google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Матфей Яранский, чудотворец | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Матфей Яранский, чудотворец

Май 26th 2013 -

Преподобный Матфей Яранский, чудотворецПамять 14/27 мая
Родился 23 мая (4 июня) 1855 года в городе Вятке. Через шесть дней новорожденного крестили в Спасо-Хлыновской церкви и нарекли Митрофаном, в честь святителя Митрофана, Патриарха Константинопольского.

Его отец, Косма Феодорович Швецов, происходил из нолинских крестьян. Мать, Надежда Варфоломеевна, была из мещанского сословия. В семье у Швецовых росло шесть детей: четыре мальчика и две девочки. Митрофан был четвертым. Косма Феодорович работал мастером цеха башмачников.

Благочестивое семейство каждое воскресенье и в праздничные дни посещало Божий храм. Мать и отец любили подолгу молиться дома, и с раннего возраста приучали к этому детей. Уже в это время сердце Митрофана загорелось любовью к Богу, и он часто один убегал в церковь, где долго простаивал в пустом храме, молясь всей душою, пока кто-либо его не замечал и не отправлял домой.

Безмятежное детство оборвала внезапная кончина отца. Митрофана отдали обучаться башмачному ремеслу. Но он не пошел по стопам отца и поступил приказчиком к известному вятскому купцу Столбову, у которого прожил 18 лет. Родители Митрофана были безграмотны, читать и писать ему пришлось учиться самостоятельно. Из любви к Слову Божию отрок быстро освоил грамоту. Юноша с Божией помощью преуспевал в торговом деле. Купец полюбил своего молодого помощника за кротость, тихий нрав, верность, и через некоторое время поставил старшим приказчиком — основным доверенным лицом во всей торговле. Позже Столбов дал возможность ему выстроить собственный магазин и завести торговое дело.

Еще на службе у купца Столбова Митрофан, в поисках духовного окормления, познакомился со старцем иеросхимонахом Стефаном (Куртеевым), который подвизался в 6 верстах от Вятки, близ села Филейки. Благодаря его влиянию, в душе Митрофана стала созревать решимость оставить суету мирскую и удалиться в монастырь для того, чтобы всецело служить Богу. Но отец Стефан не благословлял, говоря:

«научись прежде сердечной умной молитве, рассудительности, покорности воле Божией, не принимай свое «я» за призыв Божий. Молись, смиряйся, и Господь подскажет тебе, как поступать».

Митрофан смиренно следовал воле старца. В его магазине во всех углах и на видных местах были повешены листочки с текстом Иисусовой молитвы, чтобы, куда ни взглянуть, везде иметь перед глазами ее текст.

В то время близкий родственник отца Стефана, крестьянин села Филейки, П. И. Куртеев ходатайствовал об учреждении на месте подвигов старца мужского монастыря. В ноябре 1889 года было получено благословение Святейшего Синода на открытие монастыря во имя святого благоверного великого князя Александра Невского. Официальное открытие обители состоялось 16 сентября 1890 года. А за месяц до этого, в день Успения Пресвятой Богородицы, почил в Бозе иеросхимонах Стефан.

В 1891 году Митрофан твердо решил отойти от мирских забот. 24 июня он был принят послушником в новый Филейский монастырь. «Никтоже возложь руку свою на рало и зря вспять, управлен есть в Царствии Божий» (Лк. 9, 62). Помня эти слова Спасителя, молодой насельник обители уже никогда не оглядывался назад, но с великим усердием, которое не утратил до конца жизни, нес нелегкий крест иноческого жития.

В годовщину блаженной кончины своего любимого духовника, на праздник Успения Пресвятой Богородицы, послушник Митрофан был пострижен в мантию с наречением имени в честь Киево-Печерского преподобного Матфея Прозорливого (ХI в), что в переводе означает «дар Божий».

Имя, данное в постриге, оказалось пророческим: о. Матфей воистину был дарован свыше православной пасте  Вятского края. Смирением и молитвой он стяжал дар прозорливости, который стал явным уже в Филейском монастыре.

Всецело положившись на волю Божию, отец Матфей был в послушании у о. Строителя обители и братии.

17 ноября 1891 года он был рукоположен в иеродиакона, а 5 апреля 1897 года — в иеромонаха. Наученный еще старцем Стефаном, о. Матфей в совершенстве овладел внутренней сердечной молитвой Иисусовой, так что даже в короткое время сна она звучала в нем, словно ручеек в весеннюю пору.

Вскоре Господь наделил своего избранника еще одним великим даром — прозорливостью. Как «верный раб и добрый» отец Матфей употребил этот талант на пользу ближним. К батюшке часто стали обращаться за советом и утешением. По смирению он принимал приходящих как бы нехотя, стараясь отослать к настоятелю, либо к кому-то из братии, считая их более достойными. Но настойчивых батюшка не отвергал, наставляя их как любящий отец в делах веры и благочестия. Он часто пользовался книгами отца Стефана (Наставления, проповеди и беседы изданы в 2-х томах). На его могиле любил бывать. Там подолгу молился, плакал и отходил всегда радостный, как бы лично повидавший старца.

Он искал единственно живого богообщения, которое приобретается Иисусовой молитвой при полном внешнем безмолвии. «Идите к настоятелю, он рассудит лучше меня», — говорил он людям, молча благословлял их и отпускал. Пустых бесед не вел, смеха и шуток в обращении не допускал, грех любопытства считал одним из самых тяжких. Разговаривал лишь в случаях крайней необходимости, поэтому в народной памяти сохранилось так мало его поучений.

В Филейском Александро-Невском монастыре отец Матфей пробыл 10 лет. В 1899 году в 10 километрах от Яранска, в имении покойной купчихи Анны Дмитриевны Беляевой был заложен новый мужской монастырь. Главный его престол освятили в честь святой праведной Анны Пророчицы. Его строителем и настоятелем был назначен иеромонах Нил, человек богоугодной жизни, оставивший о себе впоследствии добрую память. В помощь отцу Строителю был отправлен иеромонах Матфей. В Пророчицком монастыре отцу Матфею пришлось много трудиться. Помимо совершения ежедневных богослужений он исполнял келейнические обязанности у настоятеля: топил печи, кипятил самовар, следил за чистотой.

В 1902 году отец Нил умер. Новому настоятелю, иеромонаху Пахомию (Кедрову), отец Матфей задолго предсказал получение святительского сана и вместе с этим многие скорби и горести. Отца Пахомия в должности настоятеля сменил постриженник Филейской обители игумен Геннадий. Он уважал мнения старца Матфея, и без его совета ничего, касающегося обители, не предпринимал. При нем на отца Матфея было возложено тяжелое послушание эконома и казначея монастыря.

Знавшие старца Матфея в Яранский период жизни, вспоминают его благообразный внешний вид. Волосы у него были длинные, курчавые и седые, борода и усы — черные, позднее, с проседью. Глаза умные, проницательные. Смирение его было удивительно. Он ходил всегда опустив голову, не обращая внимания ни на что и ни на кого, погруженный в молитву. Никогда не допускал пустых разговоров. Носил всегда самую простую одежду, келью сохранял почти пустой. Любил негромкое молитвенное пение на богослужениях, был очень воздержан в пище. Несмотря на то, что у него сильно болел желудок, никто ни разу не слышал от старца жалобы.

Со временем обитель возрастала, в 1917 году там подвизались 31 монах и 45 послушников. Казалось, ничто в тихой провинции не предвещало бури, но старец предсказывал: «Грядет скорбь великая, но через нее очистится народ, переродится. На крови мучеников возрастет древо святости, от которого будут питаться многие и насытятся».

Революция положила начало невиданному в истории гонению на Православную Церковь. В 1921 году закрыли Пророчицкий монастырь, с его территории выгнали всех монахов, и старец был вынужден переселиться сначала на монастырскую пасеку, а потом в деревню Ершово, Беляевской волости.

Враги не только открыто боролись с Церковью. Они стремились посеять раскол среди священнослужителей и паствы. На Вятской земле начали свою губительную деятельность обновленцы — священнослужители, выступившие против Святейшего Патриарха Тихона.

После революции на долю Русской Православной Церкви выпало много скорбного: некоторые пастыри изменили Истине, ушли в обновленчество, но о. Матфей и братия Пророческого монастыря не приняли новых нововведений и остались верны законно избранному Патриарху Тихону. Когда духовные чада предупредили Яранского старца, что власти могут с ним расправиться, о. Матфей отвечал: «Что они мне сделают? Я монах. Лишат имущества? Я уже заранее отрекся от него. Осудят на изгнание? Я и без того не принадлежу миру и земле».

Когда начались гонения на верных, о. Матфей предрек: «Грядет скорбь великая, но через нее очиститься народ, переродится». Он благословлял духовных чад. Одним из них был викарный владыка Нектарий (Трезвинский), назначенный на Яранскую кафедру в 1924 году указом Святейшего Патриарха Тихона. Мучимый вопросом, как уберечь паству от греха ереси и раскола, владыка отправился к старцу Матфею за советом.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.