google-site-verification: google21d08411ff346180.html Житие и подвизание иже во святых отца нашего Порфирия Газского | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Житие и подвизание иже во святых отца нашего Порфирия Газского

Март 10th 2011 -

Наконец, иже во святых епископ объявил народу пост и молитву, дабы Господь открыл им, как следует поступить, и постившись в этот день и молившись Богу об этом, окончили святое собрание вечером. По окончании собрания, дитя около семи лет, стоявшее со своею матерью, внезапно закричало, говоря: Сожгите внутренний храм до земли, ибо в нем совершалось много ужасов, в особенности человеческие жертвы. Сожгите же его следующим образом: принесите жидкой смолы, серы и свиного сала: смешайте эти три и обмажьте бронзовые двери, и подожгите их; таким образом сгорит весь храм; иначе же невозможно. Внешний же храм оставьте вместе с оградой.

И, сжегши, очистите место и постройте святую церковь. Он сказал и следующее: свидетельствую вам перед Богом, не поступайте иначе; говорю не я, но говорит во мне Христос. Это он сказал на сирийском языке. Все слышавшие удивлялись и прославляли Бога. 67. Чудо это дошло и до слуха преподобного епископа, и воздев руки свои к небу, он [52] прославил Бога, сказав: «Слава тебе, Отче Святой, я утаил еси от премудрых и разумных и открыл еси та младенцем» (Матф. 9, 25). И приказал дитяти и его матери быть в епископии после отпуска в церкви; отведя дитя, он сказал женщине: Заклинаю тебя Сыном Бога живого, скажи, по твоему внушению или по чьему-нибудь, с твоего ведома, твое дитя произнесло то, что сказало про Марниум? Женщина же отвечала: Предаю себя страшному и ужасному судилищу Христову, если я что-нибудь знала наперед из того, что произнесло в этот день дитя мое. Если тебе угодно, вот дитя: возьми его и расспроси с угрозами, и если сказал это по чьему-либо внушению, он из страха признается, если же не скажет ничего иного, то ясно, что он был вдохновляем Духом Святым. Епископ, выслушав слова женщины и похвалив, сказал, чтобы она ненадолго удалилась и привела дитя; когда дитя предстало, он сказал: Кто внушил тебе произнести в церкви то, что ты говорил по поводу Марниума? Дитя молчало. Тогда преподобнейший епископ приказал принести бич и положить дитя для того, чтобы его устрашить, и, держа бич, громко закричал, говоря: кто сказал тебе, чтобы ты говорил? скажи, чтобы не быть биту бичом. Дитя же оставалось в молчании, не говоря ничего. Тогда и мы, присутствовавшие, говорили ему то же самое, с угрозами. Он же не двигался.

[53] 68. Наконец, когда все успокоились, дитя, раскрыв свои уста, сказало по-гречески: сожгите внутренний храм до земли, ибо в нем совершалось много ужасов, и в особенности человеческие жертвы. Сожгите же его следующим образом: принесите жидкой смолы, серы и свиного сала; смешайте эти три и обмажьте бронзовые двери и подожгите их; таким образом сгорит храм; иначе же этому произойти невозможно.

Внешний же оставьте с оградой. И, сжегши, очистите место и там постройте святую церковь. Свидетельствую вам паки пред Богом, не поступайте иначе. Ибо говорю вам не я, но Христос во мне. Преподобнейший епископ Порфирий и сущие с ним, услышав удивились дерзновению дитяти и тому, что он говорил раздельно, и призвав его мать, спросил ее, знает ли она или ее сын греческий язык. Она же клятвенно уверяла, что ни она, ни ее дитя не знают по-гречески. Преподобнейший Порфирий, снова услышав, прославил Бога и принеся три номисмы, дал женщине. Мальчик, увидав номисмы в руке своей матери, воскликнул, сказав на Сирийском языке: не бери мать, не продавай и ты за золото дар Христов. И опять, услышав, мы удивлялись более. Женщина же возвратила три номисмы, сказав епископу: молись за меня и за мое дитя и препоручи нас Богу. И преподобный епископ отпустил их с миром. [54] 69. Утром же, собрав благочестивых клириков и христолюбивый народ, а также и чудного Кинигия и архонтов, рассказал им, как изрекло дитя по поводу Марниума; услышав, они удивились и согласившись сказали, чтобы по словам отрока он был таким образом сожжен. И так, принеся жидкую смолу, и серу, и свиное сало и смешав эти три, обмазали внутренние двери, и сотворив молитву, подложили огонь, и тотчас занялся и воспламенился весь храм; те из воинов и чужестранцев, которые были в состоянии, хватали из огня, что попадалось: золото, пли серебро, или железо, или свинец. 70. Был там муж из воинских начальников, называемый трибуном 68, приставленный к сожжению храма. По видимости он был Христианин, но в тайне от толпы – идолопоклонник. Он, присутствуя и видя сожжение, и хищение со стороны воинов, терзался и под предлогом бесчиния их, нещадно бичевал всякого, кого находил несущим что из добычи. Когда это так происходило и стены рушились от огня, внезапно горящая балка упала на трибуна и навлекла на него двойную смерть: разбив ему голову, остальное тело она сожгла, и тотчас верующие из воинов и христолюбцы из народа, узнав про него, что он был склонен к идолам, прославили Бога и сказали оный псалом, говорящий: Что хвалишься во злобе сильне? беззаконие весь день, [55] неправду умысли язык твой: яко бритву изощрену сотворил еси лесть. Возлюбил еси злобу паче благостыни, неправду, неже глаголати правду.

Возлюбил еси вся глаголы порочныя, язык льстив. Сего ради Бог разрушит тя до конца: восторгнет тя и преселит тя от селения, твоего и корень твой от земли живых (Псал. 51, 3-8), и следующие слова псалма. Капище продолжало гореть много дней. 71. После этого были произведены обыски по домам (во многих дворах находилось много идолов) и то, что было находимо, предавалось огню или было бросаемо в грязь. Были находимы и книги полные волшебства, которые они называли священными и по которым идолопоклонники совершали таинства и другие беззакония; и эти книги подверглись той же участи, как и их боги. 72. Многие прибегали к святой вере: одни от страха, другие, раскаиваясь в прежнем образе жизни, и всем отверзала двери святая церковь, памятуя о священном Писании, которое говорит: толкущему отверзется и ищай обретает (Матф. 7, 8), и паки: аще виною, аще истиною, Христос проповедаем есть (Филип. 1, 18). Некоторые из верных говорили преподобному епископу, что не следовало принимать тех кто приходит из страха, но тех, кто с добрым намерением. 73. Преподобный епископ отвечал так: есть добродетели, которые являются у людей вследствие [56] обстоятельств. Подобно тому, как купивший раба нерадивого, с начала вразумляет его всячески образумиться и работать простосердечно, когда же обретет его вовсе не внимающим вразумлению, тогда по необходимости устрашает его, бьет, связует и тому подобное, не желая его погубить, но сохранить и научить должному, таким разумейте и Бога, который долготерпелив к нашему нерадению, часто советует нам полезное через Писания и других святых мужей, и когда мы не повинуемся, то всячески желая, как благий и человеколюбивый Владыка, приобрести нас, а не отвергнуть, устрашает и наказует нас, призывая нас с нуждою к признанию должного. Почему и говорит Божие Писание: егда убиваше я, тогда взискаху его и обрящахуся и утреневаху к Богу (Псал. 77, 34); и паки говорит ради отклоняющихся и отказывающихся от ига Божия: браздами и уздою челюсти их востягнеши не приближающихся к тебе (Псал. 31, 9). Необходимо, чада мои, чтобы человечеству было напоминаемо страхом, угрозами и наказанием. Посему паки говорит: Благо мне, яко смирил мя еси яко да научуся оправданием твоим (Псал. 118, 71). Это сказал я ради желающих приступить к святой нашей вере. Ибо если они приблизятся и с колебанием, время, Христу благоволящу, может умягчить их; и другое возвещу вам, что если они не окажутся достойными веры, как бывшие в одежде зла, [57] то родившиеся от них могут спастись, обращавшись в добром. 74. Сказав это и убедив братию, преподобный Порфирий принимал всех желающих быть просвещенными, огласив их в течение многих дней не только перед крещением, но и после этого; он постоянно учил слову, не беседуя высокопарно из желания выказаться, но уча простыми речами, и разрешая все от писания. И так в тот год присоединилось к стаду Христову около трех сот имен, и с того времени ежегодно число христиан умножалось. 75. Когда Марнион был в конец сожжен и порядок в городе восстановлен, блаженный епископ советовался с честнейшим клиром и христолюбивым народом о создании святой церкви на сожженном месте, как ему было объявлено в откровении, когда он находился в Константинополе, и ради чего он получил деньги от благочестивой царицы Евдоксии. И так он, отпустив архонтов и христолюбивый народ, часть подкрепления удержал для того, чтобы не случилось какой перемены после ухода их, и не только для этого, но и для помощи при свозе материала для названой святой церкви. Некоторые советовали построить ее во положению капища: оно было кругловидно и обнесено двумя портиками, находившимися один в другом; по середине был киворий 69 с отдушиной, простиравшийся в [58] вышину; он имел и другие приспособления для идолов, приноровленные к тому, что происходило у идолопоклонников, и было грязно и беззаконно. И так, некоторые говорили, чтобы святая церковь была выстроена по этому положению, другие же не соглашались, говоря, что следует уничтожить и самую память о положении. Говорившие это, убедили всех, как сказавшие хорошо, преподобный же епископ сказал: предоставим и это воле Божией. В то время, когда очищалось место, прибыл магистриан, привезший царское послание приснопамятной Евдоксии. В нем заключался привет и просьба о молитве за нее и за царей – ее мужа и сына. На другой же хартии, отдельно от письма, был план святой церкви, в виде креста, как зрится теперь, и в письме заключалось, чтобы святая церковь была выстроена по плану. Иже во святых Порфирий обрадовался, прочтя и посмотрев на план: он узнал, что и это случилось по Божественному откровению, и вспомнил слова писания: сердце царево в руце Божией (Притч. Солом. 217 1). В письме заключалось еще, что будут посланы многоценные колонны и мраморы. 76. Когда был вывезен пепел и уничтожены все мерзости, оставшиеся обломки мраморных украшений Марниона, которые, как говорили, были священны, и находились в месте недоступном, в особенности для женщин, преподобный епископ [59] решил вставить в площадь, вне, перед храмом, дабы их попирали, не только мужи, но и жены, и свиньи, и звери. Это опечалило идолопоклонников сильнее, нежели сожжение храма, почему многие из них, в особенности женщины, не ступают на мрамор даже доныне. Немного времени спустя, он объявил пост на один день, и по отпусте утренних молитв боголюбивый епископ приказал каждому христолюбивому мужу принести кирки, грабли и подобные тому орудия. Это он объявил заранее, о вечера, для того, чтобы все утром обрелись наготове, что и было исполнено. 77. Когда народ собрался с названными орудиями во святой церкви, называемой Ирина, он приказал, чтобы все вместе с пением отправились в прежде бывший Марнион, а сам следовал, неся святое евангелие и имея вокруг себя честный клир, по истине подражая Христу с учениками. Перед народом предшествовал приснопамятный Вароха, неся изображение честного креста, по обе же стороны народа были воины, оставленные ради благочиния в городе. Идя, они пели, и на местах разделения псалма, говорили: аллилуйя. Был же псалом, который они пели:

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8

Комментарии закрыты.