google-site-verification: google21d08411ff346180.html Соглашение с Минздравом: ожидание перемен к лучшему | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Соглашение с Минздравом: ожидание перемен к лучшему

Август 24th 2015 -

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и министр здравоохранения РФ В.И. Скворцова.

Прот. Максим Обухов

Соглашение, подписанное на днях между Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и министром здравоохранения В.И. Скворцовой, является прорывом в области церковно-государственных отношений, но проходит оно на непростом фоне, отягощенном ошибками прошлых лет.

Подобные договора подписывались несколько раз: 5 марта 2003 года с министром Ю.Л. Шевченко. (Юрий Леонидович Шевченко, кардиохирург, профессор, академик РАМН, ныне священник), 8 июля 2011 года Соглашение о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Тогда его подписали Святейший Патриарх Кирилл и министр здравоохранения и социального развития РФ Т.А. Голикова. Теперь новое соглашение подписано с министром здравоохранения В.И. Скворцовой. Документ частично повторяет и подтверждает положения, подписанные в 2011 году, но во многом дополняет их и выводит на новый уровень. Сам факт подписания такого документа не может не радовать, тем более что взаимодействие отечественного здравоохранения и Церкви осуществляется давно и на самых разных уровнях.

Содержание документа, и обстоятельства его подписания и надежда на исполнение требует осмысления. Стоит обратить внимание, что социальное служение Церкви само по себе говорит о многом: в каждой епархии есть группы милосердия, фонды, окормляемые Церковью, оказывают помощь больным, работают сестричества, учебные заведения и центры кризисной беременности.

Тем не менее, несмотря на подписание трех договоров и постоянное сотрудничество в прошедшие годы, произошел ряд событий, которые не настраивали на позитивный лад. Хотя во всех договорах было прописано признание за Церковью особой роли в духовной и нравственной жизни страны, священнослужители были жестко отстранены от принятия решений и не допущены даже к дискуссии по важным вопросам.
Так, первое соглашение с Минздравом было подписано 5 марта 2003 года, но, спустя четыре месяца, 2 июля 2003 г. было опубликовано Письмо МИНЗДРАВА РФ ОТ 02.07.2003 N 2510/7213-03-32 «О применении мифепристона в акушерстве и гинекологии». Этот документ был принят без общественной дискуссии, без биоэтической оценки, несмотря на то, что он совершил переворот в технике производства абортов, сделав их более доступными. Кроме того, в этом официальном письме не указаны никакие ограничения по возрасту, следовательно, «таблетка против детей» по умолчанию рекомендована несовершеннолетним.

Далее, был принят ряд важных решений, законов, разработанных с участием Минздрава, в которых полностью игнорировалось мнение Церкви, ни биоэтическая дискуссия, ни участие церковных специалистов по биоэтике изначально не предполагалось.

Государственной Думой 24 марта 2010 г. принят Федерельный закон об обращении лекарственных средств. Главным, ключевым понятием этого закона является лекарственное средство. В формулировке закона дается сомнительное определение лекарственного средства, к которым теперь относятся препараты для предотвращения или прерывания беременности. То есть, основной закон, регулирующий оборот лекарств, предполагает, что беременность является не нормой, а болезнью, которую нужно лечить. За последние годы за государственный счет расширялась сеть центров по контролю над рождаемостью (центры планирования семьи), а роддома закрывались. Закрытие роддомов носит массовый характер, причем без роддомов оказываются населенные пункты в сотнях километров до областных центров. Против закрытия роддома в городе Борисоглебск Ярославской области выступили священники, но их мнение было проигнорировано, роддом закрыт, НО АБОРТЫ В ГОРОДЕ ПРОДОЛЖАЮТ ДЕЛАТЬ.

В Санкт-Петербурге как работала, так и работает скандально известная «Ювента», открываются клиники, дружественные молодежи . При участии Минздрава были продавлены законы о суррогатном метеринстве, запрещенном в уважающих себя странах. Протесты Церкви полностью игнорировались. Лоббисты сомнительных репродуктивных технологий добились того, что на ЭКО выделяются миллиарды рублей государственных дотаций. Деньги идут на манипуляции с эмбрионами, в том числе связанные со скрытой торговлей нерожденными детьми и половыми клетками, запланированной гибелью эмбрионов. Миллиарды рублей налогоплательщиков перекачиваются на счета этих клиник при том, что в стране существует проблема бездомных многодетных, крайней, экстремальной нищеты многодетных семей.

Недавно Минюст опубликовал список иностранных агентов, который постоянно обновляется. Список позволил узнать нам много нового о «международных экспертах», «правозащитниках» и борцах с излишками народонаселения во всем мире. В число иностранных агентов попала организация РАПС-РАНиР, входящая в Международную федерацию планирования семьи (МФПС, Лондон, Великобритания). МФПС является общепризнанным противником семьи и семейных ценностей во всем мире и проводит политику сокращения рождаемости. То есть она была иностранным агентом всегда, но узнали мы об этом только что. Работа многочисленных филиалов МФПС воо всем мире координирируется из Лондона и их антисемейная направленность ни для кого не является секретом, наоборот — подчеркивается и активно продвигается. Эта федерация свила гнездо в Минздраве, и какое-то время даже ее офис располагался в стенах самого Министерства в Вадковском переулке. РАПС-РАНиР (все годы, с начала 90-х), находится в партнерских и официальных отношениях с Министерством Здравоохранения Российской Федерации. Не только формально значится, но и открыто, активно сотрудничает, лоббируя технологии по контролю над рождаемостью. Благодаря влиянию РАПС были открыты государственные центры планирования семьи. РАПС-РАНиР, как оказалось, служила своеобразным техническим мостиком между англо-саксонской элитой, выступающей за сокращение рождаемости, и российскими чиновниками. Многие из них, не стесняясь, занимали посты среднего и высшего звена руководителей здравоохранения и одновременно были руководителями филиалов РАПС/МФПС. Можно было бы поверить в теорию заговора, если бы все не делалось столь открыто...

Одним из действий Минздрава, вызывающим неприятие не только у священнослужителей, но и у верующих всех конфессий, стал переход к новой концепции борьбы с болезнями новорожденных, который состоит в выявлении и уничтожении больных детей с помощью абортов. Так называемый дородовой отсев, или «пренатальный скрининг» позволил отчитаться об улучшении статистики. Но за политикой всеобщего охвата беременных стоит принуждение к абортам и самому «скринингу», далеко не безопасному для здоровья и проводится он в форме, унижающей человеческое достоинство. Принудительная борьба с больными детьми доходит до такого абсурда, когда беременных заставляют ехать на обследование в областные центры за сотни километров по нашим дорогам и постоянно поступают жалобы на гипердиагностику, когда здоровым ставился диагноз и оказывалось давление с целью принудить к аборту.

Отдельной проблемой стоит не только прерывание беременности, но и концепция борьбы с абортами. Это положение вошло во все тексты соглашений между Минздравом и Русской Православной Церковью. Хотя тема абортов противоречива по своей сути и не все общество поддерживает радикальную защиту нерожденных детей, создание центров, в которых могут отговорить от аборта и оказать помощь поддерживается почти всеми. Это действенный и проверенный во всем мире способ профилактики абортов. Я присутствовал на подписании соглашения 5 марта 2003 и лично беседовал с Юрием Леонидовичем, рассказав об опыте работы центра кризисной беременности, который он горячо поддержал. Но прошло 12 лет и с тех пор идея развития доабортного консультирования увязла на уровне среднего звена и развивалась слабо. Наиболее эффективными и работающими центрами кризисной беременности оказались церковные или околоцерковные организации, живущие на голом энтузиазме. Большинство из них не пользуется поддержкой со стороны официального здравоохранения. Это не удивительно, так как Минздрав оказался в двойственной положении.  С одной стороны, есть соглашение с РПЦ о профилактике абортов, с другой — солидный партнер в лице МФПС/РАПС/РАНиР, за которым стоит не кто-нибудь, а британская корона, резко и категорически выступает против существования центров кризисной беременности и этого вида деятельности как такового. Этот партнер Минздрава в принципе всегда против любых ограничений на аборты. Слова, а не дела, говорят о том, чье влияние сильнее...

Вышеперечисленное относится к наиболее важным, основоплагающим проблемам биоэтики и взаимоотношения государства, Церкви, медицинского сообщества и требует не лоббизма, а открытой общественой дискуссии. О таком обсуждении говорит не только текст соглашений, но и такой документ, как Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека. Согласно статье 18 (Принятие решений и рассмотрение биоэтических проблем) Следует поощрять профессионализм, честность, добросовестность и транспарентность в принятии решений... Следует побуждать соответствующих лиц и профессиональных работников, а также общество в целом к диалогу на регулярной основе. (...) расширять возможности для проведения информированных общественных обсуждений на плюралистической основе при обеспечении выражения всех соответствующих мнений.

За эти годы так и не был создан ни механизм ни консультаций, ни учета альтернативных точек зрения или даже простого уважения к общественному мнению. Продвижение антисемейной политики происходило несотря на то, что на самом высшем уровне, в ООН, наша страна добилась принятия резолюции о поддержке традиционных морально-нравственных ценностей. Влияние лоббистов наглядно подтвердила кампания по продвижению и поддержке коммерческого суррогатного материнства. Что происходило, когда Святейший Патриарх выступил против государственного финансирования абортов? Вместо нормальноого, цивилизованного диалога мы были свидетелями скорее либеральной истерики, чем попытки обсудить проблему нарушения прав верующих, которые вынуждены платить налог на аборты. Раздвоенность позиций доходит до абсурда: соглашение с Минздравом содержит следующее: (Ст 15) Минздрав России совместно с Русской Православной Церковью производят работу по противодействию незаконному занятию народной медициной (целительством), в том числе деятельности псевдорелигиозных структур и лженаучных практик. (источник). В то же время существует официально признанный реестр медицинских практик, в котором значатся «Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины», «Высококвалифицированные целители и практики альтернативной и народной медицины». Этот реестр разработан и представлен Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации, внесен Управлением развития, информационного обеспечения и аккредитации Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии. Естественно, что Минздрав может повлиять на содержимое реестра медицинских специальностей.

Все это подтверждает догадку о том, что есть позиция, согласно которой  Церкви нужно отвести некий «загон» в виде разрешения кормить бомжей и ухаживать за парализованными больными, но взамен мы поставлены в такие условия, что должны терпеть явные акты агрессии по отношению к семье, жизни и человеческому достоинству. Мало того, антисемейная деятельность Минздрава в предыдущие годы (при наличии действующего соглашения с Церковью) может создать иллюзию поддержки всего того, против чего Церковь активно выступает. Дело даже не в ошибках как таковых, а в закрытости процесса принятия важных решений.

Все это, несомненно, тяжелое наследие, непростой фон, который сопутствует подписанию нового соглашения с Минздравом. Положительные изменения, происходящие в нашем государстве, несомненно, многое меняют. Новый министр, новая, более независимая и суверенная политика, ограничения на иностранных агентов и осознание необходимости опираться на свои силы и традиционные ценности — все это говорит об обнадеживающих перспективах преодолеть негативную инерцию прошлых лет.

Метки:

Комментарии закрыты.