google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобномученик Пахомий (Русин), иеромонах | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобномученик Пахомий (Русин), иеромонах

Август 10th 2012 -

Память 28 июля/11 август
Иеромонах Пахомий, в миру — Русин Прохор Петрович, родился в 1880 году в селе Генеральщино Курской губернии.

В 1910 году он приехал в город Верный (ныне Алма-Ата), а до этого 3—4 года жил послушником в Петропавловском монастыре Черниговской губернии. После приезда в Верный отец Пахомий поступил в Иссык-Кульский монастырь, где был пономарем, звонарем, затем получил монашеский постриг и примерно в 1914 году был рукоположен в сан священника.

Летом 1916г. в Семиречье началось восстание киргизов, они напали на монастырь и потребовали к определенному дню приготовить монастырские ценности и пригрозили расправой в случае отказа. Тогда часть монахов, в числе которых был о.Пахомий, ушла из монастыря — кто в горы, кто в ближайшие селения. Монахи преклонного возраста остались, положившись на волю Божию. Приехавшие в назначенный день киргизы выбили монастырские двери, иконы побили, забрали церковную утварь и устроили над монахами казнь: не пощадили никого, всех порубили саблями. Вечером вернулись ушедшие монахи и на следующее утро похоронили всех убиенных в общей могиле.

После этого события о.Пахомий ушел в г.Верный, затем поселился в горах около Аксая с монахами Феогностом, Серафимом, Анатолием и Ираклием. В августе 1921 года все пятеро монахов, живших в скиту, пошли в г.Верный в Никольскую церковь на праздник целителя Пантелеимона. Двое из них, в том числе о.Пахомий, остались в городе, а трое вернулись в скит. 11 августа 1921г. в скиту случилась трагедия: иеромонахи Серафим и Феогност были застрелены красноармейцами-грабителями. Оставшиеся в живых о.Пахомий, о.Ираклий и о.Анатолий после всего случившегося жить в скиту не остались.

После 1921 года некоторое время отец Пахомий тайно жил вместе со странником Виктором и схимонахом Тихоном в скиту на горе Горельник в районе Медео. Он изредка приходил в город, останавливался у монахинь, был очень молчалив.

Монахини вспоминали:

«Придем, бывало, после всенощной, чаю попьем. Матушка Евфалия просит его: «Отец Пахомий, скажите два-три слова, скажите живое слово для спасения души!» А он: «Кхе... кхе... Сестры, молитесь. Читайте Иисусову молитву».— И все.

Или служит в келье на Медео. Сестры просят: «Отец Пахомий, сегодня такой праздник, ну скажите несколько слов!» Он только и скажет: «Сестры, молиться надо, истинно молиться надо. Иисусову молитву не нужно забывать».

В конце 20-х годов, когда были сильные гонения, о.Пахомий ушел и с Медео и жил в городе у разных людей. Тайно служил, венчал, отпевал на дому, часто ходил с монахинями на Аксайскую могилу.

Из воспоминаний монахинь:

«Как поднимемся на гору, перво-наперво панихиду отслужим. Потом отдохнем, поужинаем и сядем у могилы на поваленные ели. И, сколько я помню, всегда были ясные ночи. Сидим мы на бревнышках, и поют сестры. Долго поют. А певчие были еще монастырские, хорошо пели. Потом вечерние молитвы почитаем, наломаем ельника, набросаем на землю, и спим на этих лапах. Какой там сон! — только вздремнешь чуть-чуть. Утром обедницу служил о.Пахомий. Проповеди говорить он не мог. Он плакал, всегда плакал. Потом прокашляется и скажет: «Господь прибрал их, а я все мотаюсь. А как было бы хорошо и мне вместе с ними... Да вот, не сподобился».

О свою жизнь в этот период Отец Пахомий описывает так (из материалов следствия): «В 1921 году этих монахов (отцов Серафима и Феогноста) убили, жить в горах было страшно, я прожил еще год, а в 1923 году ушел в город Алма-Ату. Изредка служил в соборе, в котором сейчас помещается Казахстанский музей. Прожил таким образом до 1926 года, а затем уехал в Ташкент. В Ташкенте я хотел устроиться на работу, но ничего у меня из этого не вышло, прожил я там год и снова вернулся в Алма-Ату. Жил на квартире, помогал в хозяйстве, изредка служил и таким образом существовал.

В 1928 году в горах на Мохнатой сопке один знакомый мне монах Тихон стал строить избушку. Я ходил к нему, мне там понравилось, и я тоже стал строить себе избушку, и в конце 1928 года перебрался в горы. Вскоре Тихон по неосторожности сжег наши избушки, и я вынужден был выкопать себе землянку. В ней я жил не постоянно. Часто ходил в город или жил у монахинь Магдалины, Татьяны, Александры, Евсевии, которые также были на Мохнатой сопке. В 1930 году монахиням предложили вступить в колхоз, но в колхоз они не пошли, сдали свое имущество в лесничество и ушли в город. А я остался жить в своей землянке. В том же году уехал с монахинями в Джагал-Абад, где поселились в горах. Там построил избушку, жил с Магдалиной, а Татьяна строила себе избушку отдельно в 15 верстах от нас. Из Джагал-Абада я и приехал вновь в Алма-Ату».

В 1935 году о.Пахомий был арестован и посажен в Алма-Атинскую тюрьму, где претерпел издевательства и в 1936 году был расстрелян.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 11 августа 1993 года было установлено «местное почитание новомучеников — иеромонахов Серафима и Феогноста и иже с ними в Казахской земле пострадавших», в том числе и преподобномученика Пахомия. На юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году было принято решение об общецерковном почитании этих святых.

Использован материал книги: Крест на красном обрыве. Москва: Издательство имени святителя Игнатия Ставропольского, 1996г.

Комментарии закрыты.