google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Стефан Великопермский | Алчевск Православный

Святитель Стефан Великопермский

Май 8th 2013 -

Был сумрачный северный день.

Тускло поблескивала вода Вычегды. Ветер шумел в верхушках вековых сосен, словно бы цеплявшихся за тучи, низко обложившие все небо...

Наверное, так же шли в воду Днепра жители Киева, когда святой князь Владимир крестил Русь.

И так же, как в 989 году над Днепром, разнеслись над суровой северной рекой вечные слова:

— Крещается раб Божий... Во имя Отца и Сына и Святаго Духа...

Впервые прозвучали эти вечные слова на пермском языке, словно не из далекой земли были принесены они, а здесь и возникли из немолчного шума вековых сосен, из тусклого блеска холодной реки...

— Ниман тенид, Мезосо, ниман тенид!

А когда совершено было таинство миропомазания, когда прозвучали слова: «...печать Духа Святаго», вдруг раздвинулись тучи, и ясный небесный свет озарил лица первых христиан Пермской земли.

И наполнились светом их души...

И умерли они для прежней жизни, и получили благодать Святаго Духа, дарующего жизнь новую...

А Стефан, поставив в лодку икону Божией Матери, поплыл по Вычегде. Ловко управляясь шестом, заходил в притоки, проникая в самые глухие селения зырян.

Места были дикие, необжитые...

Однажды, причалив к берегу, Святитель увидел перед собой огромного медведя. И надо было вернуться, запрыгнуть назад в лодку и уплыть, но Стефан не испугался. Сотворил крестное знамение, и медведь, рыча, убрел в чащу, освобождая путь святому.

На этой заросшей дремучими непроходимыми лесами земле, куда приплыл Стефан со словом Божьим, люди веровали в своих богов.

У пермяков был злой дух, живущий под землей. Звали его — Куль.

А низших духов, управляющих миром от имени великого духа, было такое множество, что ими наполнены были воды, леса, камни, огонь…

Зыряне повсюду ставили идолов, изображавших этих божков и, чтобы умилостивить, одаривали их мехами… Особенно же почитали пермяки Воипеля. Они считали, что этот дух защищает их землю.

Всего сто лет оставалось до конца времен…

Слишком мало времени, чтобы спастись для вечной жизни целому народу, и Стефан не желал терять времени, он действовал решительно и быстро.

Приближаясь к зырянским селениям, Стефан прежде всего искал кумирни, где стояли идолы. Он рубил их «обухом в лоб» и, расколов на мелкие щепки, сжигал вместе с мехами, принесенными в дар этим богам.

Разрушение кумирен считалось у пермяков самым страшным преступлением. И, разрушая кумирни, Стефан никогда не действовал тайком, ни разу не пытался скрыться. Разведя костер на месте бывшей кумирни, он молился Богу и ждал, когда сбегутся, заметив дым, вооруженные идолопоклонники. И тогда, бесстрашно стоя перед разъяренной толпой, начинал проповедь.

И столь велика была сила Святителя, что стихали враждебные выкрики, и слова об истинном Боге и Спасителе нашем западали в простые сердца лесных жителей, и свет Христовой любви впервые врывался в их души.

Считается, что основная зырянская кумирница, возле которой жили тогда главные жрецы, находилась в селении Гам на Вычегде.

В Гаме уже знали о появлении христианского проповедника, и готовились к отпору. Знал об этом и Святитель, но опасность не устрашила его. Выбрав время, когда никого не было близ окруженной заповедной рощей кумирницы, он поджег ее и сел рядом, погрузившись в молитву.

Идолопоклонники не заставили ждать себя. Великое множество зырян, вооруженных топорами и кольями, окружили Святителя.

И казалось, что уже нет спасения.

Подступившие язычники не могли только решить, какой смертью должен умереть Стефан. В конце концов, они притащили солому и начали обкладывать ею Святителя, готовясь «сотворить запаление рабу Божьему».

И Стефан понял, что близка кончина его.

«В руце твои, Господи, предаю дух мой, покрый мя крылама твоея благости!» — прочитал он молитву.

И снова небесная благодать излилась на присутствующих, стихли яростные выкрики, в наступившей тишине звучал только голос Стефана, несущий Свет и Спасение.

— Люди! — говорил Стефан. — Доколе не отступите вы от прельщения бесовского? Или вы не боитесь суда Божия и огня вечного? Чего ради поклоняетесь идолам и нарицаете их богами вашими? А они ваших же рук дело: уста имеют, а не говорят, имеют уши, а ничего не слышат... Уразумейте заблуждение ваше и ослепление и оставьте эту пагубную суету идолослужения. Познайте единого Бога, в которого веруют христиане. Приступите к Нему, и просветитесь. Он утвердил небо, основал землю, держит все сотворенное и управляет всем миром. Он все видит и все слышит, и нужды каждого знает, и о всех промышляет, всем помощник и хранитель, и нет другого Бога, кроме Него!

Легендами и преданиями окутан путь Стефана по Пермской земле…

И сейчас еще укажут вам камни, на которых встреч течению поднимался Святитель, и сейчас еще проведут в Усть-Выми на холм, где срубил Стефан «прокудливую березу» — главную святыню зырян.

Предание рассказывает, что после каждого удара топора Святителя «прокудливая береза» плакала мужскими и женскими, старческими и младенческими голосами: «Стефан, Стефан, зачем ты нас гонишь отсюда, здесь наше древнее пребывание!» — и после каждого удара струились из дерева смрадная кровь.

Падая, «прокудливая береза» коснулась верхушкой речной воды и Вымь отошла от холма, изменив свое русло.

Зыряне, узнав о гибели «прокудливой березы», попытались все-таки убить Стефана.

«И начатые зле наступати, хотяху и келию разбити и святаго отгонити или смерти предати, несяху с собою всяк дреколие и луки и стрелы, — говорится в «Повести о Стефане Пермском». — Но святый, видя их тако ярящихся, а сам нимало от таковаго их злаго нападения убояся, но силою Божиею запретив им, и абие вси во един час ослепоша».

Святитель Стефан пообещал вернуть зрение идопоклонникам, если они вырубят лес на горе близ того места, где стояла его келья. Ослепшие зыряне вынуждены были согласиться и на ощупь вырубили заповедную рощу. Однако, когда зрение вернулось, «раскаяхуся» они, что трудились бесплатно, и снова начали грозить убить принявших крещение учеников Стефана, а самого святителя — изгнать. И тут вновь поразила их слепота и, чтобы излечиться от нее, вынуждены были идолопоклонники окопать гору, где жил Стефан, сделать насыпь и ров.

На расчищенном от языческой чащобы холме воздвиг Стефан церковь — храм Благовещения Пресвятой Богородицы. Если вспомнить, что Благовещение — это начало пути ко спасению человечества во Христе, то становится ясным, почему святитель Стефан первым на пермской земле воздвиг именно этот храм.

При Благовещенской церкви в Выми он учредил училище, в котором и учил детей по Часослову и Псалтири, переведенным им на зырянский язык. Богослужение в Благовещенской церкви тоже совершалось на зырянском языке.

«Из учившихся грамоте, — пишет Епифаний Премудрый, — тех из них, кто выучивал святые книги и в них разбирался, одних он ставил в попы, других в дьяконы, третьих в иподьяконы, пятых в певцы, пение им перепевая, и перелагая, и уча их писать пермские книги».

Когда Благовещенская церковь перестала вмещать всех верующих, Стефан приступил к строительству храма в честь святого архангела Михаила, в день памяти которого, 8 ноября, он и начал свою проповедь на пермской земле.

Как гласит предание, идущие в Усть-Вымь зыряне несли сюда — каждый по горсточке — землю. Из этой земли и насыпан холм на берегу Выми, на котором поднялась Михайло-Архангельская церковь.

Стефан сам писал иконы для Усть-Вымских храмов, сам совершал в них службы. Помогали ему новокрещеные. Обучившись пермской грамоте, они читали в церкви Часослов, Осьмигласник, Псалтырь... Стефан не только привлекал красотой, но и приобщал учеников своих к созданию красоты церковной службы.

Теперь местные «кудесники» и «обаянники» забеспокоились всерьез. Можно было восстановить разрушенные Стефаном кумирни, — но как погасить свет в прозревших душах? Можно было не беспокоиться, дожидаясь смерти Стефана, — но как быть спокойными, если на Пермской земле появятся тысячи Стефанов?

И раньше кудесники подговаривали зырян убить Стефана, но те отказывались, отвечая, что, дескать, вот если бы сам Стефан начал с ними драку, то и им хорошо было бы бить его... Но вот беда, скверный обычай у Стефана, не начинает он драки...

Теперь же, после успеха Стефановой проповеди, зыряне даже и слушать не хотели своих «обаянников».

— Пошто с ногами говорите? — отвечали они. — Если вы правы, идите и говорите с головой! Идите, со Стефаном спорьте, чьи боги сильнее.

И вот зимой из Княжпогоста пришел в Усть-Вымь главный пермский кудесник Пама или, как его называли, Пам-сотник.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.