google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Паисий Великий | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Паисий Великий

Июль 2nd 2010 -

Преподобный Паисий Великий

Один из учеников святого Паисия, повинуясь его приказанию, отправился в Египет, чтобы продать свое рукоделие. На пути он случайно встретил некоего еврея, шедшего тоже в Египет, и пошел с ним вместе. Дорогою иудей, увидев простоту его, начал наговорил много лукавых и душевредных слов. Инок, по своей умственной слабости и простоте сердечной в конце сказал ему: “Может, ты и прав”. Когда же возвратился в пустыню и пришел к преподобному Паисию, то старец для него стал как бы неприступным и долго уклонялся от ученика своего, говоря ему: “Кто ты, человек? я тебя не знаю”. На слова инока, что он его ученик, святой Паисий сказал: “Ученик мой был христианином и имел на себе благодать крещения, а ты не таков. Скажи, что случилось с тобой? Поведай о приключившемся с тобою искушении и какой душепагубный яд ты принял на пути своем?” – “Я говорил в дороге только с евреем”. – “ Что говорил еврей и что ты отвечал ему?” – “Еврей сказал, что Спаситель еще только должен придти в мир; я же на это сказал ему: может быть, и верно то, что ты говоришь”. Тогда старец воскликнул: “О, окаянный! что может быть хуже и сквернее сего слова, которым ты отвергся Христа и Его божественного крещения? Теперь иди и оплакивай себя, как хочешь, ибо нет тебе места со мною. Твое имя написано с отвергшимися Христа, – с ними ты и примешь суд и муки”. Ученик горько заплакал и стал умолять о помиловании. Милостивый старец затворился и стал просить Господа, да простит Он грех ученику его, который согрешил по бесхитростному невниманию. И Господь преклонился на его пламенную молитву и простил согрешившего: преподобный узрел благодать Духа Святого, возвратившуюся в виде голубя к ученику тому и вошедшую в уста его, и при этом увидел и злого духа, вышедшего из согрешившего инока в виде темного дыма, и разлившегося по воздуху.

Когда я по временам сидел у преподобного Паисия, – пишет далее блаженный Иоанн Колов, – приходили к нему некоторые иноки, желая слышать полезное для их души слово. Божественный же муж, видя прозорливыми очами своими помышления их, каждому сказал то, о чем он думал, и при этом поведал им, какие из помышлений их благи, и каковые порочны, и отчего эти помыслы пришли к ним на сердце.

Один брат, по имени Исаак решил оставить свой пустыннический подвиг безмолвия и поселился близ города; и так как он, для продажи своего рукоделия, часто входил в этот город, то весьма скоро пал: увязнув в сети одной красавицы еврейки, он оставив иночество, женился на ней и – о, горе! что еще того хуже, – оставил и веру свою и перешел в иудейство. Он стал жить вместе с евреями и хулил Христа, Спасителя нашего, как и иудеи хулят. Жена его была объята такою злобою ко Христу, что часто, открыв рот своему мужу, вырывала зубы его, произнося при этом: “Да не останется между зубами какая-либо часть христианского причащения”.

Но со временем окаянный тот инок все-таки начал понемногу приходить в себя и осознавать свою погибель. Однажды мимо его дома проходили иноки Нитрийской пустыни, и богоотступник все им поведал о себе и стал умолять их, дабы они упросили великого Паисия помолиться Господу о нем. Возвратившись домой, они рассказали обо всем этом блаженному отцу. Старец же воздохнул из глубины сердца и сказал: “Увы мне, возлюбленные чада, как часто мужи из-за женщин лишаются божественной благодати!” Святой Паисий затворился в своей молитвенной келии и, став на молитву, долго взывал ко Господу, пока к нему не явился Сам Господь и не спросил его: “О ком ты вопиешь ко Мне день и ночь? Не об том ли отвергшемся от Меня и теперь перешедшем ко врагам окаянном муже, который некогда был иноком, а теперь стал евреем?” Старец на это ответил Господу: “О нем я молю Твою благость, человеколюбивый Владыка. Призови, добрый Пастырь, заблуждшее овча, призови снова в Твою ограду и будь милостив к нему!” На сию молитву Господь сказал ему: “О, угодник Мой! благочестие твое велико, посему не скорби: просимое дастся тебе”. Сказав сие, Господь возшел на небеса. Спустя немного времени, злая та женщина евреянка, пораженная Божиим гневом, умерла. Исаак же возвратился в пустыню, снова принял прежнюю веру, снова облекся в ангельский образ и подвизался в великих трудах, плача и сокрушаясь о грехах своих, пока не отошел ко Господу.

Среди учеников преподобного Паисия был некий старец, который имел совершенно мирские обычаи и нравы. Когда иноки, для наставления, приходили к преподобному и слушали его богодухновенные слова, слушал с ними и старец тот, но пользы от этого он никакой не получал, ибо сердце его было, как камень, ожесточено; по временам он даже поносил слова святого. По прошествии довольно продолжительного времени, братия отправились к некоему боголюбивому и добродетельному подвижнику, чтобы тот пошел вместе с ними к великому Паисию и рассказал о бесчинном старце. В то время, когда святой наедине упражнялся в богомыслии, ангельский голос стал возвещать ему, что указанный старец производит соблазны и совращает других братий. На сей голос святой Паисий ответил: “Давно я знаю это, но не могу сказать ему что-либо жестокого, дабы он не ушел из пустыни: тогда я буду повинен пред Богом”. Сказав это, он начал молиться о старце том и тотчас же увидел хульного и бесстыдного духа, исходящего из старца. Потом с тем боголюбивым подвижником пришли братия ко отцу, но прежде чем стали рассказывать о бесчинном старце, пришел и он вслед им и, припав к ногам святого отца, стал слезами омывать их, каясь и прося прощения, и обещая исправить свою жизнь. После этого он стал кротким и послушливым и вскоре многих превзошел в добродетели и стал опытным отшельником.

В те же времена и в тех же египетских пустынях просиял в подвигах постничества другой угодник Божий, преподобный Павел, по молитвам которого Господь тоже проявлял великую милость людям. Преподобный Паисий, пожелав однажды посетить его, отправился к нему, и сошлись они, как два Ангела Божии и как два воина Христова. И беседовали они друг с другом словами, исполненными Духа Святого, и вместе наслаждались сладким плодом молчания; в старости своей они ежедневно изобретали новые подвиги, как бы решив вести еще более совершенную жизнь. Так прожив вместе довольно долгое время и наставив друг друга поучениями, преподобный Паисий и блаженный Павел, после любезного о Господе целования, разлучились телом, но не духом. Преподобный Павел остался на прежнем месте, а святой Паисий возвратился в свою келию.

Оба сии святые отцы были чудотворцами, целителями страстей, опытными руководителями в деле спасение душ, о всех молитвенниками, ходатаями о спасении каждого и наставниками, служа при этом добрым примером для всякого человека, ибо иноческие труды священного Павла весьма ублажались, а многочисленные и вышеестественные постнические подвиги блаженного Паисия, совершаемые им втайне, хотя и не все, а только некоторые из них, всем почти были известны. Когда его кто-либо из братий спрашивал: какая из добродетелей есть наивысшая? – святой Пасисий отвечал: та, которая совершается втайне. Также высоко он чтил добродетель – поступать во всем по воле других, но не по своей. Во всей своей добродетельной жизни преподобный определял каждому делу подобающее ему время. У него было время молчать и время говорить, время затвориться в своей келии и время выйти к братиям и беседовать с ними о душеполезном. Итак, в безмолвии, преподобный, путем богомысленного восхождения, приближался Богу, в общении же с братиями искал спасения ближнего. Когда же братия начинали прославлять его за какое-нибудь дело, он оставлял это дело и начинал совершать другой подвиг, дабы все скорее забыли о первом его деянии и подвиг остался неповрежденным.

Воспомянув эти слова и поучение преподобного, – продолжает Иоанн Колов, – я прихожу к концу своего повествования. Достигнув глубокой старости, преподобный отец наш Паисий восприял конец здешних трудов, и Господь призвал его к вечному покою и к небесному блаженству. Тело его с честью было погребено множеством иночествующих, душа же его возлетела к небесной и бессмертной жизни (V в.).

Немного спустя и блаженный Павел в своей отдаленнейшей пустыне отошел от здешнего жития; перейдя к жизни нестареющейся, он вместе со святым Паисием водворился во светлости святых. Честные тела их недолго почивали отдельно одно от другого: по смотрению Божию, скоро и они положены были вместе. Вот каким образом это произошло.

Преподобный отец наш Исидор, постившийся в своей обители, что на горе Пелусийской, услышав о преставлении великого Паисия, сел на корабль и доехал до того места, где погребено было святое тело преподобного отца, чтобы взять его и отвезти в свой монастырь как некое сокрповище. С честью и благоговением вложив мощи святого в ковчег, он внес этот ковчег на корабль свой и отправился в путь с великою радостью. Когда же он плыл недалеко от той пустыни, где почивало честное тело преподобного Павла, корабль, как бы задерживаемый какою-то чудесною силою, вдруг остановился и повернулся к той стране, где находилась пустыня святого Павла. Корабельщики долго трудились, стараясь отплыть с этого места, но ничего не могли сделать. Преподобный же Исидор, уразумев, что эта остановка корабля есть действие Промысла Божия, повелел, чтобы корабельщики оставили корабль плыть, куда он хочет, – и корабль, водимый невидимою рукою, поплыл к тому пустынному берегу, где находилось тело святого Павла, и остановился на мели. На берег же тот из пустыни пришел некий старец, по имени Иеремия. Обращаясь к находившимся на корабле, он сказал: “О, возлюбленные! зачем вы трудитесь столь чрезмерно? Разве вы не видите, что преподобный Паисий призывает любимца своего, преподобного Павла? Он хочет вместе с ним быть перенесенным в вашу страну и на одном месте быть положенным; итак, поспешите пойти, чтобы взять тело его”. Он повел их в далекую пустыню и показал гроб преподобного Павла. Взяв оттуда честные мощи его, они понесли их к мощам святого Паисия, и лишь только вошли на корабль, он тотчас же сам двинулся с своего места и – о чудо! – немедленно же достиг той пристани, что находилась в Пелусии. Тогда преподобный Исидор вынес на сушу честные мощи обоих святых отцов и отнес их с пением псалмов и духовных песней в обитель свою и положил в созданной им церкви. И творились здесь преславные чудеса: обуреваемые нечистыми духами и одержимые иными какими-либо болезнями, лишь только прикасались к честным ковчегам их, как тотчас же получали исцеление по молитвам сих великих угодников Божиих.

По рассказу преподобного Иоанна Колова (ок. 430)

Метки:

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.