google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святой Алексей Товт, протопресвитер | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святой Алексей Товт, протопресвитер

Май 6th 2013 -

Святой Алексей Товт, протопресвитер

Память 24 апреля, в Соборе Галицких святых (Львов.)

Отец Алексей Товт родился 6 марта 1854 года в деревне Ольшавица Шписского комитета в Угрии, в тогдашней Австро-Венгрии, близ Прешова, 18 марта 1854 г. в карпаторосской семье униатского священника Георгия Товта и матери Цецилии.

Отец настоятельствовал в округе Сепеш. Брат о. Алексея тоже стал униатским священником, а дядя был епископом.

Начальное образование о. Алексей получил в школе в Гемнице, 8-и классной гимназии в Пряшеве, прошел военную службу, учился в течение года в Римо-католической семинарии в Эстергоме (Острохолм), закончил униатскую семинарию в Ужгороде и богословский факультет в Прешевском университете. О. Алексей к учению был прилежен, выучил несколько языков (карпаторусский, венгерский, русский, немецкий, латинский и мог читать по-гречески).

По окончании семинарии женился на дочери священника Розалии Михайлич, и на 24-м году своей жизни 18 апреля 1878 г. принял священный сан, рукополагал его дядя Прешовский епископ Николай (Товт). Первое время о. Алексей служил вторым священником. В 1879 г. умерла матушка Розалия, а вслед за ней и их единственный ребенок.

В мае 1879 г. о. Алексей был назначен секретарем Прешевского епископа и главой епархиальной канцелярии. Одновременно он заведывал детским приютом для сирот и преподавал в Семинарии Историю Церкви и Каноническое право, что ему впоследствие очень пригодилось в его служении в Америке.

В октябре 1889 г. в ответ на прошение униатского прихода в США епископ Прешовский Иоанн (Валий) посылает о. Алексея в Америку, приходским священником в униатский приход в Минеаполисе, штат Миннесота, который подчинялся епископу латинского обряда. 3 ноября 1889 г. о. Алексей прибыл в Америку. По приезде в Миннеаполис о. Алексей, явился к своему епархиальному архиепископу Иоанну Айрланду, который принедлежал к партии американцев ратующих за «американизацию» всех римо-католиков в Америке. Он считал, что его паству должна объединять одна вера, культура, обряды и язык. Естественно, различные этнические группы и духовенство не-латинского обряда не вмещались в эти рамки. О. Алексей вспоминал:

"Я представился архиепископу Иоанну Айрланду 19 декабря 1890 г, поцеловал его руку (без поклона, что было моей большой ошибкой, которую я впоследствие признал), и передал ему мои рекомендации. Хорошо помню, как он читал их около 15 минут, после чего начался строгий допрос (беседа велась на латинском). У вас есть жена? Я ответил, что нет, но я был женат и овдовел. Когда архиепископ это услышал, то бросил мои документы на стол и закричал: «Я уже послал протест в Рим, чтобы мне не присылали сюда подобных священников» Я спросил архиепископа, каких священников он имеет ввиду. Архиепископ ответил: «Таких как вы». В ответ я заметил, что являюсь католическим священником греческого обряда, я униат, был рукоположен законным католическим епископом. — «Я не считаю ни вас, ни вашего епископа католиками; более того, мы тут не нуждаемся в униатских священниках, с нас достаточно польского священника, который может обслуживать католиков греческого обряда». Я возразил: «но он же латинского обряда, наши люди его не поймут, и не примут, они именно для этой цели построили себе церковь». — «Я им не давал разрешения, и вам не позволяю тут служить». Я был так обижен таким фанатичным отношением римо-католического епископа, что резко ответил: «В таком случае я не нуждаюсь ни в вашей юрисдикции, ни в вашем разрешении, я знаю каноническое право Католической Церкви, и знаю как Уния была установлена, и в согласии с этим буду продолжать тут свое служение». Архиепископ побледнел, и я тоже. Затем последовал обмен слов, который не стоит повторять.

Два дня спустя меня навестил о. Яков Почольский, польский священник, он был в ужасе: «Ради Бога, отче, что вы натворили? Архиепископ написал мне, чтобы я порвал с вами всякое общение, и что он не считает вас законным священником, и строго приказал объявить с амвона, что он запрещает прихожанам принимать от вас какие-либо таинства». Я ответил, что они с архиепископом могут делать, то что считают нужным, но я не собираюсь сдаваться и мне безразлично, что они с архиепископом собираются делать.
В польском римо-католическом храме был прочитан указ архиепископа, что он не считает меня католиком, и что все мои пастырские труды тут тщетны, и он запрещает русинам посещать их храмы. Архиепископ написал в Рим требуя поддержки и угрожая изгнать из своей епархии всех униатских священников. Я в свою очередь написал обо всех притеснениях униатскому епископу, спрашивая его какие будут дальнейшие распоряжения, но ответа не получил. Наконец я получил письмо от канонника Иосифа Дзюбая: «Ради Бога, терпи, и если епископ сомневается, что ты католик, поклянись, но докажи ему, что это так». В другом письме он просил меня письменно изложить как я был принят архиепископом, советовал сделать это осторожно и мудро, т.к. письмо должно было пойти в Рим. После получения моего ответа, он написал, что письмо написано слишком резко, а посему он не может посласть его в Рим, несмотря на то, что я все делал согласно данным мне предписаниям. В других американских епархиях католические епископы проявили ту-же нетерпимость по отношению к униатскому духовенству, только потому, что они были женаты и совершали службы на церк. -славянском, а также потому, что они лишали доходов духовенство латинского обрада. Они не допускали их в свои храмы, проклинали и унижали их. Епископ Питсбурга заявил, что «женатый священник не может быть ни хорошим, ни католиком!» Все наши жалобы вызвали только один ответ: «Всем униатским священникам следует вернуться к себе на родину».

В октябре 1890 года из 10 американских униатских священников 8 собрались в городе Вилькесбарре, штат Пеннсильвания под председательством отца Алексея. Ожидая высылки из Америки, отец Алексей объяснил сложившуюся ситуацию своим прихожанам и спросил — не лучше ли ему вернуться в Европу. В ответ они категорически запретили ему оставлять свою паству и предложили обратиться к русским православным епископам. «Почему мы всегда должны подчиняться иностранцам?» Было решено написать письмо в русское консульство в Сан-Франциско, чтобы узнать адрес русского епископа в Америке. Один из прихожан Иван Млинар поехал в Сан-Франциско, чтобы встретиться с епископом Алеутским Владимиром; затем в феврале 1891 года отец Алексей и его староста Павел Поданый, также отправились в Сан-Франциско и встретились с епископом Владимиром. В марте сам епископ Владимир прибыл в Миннеаполис и 25 марта 1891 года принял отца Алексея и его прихожан (числом 361) в лоно Православной Церкви, Церкви их предков.

Инициатива перехода в Православие принадлежала самим прихожанам отца Алексея, среди униатов не велась миссионерская работа, потому что о их существовании в Америке русские иерархи тогда еще ничего не знали.
Епископ Владимир назначил отца Алексея благочинным и поручил ему также окормлять открывшийся приход в Чикаго. Только год спустя после перехода в Православие, в июле 1892 года, Святейший Синод Русской Церкви официально принял отца Алексея с прихожанами в Алеутскую и Аляскинскую епархию, этот указ был получен в Америке только в октябре.
С 1893 года отец Алексей — настоятель церкви в Вилькесбарре. Первое время ему и его прихожанам пришлось столкнуться с открытой религиозной и национальной враждой. Его обвиняли в продаже своей веры и карпаторосского первородства «москалям» за деньги. На самом деле отец Алексей долгое время вообще не получал жалования от Синода и, чтобы содержать себя вынужден был работать в пекарне. И даже в своей нужде он не забывал нищих и обездоленных. Он уделял часть своего жалования многодетным священникам, у которых положение было еще более тяжелое, отдавал последние гроши на храм и на содержание семинарии в Миннеаполисе.

В 1893 году отец Алексий был возведен в протоиереи. Русские архиереи в Америке — Владимир, Николай, святой Тихон и Платон по достоинству оценили талант проповедника у отца Алексея и постоянно посылали его на проповедь в места поселений эмигрантов со славянскими корнями. Он всегда послушно исполнял возложенное на него Церковью послушание и посещал многие униатские приходы, объясняя разницу между римо-католичеством, протестантизмом, униатством и православием, подчеркивая, что спасение находится в Православной Церкви. К 1898 году 3 униатских священника со своими бщинами воссоединились с Православной Церковью, а к 1909 году, благодаря его трудам, 17 униатских приходов перешли в Православие, и около 29 000 униатов.

Миссионерские труды отца Алексея не остались незамеченными и высшей церковной властью, он был награжден всеми наградами, которые может получить священник — митрой от Синода, орденами св. Владимира и св. Анны от Государя, а в 1907 году святитель Тихон (Белавин), который был духовником отца Алексея и высоко ценил его личные качества, предложил ему стать епископом для русинов — выходцев из Австро-Венгрии, но он отказался сославшись на преклонный возраст.

В 1905 году отец Алексей был инициатором создания «Русского православного кафолического общества взаимопомощи». С его почина и уже после его смерти в Америке и на его родине, в Словакии, в Православие перешли сотни тысяч униатов.

В 1909 году, незадолго до кончины, отец Алексей был возведен в сан протопресвитера. К концу 1908 года его здоровье стало ухудшаться, последние два месяца перед смертью он был прикован к постели и 24 апреля 1909 года тихо отошел ко Господу.

29 мая 1994 года, ко 200-летию Православия в Америке, отец Алексей был прославлен в лике святых Православной Церковью в Америке. Его нетленные мощи хранятся в раке у иконостаса храма святителя Тихона Задонского в Тихоновском монастыре в Южном Ханаане, штат Пеннсильвания.

Комментарии закрыты.