google-site-verification: google21d08411ff346180.html Собор преподобных отцев Киево-Печерских, в Дальних (Феодосиевых) пещерах почивающих | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Собор преподобных отцев Киево-Печерских, в Дальних (Феодосиевых) пещерах почивающих

Сентябрь 10th 2010 -

Празднование 28 августа/ 10 сентября.

В 28 день августа Киевская лавра совершает память о всех нетленно почивающих в пещере Феодосиевой. Ныне здесь открыто покоятся 46 нетленных мощей угодников Божиих. У Кальнофойского (1638 г.) показано в Феодосиевой пещере 33 святых; а у Гербиния (1674 г.) — 37. — Малорусское известие «о житиях святых, в пещере преп. Феодосия почивающих», говорит о 40 святых. Таким образом время от времени открывались мощи угодников Божьих. — Малорусское описание святых, как видно по содержанию его, писано после Гербиниева описания, около 1678 г. Но и после того открыта была пещера с доскою, где покоились мощи священномученика Лукиана. По ркп. святцам Московским указываются в Киевских пещерах и такие угодники, о которых не говорит ни Малорусское известие, ни нынешнее описание пещер. Это означает, что мощи их были когда-то известны, но потом сокрыты переменами времени, как подобное открывается при обзоре мощей, указываемых Кальнофойским и Гербинием.

По указанным нами памятникам видим в Феодосиевой пещере

а) Святителей: Илариона Киевского, Амфилохия Владимирского, Феофила Новгородского.

М. Иларион, как начальный Русский пещерник, имел преимущественное право на покой в пещере и при том в пещере Феодосиевой, так как здесь же была и Иларионова пещера, вошедшая в состав общей, многопещерной пещеры. К тому же он не только называется святым по надписям сочинений его и в степенной книге, но известен в числе Киевских подвижников по ркп. святцам, где сказано (по одному списку): «положен бысть в Печерском монастыре». В ркп. каталоге святителей читаем о нем: «положен бысть в Печерском монастыре и крайния ради его добродетели бысть свят и чудотворец предивен». Мелетий Сириг поет: «Михаиле, Иларионе, Петре — Божествении иерарси!» А у Гербиния Киевский патерик говорить: «мы радуемся о своей планете Венере, о философе Иларионе, который, еще до появления Русского солнца Антония, выкопал пещеру в Берестове, в которой и жил благочестиво и почил».

Блаженный Симон писал Поликарпу: «о митрополите Иларионе ты сам читал в житии святого Антония, что им он пострижен и таким образом удостоился святительства». — По известиям преп. Нестора знаем, что блаж. Иларион выполнял священническое служение при храме княжеского села Берестова, где был дворец вел. князя и где, по примеру отца своего, любил жить благоверный Ярослав, обогащая Апостольский храм дарами своими; Иларион известен был тогда как «муж благий и книжный, еще же и постник». Выкопав в Днепровской горе малую, двусаженную пещеру, он уединенно подвизался здесь в посте и молитвах; совершая служение в придворном Берестовском храме, удалялся он от шума житейского в свою пещеру, для молитв и Богомыслия. Пострижение в иночество принял он от Антония вероятно не задолго до святительства. Сам он в своем исповедании говорит: «аз мних и пресвитер Иларион». Когда умер м. Феопемпт (+ 1049 г.), великий князь Ярослав положил возвести благочестивого и просвещенного Илариона на кафедру митрополита всей Руси. Современный летописец не говорит, по какой причине Ярослав не отправил Илариона в Константинополь для посвящения, как посвящались прежние митрополиты. Вероятно, что в этом участвовало охлаждение к Царьграду, возбужденное жестокими поступками Греков с Русскими пленниками. — Не могли не участвовать в том и смуты, какие производил тогда папа в восточной Церкви, возбуждая недоверие к п. Михаилу Керуларию. Как бы то ни было, блаж. Иларион был поставлен в митрополита в Киеве, собором Русских архипастырей. «Аз милостью человеколюбивого Бога мних и пресвитер Иларион, изволением Его, от благочестивых епископов священ бых и настолован в велицем граде Киеве, яко быти в нем митрополиту, пастуху же и учителю. Быша же си в л. 6559 (1051), владычествующу благоверному кагану Ярославу, сыну Владимиру». Так говорить сам Иларион в конце своего исповедания. Нераннее известие показывает, что посвященный по древнему правилу Иларион испрашивал и получил утверждение себе в звании митрополита от патриарха. И приведенные слова из исповедания Илариона митрополита дают знать, что посвященный митрополит писал и посылал куда-то свое исповедание, и след. подтверждают известие о сношении нового митрополита с патриархом. — Ко времени правления Илариона Русскою Церковью  относятся блистательные события церковные. В его время, говорит  летопись, «вера христианская нача плодитися», т. е. приносить плоды в сознании и жизни народа. В его время начало процветать духовное просвещение, — умножены церковные училища; в его же время расцветало искреннее благочестие. К его времени относилось устройство церковного Богослужения. Он освятил храм в. м. Георгия, несколько лет остававшийся неоконченным, и установил праздновать по всей России в. м. Георгию 28 ноября. Блажен. Иларион хорошо понимал и чувствовал нужды великой своей паствы и живая любовь его к отчизне находила средства удовлетворять им. Доподлинно неизвестно, когда последовала блаженная кончина его, но вероятно не прежде 1066 года.

По своим писаниям он остается навсегда незабвенным учителем веры и благочестия. Его поучение о законе и благодати, похвала кагану Владимиру, исповедание веры и наставление о жизни — блистательные памятники живого благочестия его, светлого ума и глубокого знания веры, живого красноречия и сильного чувства.

Учение о ветхом и новом законе показывает собою, что тогда имели нужду говорить против Иудейства. Оно дает видеть, что безуспешные при Владимире проповедники Иудейства не оставляли надежд своих на успех и при Ярославе: конечно, успехи их между Базарами слишком обольстили их. По личным сношениям с Иудейскими учителями, в России знали о их жестоких отзывах о христианстве, — так показывает учение Илариона. Блаженный учитель показывает превосходство благодати Христовой пред законом, прежде всего типическою историей Агари и Сарры; потом раскрывает всемирное значение христианства и местное, временное — закона Моисеева. — «Закон существовал прежде, но не надолго возвысился и прешел. Вера христианская, хотя явилась и после, стала более закона и распространилась на множество языков. Благодать Христова наполнила всю землю, покрыла ее как вода морская. Все, оставив ветхое, испортившееся по худобе Иудеев, держатся нового... Прежде в одном Иерусалиме было место для поклонения Богу; ныне же — Святая Троица славится по всей земле и принимает поклонение от всей твари: малые и великие славят Бога». Затем излагается основная мысль христианства — соединение Божества с человечеством, и обличается слепота Иудеев, не понявших Божественного величия в Иисусе Христе и учения пророков о Мессии. Наконец мысль о всемирном значении христианства излагается в приложении к Русскому народу, причем показывается, какие высокие благодеяния принесло с собою христианство в Россию. «Уже не без надежд мы, но уповаем на жизнь вечную; уже не капища строим, но созидаем церкви Христовы; не закалаем друг друга в жертву бесам, но Христос за нас закалается и раздробляется в жертву Богу и Отцу; уже не кровь жертв вкушаем и погибаем, но вкушаем пречистую кровь Христову и спасаемся... Слепыми были, не зная света истинного и блуждая во тьме идолопоклонства; глухи мы были, не слыша спасительного учения; но помиловал нас Бог и пролил на нас свет ведения... Мы были прежде подобны зверям и скотам, не умели различать правой руки от левой, привязаны были к земному и нимало не заботились о небесном; но и к нам послал Господь заповеди, которые ведут к жизни вечной».

«Похвала кагану Владимиру» — одушевленное изображение заслуг и добродетелей святого великого князя Владимира, просветителя России, оканчивающееся молитвою за Россию.

В «исповедании веры» блаженный Иларион излагает свои понятия о догматах веры. Пространнее, чем другие, излагает он догматы о Святой Троице и о воплощении Сына Божия; короче — говорит о будущем суде и воскресении, о почитании икон и святых. «Верую, говорит он, в единого Бога, славимого в Троице, Отца нерожденного, безначального и бесконечного, — Сына рожденного, но также безначального и бесконечного, Духа Святого, исходящего от Отца и в Сыне являющегося, но также безначального, равного Отцу и Сыну... Так верую и не постыжусь, говорит он в заключение, исповедаю пред народами, и за исповедание готов положить и душу».

Назидательное «слово святого Илариона, митрополита Киевского». помещенное в прологе, предлагаем здесь вполне.

«Молю вас, братья и сестры, позаботьтесь о вечной светлой жизни, которую Господь, по Своей милости, дает нам даром; а от удовольствий сей временной жизни будем удаляться как от ядовитых змей; не прикасайтесь к ним. Господь приготовил нам жизнь на небе и зовет нас. А мы, угождая телу своему сладкими яствами, питием, сном, похотями, привычками преступными, живя расслабленно, отказываемся от Небесного Царства и от Призывающего нас к нему. Он уготовал брак Сыну Своему, т. е. Небесное Царство, и послал слуг Своих звать (Матф. XXII, 2), т. е. послал пророков, Апостолов, мучеников. А мы отказываемся и говорим: «жену поях, не могу идти», и еще: «волы купих, иду искусить их», и еще: «село купих, иду соглядать его» (Лук. ХIV, 18 — 20) — и другими делами сей жизни отказываемся от жизни вечной, — не слышим ли, что Господь говорит: не заботьтесь о утре, что есть или пить или во что одеться. Смотрите на птиц небесных, как они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницу; смотрите на полевые цветки, как растут они, а не трудятся (Матф. VI, 34, 25, 26)? Слыша это, братия, воспрянем как от сна и пойдем по узкому пути, который ведет в Небесное Царство. Отдадим тело свое на труды, на пост, на молитву, на воздержание, на поклоны. Царство Небесное с нуждами берется и принуждающие себя берут его (Матф. ХI, 12). Почему же мы не жалеем себя, когда леностью своею лишаем себя жизни вечной? Понудим себя, братия, на краткое это время. Хотя бы и гореть нам во огне; но и это было бы только до смерти. Зачем же мы угождаем этому глиняному телу? Если бы знали вы небесную жизнь, вы сказали бы — пусть горим мы во огне, только бы там царствовать с Господом в великой славе, вечно. Но я не зову гореть. Нет, но потрудимся, иссушим тела свои. Господь сказал: «аще зерно пшенично пад на землю не умрет, то едино пребудет» (Иоан. ХII, 24). Ясно сказал тем, что если не умрет телесная похоть, то не может принести плодов духовных. Не любящий души своей «в веке сем в той жизни обрящет ю» (Иоан. ХII, 25). Слыша это, станем подвизаться. Скажете ли: мы немощны? Но ты только начни, сделай начало подвигу по силе своей, сколько можешь, и Бог, видя твой подвиг, подаст тебе помощь, как делателю добра. Не станем же откладывать подвига. Долга ли жизнь наша! Лет 50 или 60, а уже много 100. Много ли же нам трудиться? А между тем там на небе будем царствовать. Если же здесь станем сладко кормиться и пить и исполнять похоти плоти неудержимо, там вечно будем мучиться. Итак позаботимся. Нас зовет Сам Христос, не человек, а Царь царей и Господь всех. Преклоним ум наш к Нему, будем жить богомудренно, в посте и молитве, в труде и пении, плача о грехах своих, всегда имея пред очами Господа и день судный. Не будем ослабевать против того, как начали. Господь сказал: в чем застану, в том и сужу. Примем к сердцу это слово, не ослабеть бы нам к смерти. Не знаем мы, когда придет час смертный, похитить душу неготовую, осудить ее на вечный огонь. Если смерть застанет нас в раскаянии, то, избавясь всего горького, получим обещанные блага».

Так поучает святитель — подвижник.

О святом Амфилохии, епископе Владимира Волынского, которого ркп. святцы поставляют между святыми Печерскими подвижниками, летописи говорят нам только то, что он хиротонисан в 1105 году и скончался в 1122 году. В одном списке святцев сказано, что «св. Амфилохий — в пещере преставися».

Феофил, почивающий в Феодосиевой пещере, у Кальнофойского называется Московским епископом. Это Новгородский архиепископ, для которого сан архиепископа был причиною одних скорбей. Начало иноческой жизни полагал он в Отенской обители и при святителе Ионе был протодиаконом и ризничим кафедры. По смерти его, жребием (15 нояб. 1470 г.) он избран был в архиепископа. Монах Пимен, бывший ключником и успевший обогатиться на счет казны архиепископской, сильно домогался той же чести. Он пристал к партии недовольных великим князем и объявил своим друзьям: «пошлите меня в Киев, я согласен принять рукоположение и от Григория». Но бессовестный льстец людским слабостям скоро потерял все: он уличен был в хищении казны архиепископской; его обобрали и выгнали из города. В Москву послали за дозволением Феофилу явиться для посвящения к митрополиту. Скоро потом начались сильные волнения в Новгороде против великого князя. Напрасно «преподобный «Феофил уговаривал беспокойных искателей суеты одуматься. Имея в виду все то, что делалось тогда в Польском королевстве с православными, по милости ультра-папистической партии, надобно было быть в Новгороде или слишком увлеченным земными расчетами и холодным к небу, или вовсе слепым к положению дел, чтобы желать подчинения Новгорода Польскому королю. — И однако Новгород, по требованию людей своекорыстных, вступил в договор с королем Польским. Феофил хотел удалиться в монастырь, но его удержали в доме архиепископа и заставили принять участие в этом договоре; для совести Феофила много значило, что в договоре настояли, чтобы православная вера оставалась неприкосновенною в Новгородских владениях и отнюдь не было бы здесь костелов; о самом посвящении архиепископа сказано, что он будет посвящаться там, где угодно Новгороду. Таким образом Феофил не желал расторгать связи с Московским митрополитом, верным блюстителем православия. Митр. Филипп не раз присылал письменные увещания Новгороду — разорвать связь с королем. Новгород решился на войну с великим князем, тогда как в то же время страшный пожар истребил в нем множество домов, 8 храмов и даже не мало людей. Шелонская битва (14 июль 1471 г.), в которой полк архиепископа, по его наставлению, не принимал участия, окончилась в пользу великого князя, Феофил заставил Новгородцев просить милости у православного государя и заключен был договор с ним. В декабре Феофил посвящен был в архиепископа в Москве и выпросил у великого князя свободу 30 знаменитым Новгородцам, захваченным в плен. Архипастырь мирно занимался потом церковными делами и посещал Псков для обыкновенных судных дел. В 1475 г. Иоанну донесли на неправосудие сановников Новгорода; обвинение, к несчастью Новгорода, было справедливо; два раза являлся архипастырь к великому князю с ходатайством о милосердии к виновным. Иоанн III оказал некоторое снисхождение. Но в 1477 г. Новгородская знать, по своим расчетам, сама предоставила Московскому великому князю поводы требовать от Новгорода большего, чем требовал он прежде. Некоторые из знати, после того, как являлись в Москву требовать суда против своих врагов, устроили дела в Новгороде так, что явились в Москву двое чиновников веча — с признанием Иоанна государем Новгорода. При таких смутах от Новгорода потребовали, чтобы отказался он от всех древних прав своих. — И действительно, старый порядок дел Новгорода уже несогласен был с переменившимся положением России. Блаж. Феофил видел это, но не видели многие в Новгороде. Архипастырь много употребил трудов на то, чтобы как великий князь смягчил суровые свои требования, так и Новгород не был слишком настойчив на свои отжившие права; не раз являлся он к великому князю с просьбами за Новгород. Иоанн сделал кое-какие уступки, но не важные. Новгород отважился снова вступить в сношения с королем, и Феофил, по званию архиепископа Новгородского, вовлечен был в это дело. Иоанн (1478 г.) вошел в Новгород с войсками; Новгородская кафедра лишена была многих сел и имуществ, собранных веками; затем заставили Феофила отказаться грамотою от управления епархией и около трех лет жил он в Чудовом  монастыре, сперва в тесном заключении, потом  больной. На пещерной доске, закрывавшей мощи блаж. святителя, написано было следующее: «когда Феофил лежал больной в Чудовом монастырь, явился ему Новгородский епископ Нифонт, почивающий в ближних пещерах и напомнил ему обещание его поклониться Печерским преподобным. Он отправился в Киев и уже приближался к Днепру, как болезнь его усилилась и он получил откровение, что хотя не достигнет он живым до пещер, но тело его упокоится в них, и это исполнилось». Кондак ему: «яко воистину по имени своему жетие, Боголюбезне святителю Феофиле, преподобне соблюдшу, явися тебе Христос Спас, обещая ти живот вечный и Царствие Свое, в нем же днесь ликуя, не забуди нас рабов твоих».

б) Из почивших в сане священства ныне открыто почивают в Феодосиевых пещерах: игумен Пимен постник, Игнатий архимандрит, иеромонах Евфимий, Панкратий иеромонах и затворник, Лукиан священномученик и исповедник Памво. В ркп. святцах упоминаются еще преподобный Тимофей игумен, преп. Акиндин архимандрит и преп. Досифей архимандрит.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.