил Тур и отправился в Италию в город Верселли. В этом путешествии он умер. И когда жители Тура узнали о его смерти, то, упорствуя в своих заблуждениях, избрали на его место Арментия.

Когда епископ Врисий прибыл в Рим и поведал Папе обо всем, что претерпел, то тогда обосновался в папской епархии и часто совершал литургии, но продолжал каяться в том, что жесток был по отношению к святителю Мартину. По истечении семи лет оставил Рим и с разрешения Папы отправился в Тур. Прибыл в деревню под названием Мон-Луи, что приблизительно в десяти километрах от города и обосновался там. Арментарий заболел лихорадкой и умер глубокой ночью. Епископу Врисию это открылось в видении, и он сказал своим слугам: «Быстро вставайте и поспешим на похороны нашего брата, епископа Турского». Когда они прибыли к одним из ворот города и готовились пройти через них, покойника выносили через другие ворота. После похорон Врисий вернулся в свой собор и счастливо прожил семь лет.

Почил он на сорок седьмом году своего епископства. На кафедре его сменил святитель Евстохий, человек замечательной святости.

Источник:  «Истории франков», книга II.

Комментарии закрыты.