google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святой Мартина, Исповедник, папа Римский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святой Мартина, Исповедник, папа Римский

Апрель 25th 2011 -

Святой Мартина, Исповедник, папа Римский

О кончине римского папы Феодора его место по единогласному избранию занял блаженный Мартин1. В это время на Востоке в Греции царствовал Констанс2, сын царя Константина и внук Ираклия; в те годы греческие цари еще владели древним Римом и в Западной части империи имели поэтому своих наместников. На Востоке тогда всё более и более распространялась ересь монофелитов, т.е. единовольников, признававших в Господе нашем Иисусе Христе единую волю и единое хотение3. Эта ересь возникла из предшествовавшей ей ереси Евтихия, хульно утверждавшего существование во Христе Иисусе только одного естества вопреки православному учению, исповедывающему в воплотившемся Господе нашем Иисусе Христе два естества и две воли, два хотения и действа; у каждого естества своя воля, свое хотение и свое действо в едином Лице Христовом: Господь Иисус Христос не может быть разделяем на два лица, но познается в двух лицах без их смешения.

Родоначальниками ереси были патриархи: александрийский Кир и цареградский Сергий; им в распространении ереси содействовал и дед царя Констанса Ираклий. По смерти Сергия патриархом константинопольским был сделан Пирр, а после него Павел, — оба еретика монофелиты. По совету Павла царь Констанс написал книжку, содержавшую в себе еретическое учение монофелитов и названную им «типос»; он разослал ее повсюду, повелевая содержать согласное с ней вероучение относительно Лица Господа нашего Иисуса Христа. Многие из православных, не разделявших ереси, за свое сопротивление нечестивому повелению царя подверглись изгнанию или побоям или даже смерти; к числу их принадлежит преподобный Максим Исповедник, как это подробно изложено в его житии4, и святой папа Мартин, о котором сейчас наша речь. Тотчас, по занятии им престола римского папы, царь прислал ему исполненную еретического учения книжку, желая, чтобы новопоставленный папа согласился с его ересью и подтвердил ее на соборе. Но блаженный Мартин отверг ее, говоря:

— Если бы даже весь мир принял это противное православию учение, то и в таком случае я бы его не принял, и хотя бы пришлось претерпеть смерть, не отступлю от Евангельского и Апостольского учения и святоотеческого предания.

Затем он послал к цареградскому патриарху Павлу с некоторыми честными мужами из церковного причта письмо, в котором с любовью увещевал его не творить раздора в единстве церковном, не сеять еретических плевел среди пшеницы благочестивой веры, а напротив убеждать царя оставить противное церкви. учение. Патриарх же Павел не только не послушался блаженного Мартина, но и посланников его, предав бесчестным побоям, отправил в заточение на границы империи. Тогда святой Мартин, следуя совету бывшего в то время в Риме аввы5 Хрисополитанского преподобного Максима, составил из ста пяти западных епископов поместный собор и предложил ему на рассмотрение заблуждение Кира, Сергия, Пирра и Павла вместе с книгой царя «типос»; собор предал ересь анафеме и издал ко всем православным послание, утверждая их в православии, изъясняя всю пагубность ереси и повелевая остерегаться ее самым тщательным образом6. Услыхав о таком поступке со стороны святого Мартина царь пришел в сильнейший гнев: он послал в Рим в качестве своего наместника одного военачальника по имени Олимпия, чтобы он захватил папу Мартина. Но Олимпий, прибыв в Рим, принужден был отказаться от мысли открыто взять папу, потому что он застал еще указанный собор, на который собралось множество епископов и народа, так что город был переполнен духовными и мирскими лицами; поэтому Олимпий подучил одного воина убить как бы нечаянно святого Мартина в церкви. Когда же воин со спрятанным под одеждою острым мечем приблизился в церкви к папе, намереваясь убить его, то вдруг неожиданно ослеп: ибо Господь не дающий "жезла нечестивых над жребием праведных«7 (Пс.124:3), не допустил убийцу поднять мучительскую руку на Своего верного раба. Видя, что Сам Господь хранит Своего служителя, Олимпий оставил папу в покое и удалился в Сицилию, где и умер в битве против сарацин. Царь же, следуя внушениям патриарха Павла, послал в Рим другого наместника, тоже военачальника, по имени Феодора и прозванного Каллиопой. Ему было поручено взять святого Мартина, ложно обвинив предварительно папу в том, что будто бы он, желая начать войну против царя, сносится с сарацинами, побуждая их к восстанию и что будто бы он неправильно содержит преданную отцами веру и хулит Пречистую Богородицу.

Достигнув Рима, наместник открыто перед всеми обвинил папу в указанных преступлениях. Ни в чем неповинный святой Мартин начал оправдываться от возводимой на него клеветы:

— Никогда я, говорил он, не имел никаких сношений с сарацинами кроме тех случаев, когда посылал жившим среди них бедным и убогим братьям по вере милостыню; кто же не почитает Пречистую Богородицу, не признает Ее за Матерь Божию и не поклоняется ей, тот да будет проклят в сей век и будущий; веру же святую, заключил он свое оправдание, не мы, но несправедливо разномыслящие с нами сохраняют неправо.

Наместник же царя, не слушая оправданий папы, по прежнему утверждал справедливость высказанных обвинений и даже присоединил еще новое, — неправильное будто бы занятие святым Мартином папского престола. И в одну ночь тайно при содействии воинов он взял папу, свел его на пристань и оттуда в лодке отправил на остров Наксий, находившийся среди далеких островов, известных под именем цикладских8. На этом острове святой Мартин пробыл целый год, терпя голод и другие лишения в самом необходимом для жизни. Если же кто из благочестивых жителей острова, сожалея изгнанного папу, приносил ему что-нибудь для облегчения его нужды, то стража не допускала приходивших до узника и силою отбирала себе у приносивших их дары; вместе с тем она укоряла последних, говоря:

— Если кто из вас любит его и жалеет, тот враг отечеству, ибо изгнанный еретик, противник Богу и возмутитель греко-римского государства.

И много оскорблений причиняла святому Мартину стража, подвергая его брани и издевательствам. Но он, ослабевая телесными силами от ежедневных оскорблений, лишений и прилучившейся ему болезни, всё-таки не терял твердости душевной, все перенося с благодарностью ради Бога. По истечении года, со времени поселения на острове, святой Мартин был отвезен в Византию9.

Корабль достиг Византии осенью и рано утром остановился на пристани Евфимия, близ Архандии. Тотчас святого, уже сильно разболевшегося, начали беспокоить посланцы от царя и патриарха; лишенные всякого сострадания они целый день с утра до вечера бесчестили столь чесного архиерея Божие, всячески злословя и понося его. При наступлении вечера пришел со множеством воинов патриарший нотарий10 Саголива; взяв святого Мартина с корабля, они положили его на носилки (вследствие болезни он не мог уже ходить) и снесли на один двор, называемый прандиариа; здесь они заперли святого Мартина в темную и тесную комнату и тщательно стерегли, наблюдая, чтобы никто из городских жителей не узнал об его местопребывании. В этом узилище святой пробыл девяносто три дня, не имея возможности ни с кем побеседовать. Затем святого Мартина отнесли в дом сакеллария11, где собрались сенаторы12; когда его внесли туда, то один из старейших сенаторов с криком приказал святому Мартину встать с носилок, на которых он был принесен в собрание; один из несших слуг сказал, что папа не может встать, так как сильно болен; но сенатор, не обращая внимания на болезнь святого Мартина, с гневом опять велел ему встать, приказав его в виду слабости сил поддерживать. Тогда святой Мартин, поднявшись, стал посредине, поддерживаемый по бокам; встали и нарочно призванные заранее подученные лжесвидетели, возводя на святого Мартина вышеизложенные несправедливые обвинения, присоединяя к ним и другие; в доказательство справедливости своих слов они клялись святым Евангелием. Когда же святой Мартин, не умея говорить по гречески, начал оправдываться чрез переводчика, то собрание не только не слушало его, но и прямо запрещало ему говорить; переводчика же оскорбляли бранными словами. Видя это, святой Мартин сказал:

— Господу известно, насколько великое благодеяние окажете вы мне, если предадите меня вскоре смерти чрез какую либо казнь.

После этого святого вывели вон и посадили, так как он не мог стоять, на особо устроенном для подобных случаев возвышении, находившемся на площади, где обычно собиралось много народа. Царь тайно наблюдал за ним из одной верхней комнаты своего дворца и послал к нему сакеллария; последний, приблизившись к святому Мартину, с угрозою сказал ему:

— Вот ты оставил Бога и Бог оставил тебя». Сказав это, он обратился к народу, приказывая проклинать святого Мартина, и окружавшая толпа начала громко кричать:

— Анафема папе Мартину.

Те же из присутствовавших, которые знали совершенную невинность папы, уходили от этого зрелища с печальным лицом и полными слёз глазами. После этого сакелларий сказал начальнику претории13:

Возьми его и рассеки на части, ибо он не достоин жизни.

Тотчас спекулаторы14 схватили святого, сняли с него верхнюю одежду, а нижнюю разодрали пополам; надев тяжелые железные цепи на шею и всё тело святого Мартина, они поволокли его через весь город в преторию, неся впереди обнаженный меч, которым его намеревались убить. Из народа некоторые поносили святого и, издеваясь над ним, говорили, качая головою:

— Где Бог его? где содержимое им вероучение?

Другие же не могли удержаться от плача и рыданий при виде подобного бесчестия и мучения, причиняемого святителю Божию. А преподобный испытывал двойное страдание: он страдал телом от болезни, тяжелых уз и ударов влекущих его мучителей и в то же время страдал душою, от обнажения и бесчестных насмешек перенося стыд и сердечную боль. Придя в преторию спекуляторы повлекли связанного святого в темницу вверх по лестнице: спотыкаясь на ступени последней святой Мартин падал и ушибался, так что тело его покрылось кровоподтёками и ссадинами; здесь бросили его вместе со злодеями и разбойниками. Спустя некоторое время его отсюда перевели в другую темницу — Диомидову, где он от болезни и сильного холода (был январь месяц) чуть не умер. Жена одного из темничных стражей сжалилась над святым Мартином: придя тайно ко святому узнику, она взяла его к себе в дом и обвязав ему раны положила на своей постели, одев его теплым покрывалом; святой Мартин лежал до вечера, не издавая, подобно мертвецу, ни одного звука. Поздно вечером начальник царских евнухов15 Григорий послал управляющего своим домом с небольшим количеством снедей и велел ему передать их святому Мартину со словами:

— Не изнемогай в скорби; мы надеемся, что Бог не попустит тебе умереть.

Услыша это преподобный Мартин вздохнул от всего сердца: пожелание не соответствовало его чаянием, ибо святой Мартин, испытывая страдание за свое православие, желал скорее умереть; тотчас с преподобного были сняты оковы.

Утром царь пошел навестить смертельно больного патриарха Павла и рассказал ему всё происшедшее с папой Мартином. Павел отворотился к стене и сказал, тяжело вздохнув:

— Горе мне, и еще новое деяние для моего осуждения.

Царь спросил:

— Что это значит?

— Разве малое, государь, злодеяние, отвечал Павел, заставлять папу переносить подобные страдания?

И он молил царя, заклиная его, чтобы он прекратил дальнейшее издевательство над папой. Спустя восемь дней, уже по смерти Павла, царь послал ко святому Мартину в Диомидову темницу нотария Демосфена в сопровождении других нарочито отряженных мужей. Они, войдя в темницу, сказали:

— Наш царь говорит тебе: вот ты после такой славы находишься в таком бесчестии, но в этом никто не виноват кроме тебя самого.

Святой Мартин ничего не отвечал им на это; возведя очи к небу он сказал: «благодарение и слава за всё единому Царю бессмертному».

Посланные стали спрашивать святого Мартина о предшественнике Павла патриархе Пирре, — по своей ли воле последний пришел в Рим и отрекся здесь от монофелитской ереси, и как принял его в общение с церковью папа Феодор, после которого занял престол святой Мартин. Святой Мартин рассказал им подробно о патриархе Пирре, как он, по своей воле, придя в Рим, подал письменное отречение от своей ереси, к которой, впрочем, он опять возвратился, — и как он был принят папой Феодором с подобающею его епископскому сану честью, получая средства для прожития. Святой Мартин заключил свою речь следующим обращением к посланным от царя:

— Я в ваших руках, — делайте со мною, что хотите и что попустит вам Бог, но будьте уверены, что если бы вы меня даже рассекли на части, то и тогда я не буду в общении с константинопольскою церковью, доколе она не оставит своего еретического заблуждения; испытайте на деле справедливость моих слов, и вы увидите, сколь велика благодать Господа в Его рабах.

Выслушав ответ святого Мартина, посольство возвратилось к царю, удивляясь величию и крепости душевной святого, не боящегося мук и самой смерти. Спустя восемьдесят пять дней ко святому Мартину пришел в темницу нотарий Саголива и сказал ему-: «мне приказано взять тебя отсюда в свой дом, откуда ты будешь отправлен в некоторое место».

Святой Мартин спросил:

— Куда же меня пошлют, в какое именно место?

Но Саголива не отвечал на этот вопрос. Тогда святой Мартин сказал:

— Оставьте меня в темнице до того времени, когда нужно будет отправить.

Нотарий ушел. При солнечном заходе папа сказал находившимся с ним вместе узникам:

— Подойдите, братия, и дадим друг другу последнее целование: тотчас придет за мною посланец для взятия меня отсюда.

Все с плачем прощались с ним, но святой Мартин, выражая на лице своем радость, говорил им:

— Не плачьте, но радуйтесь — видите я радуюсь, что иду на страдание за православие.

После этого снова пришел упомянутой нотарий, который и взял святого из темницы; все присутствовавшие неутешно рыдали, сожалея о разлуке с преподобным. Святой Мартин был посажен на корабль и отправлен в заточение в Херсон16; здесь его морили голодом, лишали всего необходимого, так что через два года он отошел ко Господу17. Честное тело его было погребено вне города Херсона в храме Пресвятой Богородицы, именуемой Влахернской. Скоро гробница его стала привлекать множество народа: самые разнообразные и многочисленные исцеления получали болящие по молитвам святого и благодати Господа нашего Иисуса Христа, Ему же со Отцом и Святым Духом, слава во веки. Аминь.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.