google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Ливерий, Папа Римский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Ливерий, Папа Римский

Сентябрь 8th 2013 -

Святитель Ливерий, Папа Римский

Память: 27 августа / 9 сентября.

Святитель Ливерий исповедник, Папа Римский, вступил на престол в 352 году после смерти папы Иулия.

Незадолго до избрания Ливерия положение православных стало угрожающим. Император Констант, поддерживавший св. Афанасия, был убит узурпатором Магненцием, который через год сам был разбит Констанцием, ставшим единым правителем империи. Констанций с молодости был окружен арианским духовенством, которое имело на него большое влияние. При жизни Константа он должен был быть более сдержан в проявлении своих симпатий. Теперь же — полноправный самодержец — он получил свободу действий.

Констанций был убежден, что дело государственной власти — решать религиозные вопросы и руководить религиозной жизнью граждан. Он стал осуществлять этот принцип с упорством и жестокостью. Преследуя язычников, он употребил свою власть и для поддержки ариан против православных, прибегая к жестокому произволу. «Ни в одном языческом храме солдаты не производили насилий, подобных тем, посредством которых они обагряли кровью базилики Александрии или Константинополя, когда они изгоняли православных пастырей с тем, чтобы водворить в них самозванцев». Император видел в арианах силу, которая могла поддержать его и на которую ему можно было опереться. Он великолепно сознавал, что среди епископов, по крайней мере, на Востоке, осталось уже мало твердых и всецело преданных никейскому исповеданию. Единственный, кого необходимо было сломить, — это Афанасий, архиепископ Александрийский. Непреклонный поборник Никеи, египетский святитель собирал вокруг себя рассеянные силы православных и был вождем, пользовавшимся огромным влиянием и популярностью в народе. Нужно было во что бы то ни стало добиться низложения св. Афанасия. Император надеялся, что, удалив Афанасия, можно будет принудить и Восток и Запад принять вероисповедную формулу, которую Констанций утвердил в 351 году на Сирмийском Соборе. Важным шагом к достижению этого император и ариане считали склонение и Рима на свою сторону.

Едва только святитель Ливерий вступил на свою кафедру, как ариане обратились к нему с обвинением против Афанасия и с требованием его низложения. Обвинения были вздорными и клеветническими и вопросов веры пока не затрагивали. Ливерий отверг ложные наветы и объявил об этом на собрании своих епископов. Он предложил созвать Собор в Аквилее, где в то время находился император, чтобы раз и навсегда оправдать гонимого александрийского святителя. Он прекрасно знал истинные мотивы клеветы на св. Афанасия, бывшего самым опасным противником для ариан.

Император как будто бы не возражал против Собора, и папа послал к нему двух легатов, чтобы обсудить этот вопрос. Легаты поехали в Галлию, и в Арле произошла их встреча с Констанцием. Они нашли его в окружении ариан. Епископ Валент, предводитель ариан, сумел убедить галльских епископов, которые плохо знали обстоятельства дела, что Афанасий виновен. Тем, кто не хотел признать этого, угрожали ссылкой. Угроза была применена и в отношении к легатам. Сначала им было обещано, что осуждением Афанасия они получат право защищать Православие, но потом ариане прибегли к грубому насилию.

Глубоким огорчением для папы Ливерия была весть о том что его послы изменили его наставлениям. Он писал письма Осию Кордубскому — старому защитнику Православия в Никее, сетуя на неверность легатов и на создавшееся прискорбное положение дел. Однако ни он сам, ни другие православные епископы не оставляли мысли о соборе. Констанций, казалось, шел им навстречу, но цель его была — на большом и широко представленном соборе осудить Афанасия.

В июле 355 года собор был, наконец, созван в имперской резиденции в Милане. Но епископы, поддерживаемые народом, оказали сильное противодействие стремлению императора низложить и осудить св. Афанасия. Они ссылались на то, что, по канонам, нельзя осуждать того, кого не выслушали. «Моя воля — для вас канон», — ответил Констанций. В этой печально знаменитой фразе заключалась вся политика императора в отношении Церкви. В конце концов под угрозами некоторые епископы уступили. Но Констанцию этого показалось мало. Многие из влиятельных святителей не подписали осуждения или не присутствовали в Милане; император разослал чиновников, которые объезжали города, собирая новые подписи. Главной своей неудачей Констанций считал то, что под документом не было подписи епископа Римского.

Между тем св. Ливерий правил своей паствой, как истинный пастырь добрый. За короткий срок он сумел завоевать любовь римлян. Народ почитал его за верность Православию и вдохновенное красноречие, а клирики полюбили его за мягкость, доброту и разумную снисходительность. Об этой особой любви к святителю свидетельствует даже и нецерковный историк Аммиан Марцеллин (Римская история, XV, 7, 10). Попытки ариан подорвать его авторитет в Риме окончились полной неудачей (Созомен, Церковная история, IV, 15).

Но Констанций хотел любой ценой добиться от папы покорности. Он знал, что своим авторитетом Римский епископ поддерживает италийский — и вообще западный — епископат и духовенство в верности Православию. Ему было известно, что Ливерий направил ободряющие послания тем епископам, которые за свою стойкость были отправлены в ссылку.

Первым знаком опалы явилась расправа над священником и диаконом, которых папа послал к императору для переговоров. Вслед за этим Констанций попытался склонить св. Ливерия увещаниями и посулами. Евнух Евсевий отправился в Рим с богатыми подарками. Он высыпал груду золота на гробницу апостола Петра как дар от императора. Но папа оставался непреклонным. Золото он приказал выбросить, считая его ценой предательства. Тогда император решил покончить с сопротивлением св. Ливерия. В Рим был послан префект с приказанием доставить папу в Милан. Префект вынужден был захватить первосвятителя среди глубокой ночи, потому что боялся народного возмущения.

Представ перед императором, папа снова повторил свое несогласие с осуждением св. Афанасия. «Как же ты высоко себя ставишь, что один вступаешься за безбожника и тем смущаешь мир вселенной?» — раздраженно спросил Констанций. «Пусть я один буду исповедником, — ответил папа, — вера от того не теряет. В древние времена их было всего трое, а они сопротивлялись». Тут в разговор вмешался евнух Евсевий. «Как! — закричал он. — Ты принимаешь нашего императора за Навуходоносора?» А присутствовавший при этом арианский епископ презрительно сказал: «Ему не очень-то нужна вера и соборные определения, он лишь хочет похвалиться перед римскими сенаторами, что переспорил государя» (Феодорит, Церковная история, II, 13; Созомен, Церковная история, IV, 11). Папе дали три дня для того, чтобы он в последний раз подумал и переменил свое решение. Но ни угрозы, ни обещания не заставили его изменить слову. Император понял, что ничего не добьется. Летом 355 года св. Ливерий был отправлен в ссылку в далекую фракийскую Верию под строгий надзор местного ариан-ского епископа Демофила.

Устранив Ливерия, Констанций решил таким же образом поступить с Афанасием Великим. Зимой 356 года он двинул в Египет целое войско. Во время ночного богослужения в Александрийском соборе солдаты ворвались в храм, пытаясь захватить св. Афанасия. Началось избиение народа. Но среди всеобщего смятения верные клирики сумели скрыть святителя. Наутро народ потребовал возвращения Афанасия, но префект ответил, что Афанасий сам отрекся от кафедры. Святитель тем временем скрылся в пустыне.

В Риме продолжались беспорядки, связанные с изгнанием св. Ливерия. «Когда, — писал блаж. Иероним, — он за веру был сослан в ссылку, то все клирики поклялись, чтобы не принимать никого другого. Но когда арианами был поставлен на место Ливерия Феликс, то многие нарушили клятву».

Св. Ливерий пробыл в изгнании полных два года. Он томился в тяжелых условиях, в непривычном климате, под постоянным надзором. Арианин Демофил прилагал все усилия, чтобы склонить папу подписать осуждение Афанасия и государственный вероисповедный символ. Он лгал, уверяя его, что Афанасий сам якобы отрекся от кафедры и скрылся, доказывал, что предлагаемый ему на подпись символ не противоречит никейской вере. В случае согласия он обещал немедленное возвращение папы в Рим. В конце концов, святитель Ливерий согласился на подпись.

Неизвестно в точности, какое вероопре-деление он подписал. В. В. Болотов полагает, что это было одно из исповеданий Сирмийского Собора 351 года. Св. Афанасий в связи с этим писал: «Преступление не на устрашенном, но на принуждающих медленною мукою».

«Он не отрекся от Никейского Символа веры, — говорит известный историк Церкви Л. Дюшен о св. Ливерии. — В то время, о котором идет речь, исповедания веры, которые предлагались восточными западным, не заключали ничего, противного вере; их можно было упрекнуть лишь в недостатке точности».

Что же представляли собой эти исповедания веры, эти символы? По букве они не могли быть признаны еретическими, но допускали широкое толкование. В них, безусловно, отбрасывалось учение Ария о Христе как о тварном существе. Но термин «единосущный» опускался. Проф. Б. Мелиоранский в одной из своих работ по истории Церкви вскрывает причину возникновения этих символов. Для многих вполне искренних православных термин «единосущный» еще казался в то время соблазнительным, так как, во-пер-вых, его не было в Св. Писании, а во-вторых, он как бы оправдывал монархианскую ересь Павла Самосатского: «единосущие» при неправильном толковании легко могло превратиться в «тождественность», и тем самым могло быть нарушено учение о Троичности. «Таким образом церковному большинству пришлось ощупью, в потемках искать выхода из лабиринта недоразумений на широкую дорогу Православия, причем еще искусно направляемая арианами светская власть ставила ему внешние западни и преграды».

Констанций поддерживал одно за другим разные такие исповедания, пытаясь двусмысленностью их формулировок привлечь православных и тем объединить верующих в желательном для него направлении. При этом он продолжал свою тактику грубого насилия.

Летом 357 года Констанций прибыл в Рим, где его встретил народ с требованием вернуть Ливерия. Влиятельные граждане непрестанно приносили Констанцию петиции. «Вы получите его, — сказал, наконец, император— Он вернется к вам лучшим, чем был, когда уехал». Однако император на всякий случай оставил в Риме своего ставленника Феликса, объявив, что последний будет править совместно с Ливерием. Но едва только папа Ливерий вступил в Рим, как народ встретил его с триумфом на Нументанской дороге, и церковное двоевластие быстро прекратилось.

Констанций продолжал тем временем свои попытки дать общее исповедание для империи. Он собрал Собор в Римини, на котором был предложен новый вариант символа. Св. Ливерий, занятый внутрицерковными делами, не послал представителей на Собор. Римская Церковь избежала участия в возобновившихся происках арианской партии.

Вскоре, в 361 году, Констанций умер и на престол вступил Юлиан. Во время его правления папа приложил все усилия для того, чтобы сберечь свою паству перед новой — языческой — угрозой. Когда после гибели Юлиана возник вопрос об отпавших, он, сам на себе испытавший тяготы и искушения, проявил мудрую терпимость и снисходительность.

Скончался св. Ливерий 24 сентября 366 года, окруженный любящими и преданными людьми.

Имя св. Ливерия с того времени навсегда остается связанным с тяжелыми годами противоарианской борьбы. Для Церкви он навсегда останется одним из тех подвижников, которые на своих плечах несли скорби и тяготы этой смутной эпохи. По словам блж. Иеронима, народ римский видел в нем «как бы победителя».

Деятельность св. Ливерия после возвращения в Рим, как и прежде, была в духе истинного Православия. И по прошествии шестнадцати столетий со времени его кончины христианский мир чтит в нем одного из древних святых епископов, словом и жизнью исповедавших апостольскую веру.

Свящ. А. Мень ЖМП. 1966. № 8 С. 52–57

Комментарии закрыты.