google-site-verification: google21d08411ff346180.html Житие и Страдание Святой Славной Великомученицы Царицы Кахетинской Кетевани | Алчевск Православный

Житие и Страдание Святой Славной Великомученицы Царицы Кахетинской Кетевани

Сентябрь 25th 2010 -

Великомученица Кетева́н

Нечестивый же Константин, исполнив одно беззаконие, задумал другое. Словно второй Ирод, он захотел взять прекрасную Кетевань себе в супруги. Поэтому, отправив к ней послов, он просил нечестивыми и окаянными устами своими святой ее руки. «Мужчина, — говорили послы Константина Кетевани, — по закону Магомета, по смерти своего брата может взять в супруги его жену, т.е. свою сноху. На основании этого правила Константин и желает, чтобы ты была его женой. Ты будешь опять царицей». Послы грозили от имени Константина, что, если она не согласится, то ее принудят силой.
Раба Христова, услышав, что Константин желает совершить такое беззаконие, удивилась и пришла в сильное смущение. Соблюдая после смерти своего супруга честное вдовство, она, подобно Анне, дочери Фануиловой, готовилась стать невестой одного Бессмертного Жениха. Поэтому она сказала послам: «Чтобы отнюдь не смел беззаконный убийца отца, брата и епископа видеться со мной! Мало ему совершенного им преступления: окаянный и нечестивый, он желает еще видеть меня, — никогда!»

Дав послам решительный отказ, мудрая вдова собрала всю знать кахетинскую и просила не допустить Константина до какого-нибудь беззакония по отношению к ней. Напомнив о совершенных им преступлениях, жертвами которых были его кровные родственники, она объявила, что нечестивый хочет истребить и весь царствующий дом Кахетии, а жителей обратить в проклятое магометанство. «Если не поможете отвратить от меня беззаконие и бесчестие, то я оставлю Кахетию и возвращусь к своему семейству,» — добавила царица5.

Дворяне, услышав это, тут же поклялись Кетевани быть ей верными подданными до последней минуты своей жизни, и все в один голос сказали: «Кроме тебя, никогда никому другому не подчинимся». Посоветовавшись между собой, они решили как можно скорее покончить с нечестивым Константином. После совета все знатные кахетинцы собрали своих воинов и выступили против отцеубийцы.

Константин, узнав о приближении грузинского войска, прежде всего посмотрел в гадательные книги, которые показали ему неблагополучный исход этого дела6. Поэтому он не захотел выступать против грузин и намеревался возвратиться назад в город Базар со своими воинами, но было уже поздно. Воины Константина вынудили его встать во главе войска и выйти против их врагов, грузин-христиан.

Грузинское войско возглавляли знатные вельможи Давид, Тамаз и Бебур. Они, стоя перед рядами вражеских воинов, узнали отцеубийцу. Грузинское войско по данному сигналу стрелой бросилось на персов. Названные вельможи окружили Константина, пронзили его копьями и свалили с лошади, отрубили ему голову и обратили все персидское войско в постыдное бегство. Затем вошли в город Базар, где жил беззаконный, и предали город опустошению. Все войско нечестивца пало от грузинского меча. Истребив врагов веры и отечества, вельможи, радуясь, возвратились к царице с победой. Они славили и благодарили Бога, давшего им силу погубить врага Христова.
Когда подали царице голову отцеубийцы, сладкоименитая Кетевань не обрадовалась погибели окаянного, но пролила за него слезы, оплакивая его горестную судьбу и бедственное положение его души в будущем веке. Вместо того, чтобы тело скверного бросить на съедение собакам, чего тот и был достоин, она приказала зарыть его в землю.

После победы грузин Кахетинское царство на время избавилось от персидского нашествия, спасено было в нем Православие, и снова тишина воцарилась во всей Кахетии. Соседи-враги перестали беспокоить ее границы. И царица Кетевань, как уже единственная из царствующего дома, снова приняла в свои руки бразды правления и из своей резиденции, города Греми, управляла всеми делами царства. Чувствуя, что она, слабая женщина, не может быть во главе царства и желая работать одному Богу, она хотела сложить с себя управление и передать кому-либо другому. К несчастью, не оставалось никого в живых из царского рода, кроме отрока Теймураза, но и тот находился в качестве заложника при персидском дворе.

Мудрая Кетевань, сознавая трудность положения дел, послала почетное посольство с богатейшими подарками к шаху Аббасу I и написала ему такое письмо: «Пресветлейший государь, возврати мне моего сына Теймураза, ибо он нужен для правления царством Кахетинским. Если же не исполнишь того, что прошу, то знай, что царство наше перестанет быть зависимым от тебя, подчинится султану турецкому и всего Востока».

Послы прибыли в Испагань, явились к шаху, поднесли ему от имени царицы богатые дары и вручили письмо. Шах, прочитав письмо, немедленно приготовил царевича к отъезду, щедро одарил его сокровищами и отправил в Грузию. Теймуразу в то время было тринадцать лет, как говорит царь Имеретинский Арчил в своих стихах и «Истории», а другие пишут, что ему было шестнадцать, последнее, по всей вероятности, вернее первого. Но, несмотря на молодость, Теймураз, будучи так долго при персидском дворе, сохранил веру своих отцов, веру православную. Шах имел попечение о царевиче и не хотел принудить его принять магометанство, зная, что этим он не достигнет никакого результата, напротив, может испортить дело. Он хотел как-нибудь мирным путем безусловно подчинить себе всю Грузию.

Царевич Вахушт говорит в своем описании Кахетии, что Аббас, услышав о поражении и смерти Константина, боялся, что Кахетия перестанет быть зависимой от него и присоединится к Турции или к России, поэтому и возвратил Теймураза назад.

Как бы то ни было, царевич прибыл в Кахетию. По дороге в город Греми7 он остановился в Кизике, или нынешнем местечке Карагач, у одного поселянина, который радушно принял и угостил царевича. Оттуда он, как подобало, известил мать о своем прибытии и затем отправился в Греми.

Святая, увидев сына своего, исполнилась неописуемой радости. Она, а с нею и все подданные славили и благодарили Бога. Царица в скором времени вручила законному наследнику правление страной, при чем сказала ему: «Любезное чадо мое, теперь освобожусь я от всех мирских забот и беспокойств, и если окажется во мне какая-нибудь нужда, то я буду помогать тебе во всем, пока ты не познакомишься основательно со всеми делами управления, не приобретешь опытности и не придешь в полный возраст. Я же успокоюсь от этого мира, чтобы иметь попечение только о своей душе».

После смерти шаха Тамаза I Кахетия не подвергалась более нападениям персов, но тем временем готовилось новое, самое ужасное и губительное нашествие на страну войска внука Тамаза — шаха Аббаса I.

По приезде своем царевич принял священное миропомазание на царство, на него была возложена корона в соборе св. равноапостольной Нины, и он взошел на царский престол с именем Теймураза I. Это было в 1605 году, Вскоре после венчания на царство он взял себе в супруги дочь владетельного князя Мамия I, княжну Анну, от которой имел двух сыновей, Леона и Александра, и дочь Тинатин.

В 1610 году, после рождения дочери, царица Анна скончалась. Шах Аббас I пригласил царя Теймураза к себе погостить, чтобы несколько развлечь его. Царь приехал в Испагань, и шах с великим радушием принял его, но под этим радушием скрывалось намерение нанести смертельную рану Кахетии, хотя шаху не в чем было обвинить кахетинского царя. Диавол, враг христиан, найдет, что внушить человеку, ставшему его орудием.

В это время в Карталинии правил святой благоверный царь Луарсаб, молодой летами, впоследствии венчавшийся мученическим венцом за исповедание имени Господа Иисуса, пострадав от нечестивого Аббаса I. Шах потребовал, чтобы царь Луарсаб отдал ему в супруги, как будто бы этот окаянный не был уже женат, свою сестру Елену, дочь карталинского царя Георгия Х. Нечестивец был хорошо знаком с законами православной Грузии и знал, что это невозможно, ибо правила Православной Церкви воспрещают подобный брак. При том сам царь Тсймураз не был согласен с этим, а нечестивец хотел найти какой-нибудь предлог обвинить царя в неповиновении ему, а затем начать войну с Кахстией.

Шах сказал Теймуразу: «Я просил царя Карталинского Луарсаба, чтобы он выдал сестру свою за меня замуж, а другую отдаю тебе в супруги за твою верность и любовь ко мне. Таким образом хочу породниться с тобой и водворить между вами обоими мир», — хотя не было никакой вражды между царями Кахетинским и Карталинским. Теймураз отвечал: «Это невозможно, государь, потому что сестра Луарсаба — моя близкая родственница, и Церковь Моя не позволит мне этого». Шах стал настаивать, чтобы его требование немедленно было исполнено. Шах хотел ослабить родственную связь царей, поссорив их между собой, а затем заставить Теймураза принять магометанство.

Замечательно то, что шах не сказал царю, какую именно сестру взять ему, старшую или младшую. Он думал про себя, что если Теймураз возьмет себе старшую, а ему оставит младшую, то этим уже окажет шаху неуважение и непочтение. Если же он возьмет младшую сестру Луарсаба, а ему оставит старшую, то шах скажет, что младшая гораздо нежнее и красивее старшей, которую предполагал шах взять себе в жены. Шах ничего не говорил Теймуразу об этом, а ожидал поступков царя, чтобы в любом случае обвинить его и начать войну с Грузией.

Царь, видя, что отказом он может вызвать неприязнь к себе и навлечь на Грузию нашествие персов, разорение ими святых храмов, уничтожение христианской веры и всего православного грузинского народа, вынужден был обещать исполнить волю шаха. Щедро одаренный Аббасом, он вернулся в Кахетию и, не зная замыслов шаха, женился на старшей сестре царя Луарсаба, Хуарешани. Свадьбу отпраздновали с великолепием в городе Греми в 1612 году. А младшую сестру Луарсаба, Елену, послали к шаху по его требованию. Впоследствии она была насильственно обращена в магометанство, и ей дали другое имя — Фатман-Султан-Бегум.

Pages: 1 2 3 4 5

Комментарии закрыты.